ПокушениЯ и выборы

Факты. События. Комментарии
№43 (443)

УКРАИНСКИЙ ВЗГЛЯД НА ФАКТЫ И ПАРАЛЛЕЛИ
Прошедший месяц был богат на трагические (и не очень) события, связанные с деятельностью кандидатов на пост президента Украины. Выражая искреннее сочувствие пострадавшим, все же отметим, что покушения и другие события, происшедшие с гг. Ющенко, Януковичем и другими, в настоящее время вполне естественно анализируются не только сквозь призму их личного здоровья, но и, так сказать, здоровья общественного, в том числе в контексте приближающихся выборов.[!]
В поисках ответов на вопрос, как события в Украине могут повлиять на результаты выборов, мы обратимся к опыту прошлого. Благо мировая история даёт достаточно примеров покушений - как удавшихся, так и неудачных - на государственных и политических деятелей. При этом мы по известным причинам сконцентрируем свой взгляд на тех из них, которые произошли во время предвыборных кампаний или же были косвенно с ними связаны.
Очевидно, более уязвимыми для покушающихся являются представители оппозиционных сил, охраняемые естественно слабее, нежели государственные деятели. Покушения на лидеров оппозиционных сил дают достаточно богатый материал для анализа политических событий в Украине либо же на будущее. Проанализируем некоторые, наиболее резонансные из них, и опять-таки сквозь призму интересов сил, которые они представляли.
Вначале о тех терактах, которые достаточно серьезно ослабляли оппозицию и лишали её шансов на победу в политическом соперничестве. В июне 1968 г. вследствие покушения скончался бывший генеральный прокурор США Роберт Фрэнсис Кеннеди. К тому времени он практически уже стал кандидатом на пост президента от Демократической партии и, по мнению большинства аналитиков, имел все шансы победить. Убийство столь харизматической личности лишило демократов надежд, и выборы выиграл их оппонент - представитель республиканцев Р.Никсон, прервав 8-летнее правление демократов.
Схожими стали последствия ещё одного громкого покушения, на сей раз в Европе - в Нидерландах. Пожалуй, после так и не раскрытого до сих пор убийства в 1986 г. премьер-министра Швеции Улофа Пальме наибольший резонанс на континенте за последние годы получило покушение в 2001 г. на лидера голландской националистической, ультраправой партии «Список Фортайна» Пима Фортайна. Произошло оно за девять дней до парламентских выборов, на которых голландские ультраправые, как и американские демократы в 1968 г., по данным социологических опросов, были просто обречены на успех. По крайней мере, на получение относительного большинства. Этот успех существенно усилил бы позиции ультраправых в Европе в целом, ибо за несколько месяцев до этого ощутимого успеха на президентских выборах во Франции добился лидер Национального фронта Ж.-М. Ле Пен, а с 2000 г. это политическое течение было представлено ещё и в правительстве Австрии (Австрийская партия свободы Г.Хайдера). После покушения, с согласия всех участников, выборы в Нидерландах были перенесены. Но достойной замены П.Фортайну, экстравагантному политику, отличавшемуся не только крайними политическими взглядами, но и нетрадиционной сексуальной ориентацией, не нашлось, и на перенесенных выборах националисты заняли далеко не самое видное место. Таким образом, в данном случае убийство оппозиционного лидера радикально повлияло на последующие события.
Наконец, в череде подобных случаев, хотя в данном случае есть свои особенности, выделим одно из наиболее резонансных мировых покушений - на кандидата в премьер-министры Индии Раджива Ганди, происшедшее 21 мая 1991 г. Он был убит смертницей (из экстремистской организации «Тигры освобождения - Тамил илама» из Шри-Ланки) на предвыборном митинге. Р.Ганди возглавлял Индийский национальный конгресс (ИНК), наиболее популярную партию в стране и правившую большую часть времени после получения в 1947 г. независимости. Р.Ганди до этого возглавлял правительство (после смерти матери, также погибшей в результате теракта), однако на момент покушения ИНК был в оппозиции. Неудачное правление конкурентов привело к тому, что партия вернула себе популярность и уверенно шла к победе. Смерть Р.Ганди формально не помешала успеху ИНК - партия сформировала правительство, однако весьма скоро звезда ИНК закатилась на долгий период, пока совсем недавно партию не возглавила вдова Р.Ганди - Соня, приведшая её к победе на последних выборах.
