Ни поражений, ни побед

Факты. События. Комментарии
№32 (432)

Судя по сводкам новостей, объявленная война с исламским терроризмом разворачивается не совсем так, как хотелось бы. Тот, кто ожидал быстрого успеха, несколько просчитался. События последних дней порождают опасение, что международные террористы в малых военных акциях не поражения терпят, а, наоборот, достигают несоразмерно значительных успехов.
В эпицентре войны, в Ираке, мусульманские боевики чувствуют себя достаточно вольготно – по-прежнему убивают и чужеземцев, и единоверцев, взрывают нефтепроводы, хватают заложников, угрожая казнить их самым варварским способом. Собственные потери террористов не волнуют, ряды боевиков тут же восполняются и даже растут, а сопротивление их натиску тем временем начинает слабеть.
Одни страны снимают свои войска с позиций в Ираке, как это сделали Испания, Таиланд, Филиппины. Другие, как Египет и Кения, вопреки собственным обещаниям, попросту отказываются от борьбы, опасаясь, что волны террора захлестнут и их территорию. Казалось бы, разгромленная «Аль-Каеда» все-таки выжила, неизвестно куда запрятала своих главарей, обзавелась неплохо вооруженными филиалами не только в ряде ближневосточных государств, но и в Европе!
Нельзя не признать, что мусульманский экстремизм добился и определенных политических успехов. Палестинцы, непрерывно провоцируя Израиль на ответные действия, дождались-таки официального осуждения... еврейского государства со стороны почти всего мирового сообщества. Чеченские боевики продолжают запугивать население взрывами, убийствами, внезапными нападениями, однако мир склонен винить не их, а Россию. Поток террористических угроз все больше сгущает атмосферу тревоги в Америке и Европе, оказывая нешуточное воздействие на расстановку политических сил в этих регионах.
Это ли не победы? Разумеется, они не означают, что мы терпим поражение, но и победой тоже похвастать не вправе.
Мудрые политологи путаются, стараясь понять, что происходит. Разобраться, действительно, непросто. Тезис о вооруженном противостоянии двух цивилизаций, во-первых, страдает чрезмерным обобщением, а во-вторых, не находит убедительного практического подтверждения. Иудео-христианский и мусульманский мир на протяжении многих веков как-то уживались на планете, пусть и не питая сердечных симпатий друг к другу. Наоборот, политические, деловые, культурные их связи постоянно укрепляются и продолжают укрепляться. Главное же, означенный тезис рассыпается в прах, едва мы приложим его к реальности. Ни одна из сторон, если признать их и вправду открыто противоборствующими, рассчитывать на окончательную победу не может, да и не стремится к этому. Правящие круги всех, без исключения, мусульманских стран от поддержки международного терроризма решительно отказались. Это естественно – ни себя, ни других все-таки не стоит принимать за полных идиотов.
Тем не менее война идет. Война странная, абсолютно не похожая на все, что были в истории земной цивилизации. Агрессор не стремится захватить чужую территорию или обложить побежденных данью, он действует вне рамок какой-либо государственности, пользуется исключительно партизанскими методами вооруженной борьбы. Конечная цель этой борьбы остается неясной, размытой. Отдельные очаги воинственных набегов еще как-то можно логически объяснить, генеральную стратегию понять трудновато.
Уточним. Исламские боевики стекаются в Чечню и Ирак, горя желанием помочь «братьям-мусульманам» изгнать тех, кого они считают иноземными оккупантами. Палестинские экстремисты жаждут уничтожить еврейское государство, хотя признать такое желание во всех отношениях разумным невозможно. Действующим подпольно боевым группам в ряде мусульманских стран не терпится свалить существующие правительства, поскольку те слишком тесно якшаются с «неверными» и готовы сотрудничать с «сатанинским» Западом.
