Ирак снова на первом плане

Факты. События. Комментарии
№39 (439)

Дата президентских выборов стремительно приближается, ждать осталось всего полтора месяца. Но в американской прессе, как ни удивительно, обсуждение предвыборных баталий то и дело перекочевывает на второй план. Первые страницы газет и журналов снова отдаются анализу событий в Ираке. Публикуемые сообщения действительно впечатляют и вызывают беспокойство.[!]
С того дня, как президент Буш объявил о победном завершении иракской военной кампании, прошло больше 16 месяцев, а война все еще продолжается. Хуже того, столкновения с группами боевиков становятся все более ожесточенными, происходят все чаще и охватывают все более широкую территорию. В августе официальные службы Пентагона зафиксировали печальный рекорд – 87 нападений ежедневно. 1009 американских солдат убито, около 10 тысяч ранено. Никто уже не пытается убедить общественность, что взрывы мин и фугасов, ожесточенная автоматная стрельба – ело рук считанного числа оголтелых мятежников. Одни полагают, что численность боевиков доходит до 20 тысяч человек, по мнению других, силы боевиков значительно больше, а третьи вообще пожимают плечами, признавая, что невозможно назвать даже приблизительные цифры.
Войска антисаддамовской коалиции по существу полностью оставили Фаллуджу, а в суннитском треугольнике – города Ар Рамади, Бакубу и Самарру. Кто там правит, в точности неизвестно. Когда войска уходили, городское население высыпало на улицы с торжествующими кликами, песнями и танцами. Но потом запросили помощи – ворвавшиеся в города боевики тут же учинили зверские погромы. На помощь жителям никто не пришел – ни командование оккупационными силами, ни временное иракское правительство достаточными резервами не располагают. Использовать всю мощь американской военной машины для уличных боев командование не решается, опасаясь слишком большого количества жертв среди гражданского населения. Армия же нового Ирака пока слаба. К концу 2005 года планируется увеличить ее списочный состав с 95 тысяч до 200 тысяч солдат, только далеко не все в Ираке верят, что это возможно.
Высказывания многих американских и иракских должностных лиц оптимизма не прибавляют. Генерал Ричард Майерс, начальник объединенного штаба, нынешнюю военную ситуацию оценивает так: «Противник действует более умело, чем раньше, и все более уверенно движется к своей цели – дестабилизировать обстановку в стране». Предполагалось, что в январе пройдут выборы в законодательные органы Ирака, теперь уверенности в этом нет. Официальный представитель иракского правительства Сабах Кадрим считает: «Выборы придется отложить на неопределенное время».
Этнические и религиозные водоразделы в иракском обществе настолько глубоки, что опора на одних сразу же вызывает жесткое и решительное противостояние с другими. Шииты ненавидели Саддама Хусейна и потому с большей охотой идут на сближение с новыми властями. Восстание под водительством шиитского муллы Ал Садра вспыхнуло и в скором времени угасло. Однако сунниты не успокаиваются – демократических выборов они не желают, поскольку не без основания опасаются победы представителей шиитов, составляющих наибольшую часть населения страны. Курды враждебно относятся и к суннитам, и к шиитам. А все они вместе страстно хотят поскорее изгнать с иракской территории иноземных оккупантов.
С каждым днем множится число жертв среди гражданского населения, под перекрестным огнем люди гибнут десятками и сотнями. Это не может не вызвать внутреннего ожесточения. Городские жители живут в состоянии постоянной тревоги, многие иракские специалисты, получившие неплохое образование, ищут возможности выехать из страны. Все чаще и громче звучат признания, что для «иракского вопроса» не видно ни военного, ни политического решения. Один из американских дипломатов, работающих в Багдаде, в беседе с корреспондентом «Ньюсуик» сказал: «Мы имеем дело с населением особой ментальности. Надеяться здесь на создание демократического общества – сумасшествие. Наши надежды на то, что это произойдет, когда страна обретет независимость, обернулись настоящим адом».
Что следовало, а что не следовало делать в Ираке раньше, знают многие. А что делать и где искать выход сейчас? Мы слишком глубоко увязли в этой ближневосточной стране и уже не можем тихонько уйти восвояси. С другой стороны, чем дольше мы остаемся в Ираке и чем упорнее добиваемся своего, тем жестче сопротивление, тем больше жертв и меньше надежд на скорый благоприятный исход. Не случайно то одни, то другие союзники намекают на свое желание покинуть коалицию.
Конечно, все когда-нибудь кончится, ничего бесконечного в этом мире нет. Но остаются болезненные вопросы: когда кончится и чем? Совершенно не исключено, что кровавый беспредел в Ираке продлится еще долго и завершится совсем не так, как нам хотелось бы. Из переплетения многих сложнейших проблем и опаснейших угроз война в Ираке снова вырвалась на первое место. Кто бы ни стал через полтора месяца президентом США, ему придется нелегко – хочешь или нет, а определенные решения принимать надо.