Таким образом, указанные три случая на разных континентах роднит то, что убийства лидеров оппозиционных сил приводили или к их поражению на выборах, или же к последующему существенному сокращению популярности. Однако есть и отличия между этими событиями. Если в США Демократическая партия, а в Индии ИНК в конце концов возрождались и приходили через какой-то период к власти вновь, то в Голландии не только не просматривается на ближайшее время победа ультраправых, но и самого «Списка Фортайна» уже не существует. Это тем более удивительно, что тогдашний всплеск популярности голландских ультраправых совпадал с общей «ультраправой волной» в Европе. И хотя не стоит столь уж спешить с выводами (после убийства П.Фортайна прошло всего лишь три года - ИНКу потребовалось для возрождения больше), определенную гипотезу, кстати, небезынтересную для Украины, всё же можно выдвинуть. Успех ультраправых в Европе опирался на те издержки, которые сопровождают процесс развития индустриально-информационной глобальной экономики и создания адекватной ей политической надстройки. Однако успех технологий (в том числе гуманитарных) способствует не только продвижению каких-либо идей, но и спекуляциям на них. В ряде случаев подобное могло произойти и в такой, казалось бы, свободолюбивой стране, как Нидерланды. (Кстати, в пользу этой гипотезы косвенно говорила и нетрадиционная сексуальная ориентация П.Фортайна, ведь к этому явлению ультраправые традиционно относятся наиболее враждебно). Но именно степень развития свободы, а также активности правоцентристских сил стала потом преградой на пути распространения этого течения в этой стране.
Именно использование ультраправых идей в качестве не столько идеологии, сколько информационной ловушки весьма характерно для сегодняшней Украины. После успеха, которым пользовалось это течение в первой половине 1990-х гг., оно вполне превратилось в манипулятивную технологию, используемую в политической конкуренции. Однако, в отличие от тех же Нидерландов и ряда других стран, в Украине оно поддерживается на плаву не столько личными амбициями, сколько корпоративной заинтересованностью других политических игроков. Сама же общественная потребность в существовании таких сил далеко не столь очевидна, хотя опять-таки она вполне может быть сформирована благодаря каким-либо радикальным социальным изменениям, если страна не сможет адекватно отреагировать на вызовы времени.
Из случаев, когда покушения на лидеров оппозиции не остановили движение оппозиции к власти, выделим убийство 21 августа 1983 г. в столице Филиппин Маниле сенатора Бенигно Акино (убийцей стал один из его телохранителей). Тогда в стране функционировал режим президента-диктатора Фердинанда Маркоса, о накопленных за время правления богатствах которого ходили легенды и даже произошёл скандал с возможностью нарушения швейцарскими банками тайны вкладов. Так вот, Б.Акино, (кстати, по размерам личного состояния не намного уступавший диктатору, был многолетним оппонентом последнего. Его смерть, пришедшаяся на канун предвыборной кампании, не помогла Ф.Маркосу, и он в результате народного восстания вынужден был бежать из страны, а президентом стала вдова Б.Акино - Корасон, во время правления которой был проведен ряд демократических реформ. Филиппинский «казус», наряду с некоторыми вышеупомянутыми покушениями, в частности, политическими последствиями убийства Президента Д.Гарфилда, также весьма закономерен. Опыт этих покушений состоит в том, что личный террор не способен надолго остановить победу тех сил, политические требования которых являются не приманкой для электората, а опираются на развитое общественное движение, а власть сдерживает реализацию прогрессивных тенденций национального развития. С другой стороны, судьба клана Акино с определенными особенностями весьма схожа с вышеописанной судьбой ланкийского клана Бандаранаике.
Анализ приведенных нами случаев покушения на известных государственных и политических деятелей (при этом мы акцентировали внимание только на покушениях, достигших своей цели, те же, которые цели не достигли или были простой инсценировкой, являются темой для другого материала) свидетельствует об отсутствии жёсткой зависимости между устранением лидера той или иной политической силы и результатом участия этой силы в выборах. В ряде случаев такое устранение способствовало поражению даже тогда, когда соответствующая партия, движение имели наибольшие шансы на успех (как в случае с президентскими выборами в США в 1968 г., 1884 г., парламентскими в Нидерландах в 2001 г. etc.). Иногда же убийство лидера не мешает партии сохранить власть или даже прийти к власти, как в США в 1904 г., в Индии в 1986 г. или же на Филиппинах в 1980-х гг.
И все же определённая закономерность в этом вопросе есть. Она заключается в том, что личностный фактор при терроре против политиков не является самодостаточным. Он вписан в общий формат взаимосвязанных личностных, корпоративных и общесоциальных интересов. Именно сквозь призму этого формата и роли политических лидеров следует оценивать и перспективы воздействия покушений на политическую жизнь Украины.

Евгений Перегуда,
кандидат политических наук,
обозреватель журнала “Власть денег”