НефтЯнаЯ лихорадка

Мнения и сомнения
№46 (446)

В августе 1941 года американский президент Франклин Делано Рузвельт и британский премьер Уинстон Черчилль составили и подписали Атлантическую хартию. Они надеялись, что этот исторический документ станет краеугольным камнем международных отношений в послевоенном мире. В одном из пунктов Хартии говорилось, что оба государственных деятеля, «соблюдая должным образом существующие обязательства, будут стремиться обеспечить такое положение, при котором все страны – великие или малые, победители или побежденные – имели бы доступ на равных условиях к торговле и мировым сырьевым источникам, необходимым для экономического развития этих стран». Прозорливые политики, они еще более полувека назад предвидели грядущие перемены и готовили к ним мир.
И, как ни странно, мир, пусть и не без труда и неизбежных исключений, в общем и целом принял эту концепцию. Странно потому, что на протяжении многих веков народы и государства привыкали ставить превыше всего свои собственные эгоистические интересы. Разумеется, и сегодня далеко не все отказались от убеждения, будто на нашей маленькой густонаселенной планете можно безнаказанно ублажать только себя, презрев нужды соседей. Реальность заставляет жестоко расплачиваться за такой эгоцентризм – одних раньше, других позже. А все же концепция Атлантической хартии работает, что особенно четко проявляется на примере использования природных энергетических ресурсов. Пока проявляется...
Бурный индустриальный подъем характерен сегодня практически для всех регионов мира. И как ни стараются ученые разных стран найти или создать альтернативные источники энергии, нам не обойтись без нефти. Между тем запасы ее ограничены и сосредоточены лишь в нескольких географических районах. Если бы нужда в нефти была такой же острой лет сто назад, сильные и хорошо вооруженные страны без раздумий пошли бы на оккупацию чужих нефтеносных территорий. Подобную попытку – правда, в своих более широких интересах – в середине прошлого века предприняли «страны оси», развязавшие Вторую мировую войну, однако кончилось это для них плачевно. Теперь доступ того или иного государства к дележу нефти определяется все-таки его экономическими возможностями в гораздо большей степени, чем силой.
Все это отнюдь не означает, что сложившаяся система оптимальна и не требует никаких перемен. На мировом рынке цены на нефть за последние несколько месяцев поднялись почти на 70 процентов, превысили отметку в 50 долларов за баррель и проявляют явную тенденцию к дальнейшему росту. Некоторые эксперты уверяют, что и 100 долларов за баррель не исключены для обозримого будущего. Пессимистические прогнозы не обязательно сбудутся, но и те цены, что уже сложились, вызывают беспокойство. Продавцы безмерно обогащаются, покупатели беднеют. Перспективы экономического прогресса во многих странах, особенно высокоразвитых, становятся все менее светлыми. Для Соединенных Штатов Америки проблема болезненна в наибольшей степени, поскольку наша страна потребляет аж четвертую часть всей добываемой в мире нефти и нужда в ней никак не уменьшается. Наоборот, увеличивается.
Цена на жидкое топливо повышается, как известно, не только из-за роста ее потребления. В Венесуэле добыча время от времени падает из-за кризисных политических ситуаций. В Нигерии стабильности нефтяной индустрии мешают повстанцы. Российский президент Путин и его окружение варварски разрушают крупнейшую в стране компанию «ЮКОС». В Ираке дела обстоят совсем плохо – со свержением прежнего режима ежедневный объем добычи упал с 3 до 2 миллионов баррелей, а восстановление нефтепроводов, постоянно взрываемых боевиками, обходится в 7 миллионов долларов в день. Не стоит забывать также об ураганах, разрушающих нефтепромыслы в Мексиканском заливе, и о пиратах, то и дело берущих на абордаж нефтеналивные суда в открытом океане. Так что потери мирового рынка остаются существенными, и это неизбежно сказывается на ценах.
Есть основания для беспокойства и по поводу того, на что уходят баснословные доходы государств, поставляющих нефть на мировой рынок. Обозреватели журнала «Ньюсуик» Кристофер Дикки и Том Мэсланд на днях опубликовали на эту тему статью под заголовком «Наличные деньги из хаоса». Под словом «хаос» в данном случае подразумеваются непредсказуемые скачки цен на жидкое топливо и его производные.
В том, что касается России, авторы ссылаются на высказывания московского политолога Владимира Прибыловского. Непомерно высокие цены на добываемую в России нефть, по свидетельству политолога, дали возможность президенту Путину повысить, пусть и не очень значительно, заработную плату государственных служащих и пенсии, а также несколько сократить налоги. Главное же, они укрепили авторитарную власть внутри страны, помогли Путину подмять под себя все оппозиционные силы. Одновременно возросла зависимость многих стран от богатств российских недр. «Теперь Путин, - пишут обозреватели, - может как угодно вести себя с Бушем и Европой. Каждый стучится в его дверь, чтобы заполучить свою долю столь щедро потребляемой нефти».
