СЪЕЗД ОПТИМИСТОВ

Выборы
№38 (438)

Субъективные заметки бывшего совка

Во избежание экивоков, признаюсь с ходу: я ни за осла и ни за слона. То есть человек беспартийный, сам по себе. А нравятся или не нравятся мне американские политики - независимо от их партийной принадлежности - по их идеям и по тому, как они осуществляются на деле. Да хоть по внешности. Помните анекдот про одного набожного неудачника, про которого Бог говорит: «Ну не люблю я его!» Что тут поделаешь? Сердцу не прикажешь.
К примеру, подобострастный и не похожий на самого себя на этом патриотическом съезде наш бывший градоначальник Руди Джулиани, которого я как раз люблю как практика, выстроил в ряд великих политиков: Черчилль – Рейган – Джордж Буш - младший. Так вот, промежуточный в этом списке Рональд Рейган с его рейганомикой мне никогда не нравился, а после его торжественных, в несколько дней, по его же собственному, заранее написанному сценарию, затянувшихся поминок нравится и того меньше. Не люблю, когда голливудская эстетика, далеко не высшее художественное достижение нашего времени, претворяется в реале. Рейган был и до конца остался средним голливудским актером, даже став «великим коммуникатором» американской нации.
Если уж говорить о республиканцах, то, помимо Эбби Линкольна, мне по душе президент, которого с позором выгнали из Белого дома (наверно, справедливо) и на само упоминание которого наложено табу: Никсон. Потому что в делах – а не в морали – он был, с помощью такого же прожженного циника Генри Киссинджера, крепким и смелым практиком и много сделал для страны и мира.
Личных ставок у меня на этих выборах нет, хотя, понятно, чисто эстетически Керри мне ближе, чем младший Буш. Вот именно как «француз», как его обзывают из противоположного лагеря. То есть европейский по воспитанию и культуре человеке, «интеллигент», как говорили в России, с героической, к тому же, биографией (в его ранах и медалях я не сомневаюсь). В отличие от Буша-младшего, который для меня чересчур американец: простоват, чтобы не сказать резче, легко внушаем, зависит от окружения. Это вовсе не значит, что он будет худшим президентом в ближайшие четыре года, чем Керри. Тот же Трумэн – звезд с неба не хватал, а стал классным президентом после смерти Рузвельта. Вот почему я из «болота» и не решил еще, на какую лошадку ставить. Тем более моя лошадка уже проиграла на самом раннем этапе этой безумной президентской гонки, хотя уверен - у нее были шансы на победу. Говорю о генерале Кларке, самом достойном кандидате в президенты, независимо от партийной принадлежности – голосовал бы за него обеими руками. Между прочим, и республиканцы считали его самым опасным противником и загодя собирали на него компромат, который не пригодился.
Так вот, на республиканский съезд на прошлой неделе я глядел со стороны как на политическое шоу, в меру занимательное, не в меру безвкусное, с примитивным сценарием и прямолинейной режиссурой. Когда, к примеру, вышли на сцену двойняшки президента Буша, меня подташнивало от сентиментальности и дурновкусицы. Мало того что текст им написали пошлый, они еще дополнительно его опошлили своими ужимками и хихиканьем, как будто они не выпускницы колледжей, а первоклассницы. Один ноль в пользу дочерей Керри - те, правда, постарше дочерей Буша лет на десять-двенадцать, а одна - актриса и даже сама делает фильмы. Я бы сказал, что съезд демократов поставлен был лучше, на более высоком профессиональном уровне, а потому если и раздражал мое эстетическое чувство, как любые такого рода политические сборища, то всё же не так часто, как съезд республиканцев. Может быть, дело в оказанной демократам голливудской помощи, тогда как у республиканцев один Терминатор – актер такой же дубоватый, как и его герой. А губернатор оказался неплохой, даже его калифорнийские противники признают это.
Не в том дело. Я поднимаю маргинальную проблему. Но, как гласит русская пословица, встречают по одежке, а провожают по уму. Что касается последнего, то этот съезд концептуально строился на простых, внятных противопоставлениях: республиканцы – демократы, патриоты – критиканты, освободители – оккупанты, оптимисты – пессимисты. То ест,ь как в гегелевской триаде: теза – антитеза, но без более сложного, на ином уровне понимания синтеза. Пессимисты – это критики Буша, которые не верят в его политический курс и хотят чего-то другого. Оптимисты, наоборот, находятся в радужном настроении и преисполнены надежд на будущее – при условии, если Буш и его бебиситер Чейни будут переизбраны еще на четыре года. К примеру, главный слоган этого съезда, что при Буше жизнь в Америке и в целом на нашем шарике стала спокойней и безопасней от террористов. И говорилось это под аккомпанемент террористических актов по всему миру: в Израиле взорвали два автобуса, в Ираке казнили 12 непальцев, не говоря уже о России, где террористы поставили рекорд – взорвали два самолета, автобусную станцию, вход в метро и захватили свыше тысячи заложников в школе. Как говорил тов. Сталин в разгар организованного им великого террора: жить стало лучше, жить стало веселее.
Иногда аккомпанемент звучит и значит громче, чем солист. В данном случае, не в политическом, а человеческом и, кто знает, может быть, историческом, ракурсе, оргия гипертерроризма на планете важнее оргии оваций и криков на республиканском съезде. Жить не стало ни лучше, ни веселее, а заказной оптимизм политических оптимистов обходится иногда дорого. Как и патриотизм. Быть закланным на патриотическом алтаре, будь то война во Вьетнаме или Ираке – не все ли нам равно. Торжественные похороны и патетические памятники – это для живых, а не для мертвых.
Пусть я совок, но выступления ораторов и реакция аудитории живо напомнили мне патетику партийных съездов 30-х годов, о которой знаю, понятно, понаслышке, точнее вприглядку – по фотографиям и кинохронике. К моему времени патетика выдохлась, пафос исчез, коммунизм превратился в формальную, нормативную идеологию. Потому для меня и несколько удивительно столкнуться с такой целенаправленной идеологией здесь, в Америке, Land of Opportunity. Как я ни уменьшал громкость моего телевизора, никуда было не деться от ультрапатриотизма этого съезда - мне, американскому патриоту. И от культа личности Буша-младшего, которого восхваляли на все лады, как не восхваляли ни одного лидера на моей историко-географической родине со времен Иосифа Виссарионовича Сталина.
Опять же говорю, как бывший совок, но куда мне деться от моего совкового прошлого?
Комментатор «Нью-Йорк Таймс» Пол Кругман называет закончившееся на прошлой неделе сборище на Медисон-сквер-гарден «конгрессом ненависти» - помимо помоев, вылитых на сенатора Керри (в первые три дня конгресса он был упомянут чаще, чем Буш), журналист приводит подслушанные им реплики высшего клира республиканцев о Джордже Соросе, который хочет потратить 18 миллионов, чтобы турнуть своего тезку из Белого дома. Три обвинения миллиардеру: что он заработал деньги на наркотиках, хочет, сняв Буша, легализовать их в Америке и, будучи евреем, ухитрился избежать Холокоста. И это о филантропе, который тратит миллиарды, чтобы укрепить демократические принципы и институты по всему миру с помощью субсидируемых им организаций, типа «Открытое общество»!
Понятно, такой съезд скорее отвращает от республиканцев. Говорю опять-таки лично о себе. Тем не менее я пока что не решил, за кого мне голосовать.
Дождусь президентских дебатов.