Искусство здоровью

Этюды о прекрасном
№33 (433)

Твоим свеченьем радостно лучась,
В печальный свой,
В последний, может, час
С тобой с начала
Путь свой начинаю...

Григорий Левин

Всякий раз, бывая на выставке по-настоящему талантливой живописи или скульптуры, на хорошем концерте, любуясь гармоничным архитектурным ансамблем в настроении самом тяжком и обстоятельствах, его запрограммировавших, «с начала путь свой начинаю». Меняю точку отсчета, взгляд на происходящее – очищаю душу, а порой и излечиваюсь от реальных хворостей и всяческих депрессий. Потому что любой поход в музей, галерею, театр, концертный зал куда эффективней визита пусть и к самому лучшему психотерапевту.
Наша газета, которая, наверно, больше других публикует материалы об искусстве, убеждала вас в этом мгогократно. Потому что мы твердо знаем: искусство на здоровье – «физическое, и духовное - действует благотворнейше.
Старую эту истину подтверждают теперь и последние научные исследования, что и стало толчком для одного интересного и полезнейшего начинания: наш мэр стал инициатором внедрения в жизнь новой программы, которая так и называется: «Искусство-здоровью». Речь идет о выставке в нью-йоркских госпиталях с последующим размещением отобранных картин и произведений прикладного искусства в больничных холлах, коридорах и палатах. И если картина хоть немного, хоть чуть-чуть повысит тонус больного, что всегда ведет к улучшению его состояния, - это будет замечательно! Маленькая, но победа.
Неделю тому назад программе дан был старт в Квинсе, непосредственно в огромном застекленном атриуме большого медицинского центра. Queens Hospital Center, один из крупнейших нью-йоркских госпиталей, построен давно, а вот корпус, соединивший в единое целое два прежних, вошел в строй лишь пару лет назад. Вот в этом-то новом корпусе, в холле, похожем на концертный зал, и состоялась эта тематическая выставка, имя, тема и звучание которой –
ДЖАЗ!
Джаз? В больнице? Да это же здорово! Джаз – это заряд оптимизма, это энергия жаркой Африки, влившаяся в мощный энергетический поток молодой, быстрой, деятельной и упрямой Америки, это музыка, родившаяся на рубеже прошлого и позапрошлого веков практически одновременно с новым, сломавшим все привычные каноны, устои и представления изобразительным, декоративным и прикладным искусством, которое и зовется современным, т.е искусством нашего времени – полуреволюционного, кровавого, жестокого и прекрасного. Его бешеный темп, его многоголосие, его полиреволюционность, его рваный ритм, его, если хотите, коллективная импровизация и жажда полнокровной жизни и нашли свое отражение в джазе.
Так уж случилось, что я, давняя поклонница джаза, здесь, в Америке, на родине его, на джазовых концертах почти и не бывала. А тут, как говорится, повезло: во-первых, увидела я музыкой насыщенную многоликую живопись восемнадцати видных нью-йоркских художников, а во-вторых...
Ну, о том, что живопись так же, как и архитектура,- это застывшая музыка, говаривал еще Гете, а то, что музыка столь же красочна и ярка, как живопись, доказывали и Кандинский, и Пикассо, и Брак, и множество их соратников и последователей. Что музыка – это путь надежды, что она всегда была важной составной частью жизни каждого из нас, даже если мы этого не осозновали, - об этом мы догадываемся. И именно это говорят нам представленные на выставке картины, каждая из которых – своеобразный джазовый дивертисмент: «Танец с ветром» Греты Джеклич; клезмерская музыка в джазовой аранжировке и живописном толковании Рикки Эшера, который признался, что по жизни его ведут Стравинский и Копленд, прямо-таки звучащие работы Алекса Хэрсли; лоскутные шедевры одного из немногих хранителей старинной техники изготовления квилта, стеганого покрывала, Майкла Каммингса. Его квилты, соединившие рукодельное искусство шотландских умельцев и индейских мастериц, просто великолепны.
Но самое большое впечатление произвело на меня полотно единственного в бригаде художников, решивших помочь своим искусством здоровью ньюйоркцев, нашенского иммигрантского живописца Михаила Губина. Да-да, того самого, которого Евтушенко назвал «Феллини в живописи», автора многих социально заостренных, философски осмысленных картин, побывавших на престижных выставках, даже осевших в коллекциях таких музеев, как Модерн Арт, Уитни, Зиммерли. В этом полотне, которое сразу вознесло меня к музыкально-живописным откровениям де Кирико, художник отслеживает и исследует извечную проблему: мир музыки и мир души музыканта, что есть музыка для человека, ей себя посвятившего, и что есть человек, музыке отдавшийся. Здесь сюрреалистическая концепция жизни, искусства, гражданственности. И эротики тоже. Эмоциональность взрывная. Название картины – «Би-Боп».
Би-Боп - пожалуй, самое современное из направлений в развитии джаза. Это он еще в сороковых стал теснить свинг, разрушая его штампы, усложняя в разработке тем и импровизаций гармонический язык, ритмику и тембровое своеобразие, выведя на авансцену инструменты ритмической группы и возведя на трон его величество саксофон.
Как упоенно поет саксофон! Здесь, в зале, в унисон красочным фантазиям живописцев, лабает джаз. И какой! Звезда Гарлема! Сам знаменитый Харольд Осли, игравший в юности рядом с Армстронгом, саксофонист, в чьем виртуознейшем исполнении композиции с будоражащей душу мелодической линией, сложной ритмикой и акцентировкой...Словом, чудо!
Конечно, Осли выступал в медицинском центре только в день торжественного «запуска» новой программы, «которая будет широко развернута во всех боро (т.е. районах) города», как сказал представитель мэрии Энтони Тасси. А вот увидеть эту очень интересную выставку вы можете до 26 августа в атриуме Queens Hospital Center на Джамейке, 82-68 164-th Street, куда прямо к входу подходит автобус Q 65.
Мероприятие чисто американское: инициатива мэра, организация квинсовского Совета по делам искусства, отдела культуры «райисполкома» и корпорации коллекций произведений искусства в госпиталях Нью-Йорка. Еще одна черточка американской жизни.