Вот такие двойственные последствия. С одной стороны, поднялся жизненный уровень россиян, с другой – под угрозой оказались все демократические преобразования последних лет, и приостановить этот пагубный процесс давлением из-за рубежа все трудней. Есть и третья сторона, тоже негативная: обилие нефтедолларов ослабляет стимулы, необходимые для развития других секторов российской экономики.
Иран за последний год увеличил свои доходы от продажи нефти на 20 миллиардов долларов, если этот доход исчислять в американской валюте. Куда идут такие огромные средства? Оказывается, главным образом, на укрепление структур мусульманского фундаментализма, на личное обогащение мулл, на подавление тех общественных сил, которые в конце 90-х годов прошедшего века заявили о своем стремлении к демократическим реформам. Любая индивидуальная инициатива в Иране подвергается гонению, экономика страны застыла на месте, молодежь не имеет ни работы, ни перспектив. Население многих районов полностью зависит от подаяний со стороны государства, а размер этих подаяний целиком определяется доходами от продажи иранской нефти. Понятно, что рядовой житель страны может рассчитывать лишь на минимальное удовлетворение своих жизненных нужд. Зато правящей мусульманской верхушке вполне хватает средств для ускоренного развития ядерной технологии. Обогащение урана уже поставлено на индустриальные рельсы, что, конечно же, не может не вызывать беспокойства.
Самый большой выигрыш от непрерывного роста цен на нефть, как считают обозреватели, получает Саудовская Аравия. Ожидается, что в следующем году доходы страны увеличатся еще на 50 миллиардов долларов. Многие в Америке весьма подозрительно и даже враждебно посматривают на саудовский режим. Понять нетрудно: саудовцы исповедуют ваххабизм, самую жестокую агрессивную ветвь ислама, а 15 из 19 террористов, обрушивших на Америку удары 11 сентября 2001 года, были родом из этой страны. Вместе с тем известно, что местные террористические группы не раз устраивали покушения на членов королевской семьи, используя для этой цели шахидов-самоубийц.
В песчаных степях аравийской земли сосредоточена примерно четверть всех нефтяных запасов планеты. Добыча обычно превышает 3 миллиона баррелей в день. Денег в королевскую казну поступает очень много, но полностью проконтролировать их использование довольно трудно. Принц Абдулла, фактический правитель страны, уверяет, что значительная часть полученных доходов уходит на оплату колоссальных долгов режима. Солидные суммы направляются как инвестиции в другие страны. Щедро финансируются программы общеобразовательной и профессиональной подготовки молодежи. Цель программ – открыть перед молодыми людьми перспективы, гораздо более привлекательные, чем рекрутирование в ряды их соотечественника бен Ладена.
И все-таки часть полученных нефтедолларов, несомненно, уплывает в распоряжение экстремистских групп. И никто не гарантирует, что их активность в Саудовской Аравии не возрастает. С этой страной надо бы поосторожнее. Там вспышка насилия принесет с собой, помимо всех других неприятностей, еще и дестабилизацию нефтяного рынка. Если в нищей Нигерии повстанец подпилит ножовкой нефтепровод, это всего на несколько минут поколеблет цены на жидкое топливо. У саудовского террориста хватит средств на приобретение такого количества взрывчатки, что, пустив ее в дело, он наведет панику на всех сырьевых биржах мира.
Пока человечество не найдет альтернативных источников энергии, нефть останется сердцевиной многих проблем глобального масштаба. И острота этих проблем будет нарастать. По оценке ряда специалистов, совокупные нефтяные запасы планеты не превышают 140 миллиардов тонн. Предполагается, что в 2005 году объем ее добычи составит не меньше 4,5 миллиарда тонн. Ошибка в расчетах не может быть уж слишком значительной. Значит, в любом случае запасов нам хватит лет на 35 – 40. Нет особого смысла размышлять, что будет потом, если мы не очень хорошо представляем себе, что предпринять сейчас, как с толком распорядиться тем, что имеем.
На этот счет уже рождаются разные предложения. Само собой, они не ограничиваются призывами всемерно экономить энергетические ресурсы. Одни считают целесообразным ввести международные квоты на потребление нефти, по мнению других, достаточно взять под строгий контроль, тоже международный, все месторождения. Группа американских исследователей вынашивает программу под условным названием «Ковчег». Суть ее сводится к тому, что США должны решительно свести к нулю зависимость от зарубежных поставщиков нефти, приступить к интенсивной эксплуатации собственных запасов и ни с кем этими запасами не делиться. Самые горячие головы настаивают на осуществлении права сильного – захватить крупнейшие месторождения и использовать их по своему разумению.
Нетрудно заметить, что все эти предложения так или иначе, в меньшей или больше степени, входят в противоречие с благородными принципами Атлантической хартии. Так что же, надобность в благородстве отпала, иные времена – иные принципы?
Когда-то Шарль де Голль о послевоенном мире сказал так: «Нам всем предстоит учиться не столько решать проблемы, сколько жить с проблемами». Наверное, сказанное вполне применимо и к нынешней нефтяной лихорадке. Как-то придется устраиваться в соответствии с реалиями и, крайне желательно, без излишних силовых приемов. Нефть пополам с кровью не принесет миру ничего хорошего.