Арт Деко - всерьез и надолго

Этюды о прекрасном
№35 (435)

Многим кажется, что стилистика «Арт Деко», ровесника литературного серебряного века, завершила бренное свое существование вместе с первыми пушечными залпами Второй мировой, т.е. где-то в конце тридцатых прошлого века, времени, когда Европа буйно разгулялась в преддверии грядущих катастроф.
Собственно, и отпущено-то было этому «буржуазному», по определению советских искусствоведов, течению искусства всего ничего: короткий промежуток напряженного времени между двумя мировыми войнами. Не слишком-то райского времени: послевоенная нищета, память о потерях на фронте, жажда реванша, отголоски революционных российских бурь, беженцы, зарождение итальянского, потом немецкого фашизма и приход фашистов к власти... А где-то там, вне поля зрения ничего не желавшей видеть и слышать Европы - советские и немецкие концлагеря, казни, кровь, смерть.
И на фоне всего этого, одновременно и, в какой-то степени, в противовес новому бунтарскому, отрицающему всяческую «красивость», поименованную буржуазной безвкусицей, искусству, наперекор изломам модерна и разномастного авангардизма, как злая насмешка над лозунгами функциональности и раци- онализма всех и всяких произведений прикладного искусства, архитектуры и т.д., и т.д. – АРТ ДЕКО!
Элегантность, гибкость линий и форм, одухотворенная эротичность, эстетика капризной изнеженности, утонченного вкуса и китча одновременно – все это и в мебели, и в декоре интерьера, и в архитектуре. Украшательство, порой до абсурда, перегруженность деталями, тоже иногда без меры, ставка на роскошь... И в какие же это годы!
Конечно же, веяния Арт Деко проникли и в индустрию моды, предметов быта, даже в конструкцию и дизайн салона автомобиля, наложило отпечаток на поведение той части европейцев, парижан в особенности, которым заботиться о хлебе насущном слишком-то не приходилось. И вот что интересно: стилистика показной роскоши и нарочитой элегантности, адресованная прицельно людям богатым и пресыщенным, нашла своих «потребителей» в гуще класса среднего и ниже среднего тоже. Вот уж воистину – красиво жить не запретишь!
Один из отцов-основателей и самый, наверно, знаменитый, фонтанировавший идеями дизайнер Арт Деко Эмиль-Жак Рюльман сказал о родном своем стиле, что это «элегантный компромисс между обычным домом и выставочным павильоном”» В переводе на советский это означает "бьющая в глаза показуха, внедренная в быт».
Разумеется, вырос стиль Арт Деко не на пустом месте. Корни его – это французский неоклассицизм с его традициями античности и искусства Ренессанса и противопоставлением жизни человека с её борьбой, трудностями, ошибками и трагедиями «вечным» эстетическим нормам. И французское же декоративное искусство конца XIX и начала XX века. Ведь именно асы декоративного искусства Боннар, Дени, Руссель и Вилар возвели в ранг постулата мысль о том, что искусство в тех или иных дозах и проявлениях должно быть ( и с древнейших времен является!) обязательной частью любого, пусть даже самого скромного, интерьера. Что, кстати, каждому из нас, дорогие читатели, стоит взять на заметку. Прекрасный, заметьте, повод, чтобы отправиться в художественный музей Метрополитен, раскинувший крылья на нью-йоркской Пятой авеню между 82 и 84 улицами, и посетить две дополняющие друг друга, весьма любопытные выставки «Париж Арт Деко» и «Рюльман, гений Арт Деко».
Многое, очень многое можно почерпнуть для себя, многое, в чисто историческом плане узнать, многим полюбоваться и многому удивиться. Примкнули к Рюльману художники самые разные, и каждый из них обогатил стиль, расширил его границы и возможности.
Морис Марино, бывший прежде живописцем-фовистом, принес стекло – необычных форм, с геометрическим или абстрактным рисунком бокалы, вазы, блюда, флаконы и кувшины. Жан Пьюфоркэ – неожиданный по дизайну фарфор. Пьер Легран – удивительные и разнообразные новинки из кожи. Жорж Фуке – невиданные прежде драгоценности и бижутерию... Жанна Ланвин, открывшая эру французской от Кутюр высокой моды, первой укоротила длинные юбки и одела парижанок в короткие платья с поясом на бедрах и в маленькие шляпки на стриженых головках. Керамика, текстиль, перламутр, металл и излюбленный материал стилевых декораторов – дерево – все шло в работу и превращалось в элегантные, броские, дразнящие воображение изысканные изделия. Мишель Дюбо даже изобрел особую технику ткачества.