Все это вроде бы местные национальные конфликты, каких в мире было и еще будет немало. Но какой смысл устраивать террористические акты в Америке? Не собираются же экстремисты ее оккупировать или основательно подорвать мощной бомбой наш экономический и военный потенциал. А Франция? Исламизировать французов угрозами терактов – затея глупейшая. Так процесс можно только притормозить или вовсе остановить, вызвав у коренного населения решательный отпор. И зачем буйствовать, если Франция так тепло привечает мусульман, численность которых в этой стране уже перевалила за 6 миллионов человек? И разве в Европе лишь Франция гостеприимно раскрывает двери перед эмигрантами с Востока? С такой настойчивостью кусать руку, которая кормит да еще обещает и впредь быть щедрой, - это в систему европейской логики не укладывается.
Поневоле напрашивается вывод: никаких глобальных планов установления своего господства мусульманские террористы не выработали, а их расчеты на то, чтобы воцариться хотя бы во всем исламском мире, заранее обречены на провал, и они не могут этого не понимать. Осознанно или нет, террористы сводят свою задачу к другому: как можно сильней досадить ненавистному Западу, укусить так, чтобы боль пронизала и дрожь от страха охватила. К сожалению, в этом они преуспели. Хуже того, преисполнились уверенности, что никто не в силах помешать им и дальше действовать в том же духе. И действуют, чему все мы свидетели.
Если быть честным, приходится признать, что цивилизованный Запад пока не нашел надежного способа справиться с этой напастью. Успехи есть лишь в сфере пассивной обороны. Ужесточаем контроль, строим заградительные заборы, рыщем в поисках запрятанной взрывчатки и подозрительных лиц, укрепляем органы национальной безопасности и непрестанно призываем население к бдительности. Делаем много чего другого, хотя прекрасно понимаем, что полной гарантии от терактов все эти меры дать не могут. Надо полагать, отдаем себе отчет и в том, что вечно находиться в таком напряжении невозможно, сил не хватит. Нельзя же превращать свою жизнь в постоянное ожидание удара из-за угла.
Массовому мусульманскому терроризму надо положить конец. Только как? Пока в борьбе с ним мы действуем примерно так же, как человек, которого внезапно настигла туча кусачих москитов. Он машет руками, старается прихлопнуть побольше наглых насекомых, а туча не тает и, почуяв кровь, набрасывается на него еще злее. От москитов можно убежать. Нам от террористов бежать некуда.
Кажется, испробовали уже все: танковые рейды, ракетные обстрелы, тшательно выверенные точечные удары, беспощадно рушим гнезда террористов, одного за другим убираем их главарей... И все равно обнадеживающих результатов в этой, нового сорта, войне добиться пока не можем. Не удается даже найти и оборвать те нити, которые связывают террористов с щедрыми финансовыми источниками и военной индустрией. Без денег и без современного оружия международный террор был бы не более опасен, чем обычная уличная преступность.
Недавно Збигнев Бжезинский направил в администрацию президента письмо-рекомендацию, касающееся взаимоотношений США и Ирана. Бжезинский отнюдь не голубь, скорее – ястреб. Однако рекомендует сменить открытую враждебность к Ирану на сотрудничество с его правительством, с тем чтобы усилить свое влияние в этой стране. Возможно, такая стратегия окажется более плодотворной в борьбе с внешними угрозами, в том числе и с международным терроризмом. Власти мусульманских стран должны сами перекрыть кислород своим экстремистам, а наш долг – помочь скорейшему завершению этого процесса. И начинать, наверное, следовало бы не с насильственных демократических преобразований мусульманского мира, а с укрепления роли национальных правительств. Мустафа Кемаль Ататюрк освободил свою страну не только от иноземного ига, но и от местных исламских радикалов, причем действовал весьма жесткими методами. Но в результате создал социальный и политический фундамент для демократических преобразований в Турции. Истории известны и другие примеры подобного рода. Да и вообще редкая страна не проходила периода деспотии на пути к истинной демократии. Достаточно вспомнить тиранию Кромвеля в Британии, якобинскую диктатуру во Франции, авторитарный режим Франко в Испании и т.д.
Ислам – религия относительно молодая и полная сил. Призывать к ее уничтожению, как это позволяют себе некоторые горячие головы, наивно, с одной стороны, и вредно - с другой. Опасаться враждебного отношения правительств мусульманских государств тоже не стоит – воевать с правительственными войсками противника мы умеем гораздо лучше, чем с многочисленными разрозненными бандами, от которых неизвестно когда и чего ждать.