Здесь, в Америке в великолепном гуггенхеймовском дворце на Лонг-айленде хранится уникальная ваза работы Жана Дюнана. Подлинный шедевр. Оттуда же на нынешнюю выставку пришли две замечательные ширмы, выполненные по заказу Соломона Гуггенхейма. В создании их сложного орнамента принимал участие русский скульптор Серафим Судьбинин, сотрудничавший с Дюнаном. Трагический конец ожидал талантливого мастера. В 1942, во время фашистской оккупации он скрывался в домике на окраине Парижа, заболел. Заболела и долго не могла его навестить подруга. И Дюнан умер от голода. Такое вот Арт Деко.
Имя свое ставший невероятно популярным этот стиль получил от названия большой парижской выставки работ его приверженцев в 1925 году. Выставка дала художникам дополнительный импульс и дополнительную славу тоже. Изделия декораторов пошли нарасхват. Прежде всего – мебель. Луи Сю и Андрэ Марэ, Клемен Руссо и Арман Рато, но, конечно же, и более всех сам Рюльман с невероятной изобретательностью, не имевшей пределов фантазией сотворяли все новые и новые образцы мебели. Особенной. Отличавшейся стильными геометрическими формами, плавностью линий и изобилием вычурного декора. Прибамбасов, как сказали бы наши молодые современники. Бронза, перламутр, деревянные и керамические накладки, фарфоровые расписные медальоны – все шло в ход. Эпидемия моды на Арт Деко охватила невоюющую (еще) Европу и быстренько перелетела через Атлантику. Американцы захлебнулись от восторга. Предприимчивые и энергичные мебельные короли в сжатые сроки переориентировали работу своих мастерских и цехов и заполонили рынок новой стильной мебелью. Бум был страшнейший. Вот когда на гарбиче можно было подобрать отличную меблишку! И, что самое интересное, мода эта, щедро сдобренная модерном, себя отнюдь не исчерпала, а продолжала и продолжает бытовать, в отличие от Европы, на американских просторах, в глубинке в особенности. Так что весьма и весьма любопытно сравнить элегантнейшие столы да комоды Рюльмана, первоисточник, то есть, с сегодняшним ширпотребом, который можно увидеть и в мебельных магазинах, и в квартирах. Наших тоже. Сравнение не в пользу того, что сходит сейчас с конвейера.
Но не только о ширпотребе можно говорить сегодня. Точно так же, как клиентами Рюльмана были Ротшильды, Вейли, Рено, создатели парфюмерных империй Коти и Л’ореаль, так и сейчас ведущие мебельные фирмы получают заказы на вещи дизайна и исполнения уникального, штучного, по уровню мастерства не уступающие ни Булю с Ризенером, ни Рюльману с его коллегами. Цены агромадные.
Арт Деко живуч. Начало декорирования в этой стилистике интерьеров пассажирских кораблей положено было в 1932 году. Океанский лайнер «Нормандия» казался невероятно роскошным, хотя куда уж ему до нынешних круизных гигантов с их супер–арт-деко, перекрывающим по накалу помпезной безвкусицы все мыслимые нормы.
А вот судьба архитектурной ветви более радужна. Множество сохранившихся по сию пору зданий во Франции, в Англии, в Америке – например, знаменитый крайслеровский небоскреб в Манхэттене. И сели активная жизнь Арт Деко в Европе замерла еще в конце тридцатых прошлого века, в Соединенных Штатах, в Канаде, даже в Южной Америке стиль живёхонек. И не только в мебельном производстве, но в различных предметах декора, в оформлении интерьеров, в строительстве. Убедительный пример – цепочка гостиничных и жилых зданий во Флориде, в Калифорнии, да и во многих других штатах.
Такая обширная экспозиция разнообразнейших изысков Арт Деко, как сейчас в Метрополитен, была лишь в 1933 г. в Париже, в Лувре в год ранней смерти Эмиля–Жака Рюльмана. Его творения – мебель, вазы, рисунки, светильники, шторы и многое, многое другое – переданы были Лувру вдовой великого дизайнера. Сейчас многое из тех шедевров у нас в Нью-Йорке в дружном единении с впечатляющими произведениями соратников гения Арт Деко.
Взглянуть на все это и любопытно, и полезно. К тому же, в музее вы сможете заодно пройти и по великолепным залам крупнейшего музея мира и выбрать для себя еще пару привлекательных именно для вас выставок. Так что хватайте поезд метро 4,5 или 6 и мчитесь до остановки «86 Street» Не пожалеете.