“Только он не вернулся из боя...”

Никто не забыт. И ничто не забыто...
№47 (447)


Капитан американского спецназа Майкл Тарлавский погиб 12 августа
в Ираке. В Америку приехал пятилетним малышом в 1979 году из Риги

“... Здесь, в иракской пустыне я думаю о тебе, мой сын. Я знаю, что ты скоро появишься на свет, я знаю, что должен вернуться, чтобы мы встретились... Я пропущу твой первый шаг, не услышу первое слово, но не сердись на меня, ведь я сражаюсь за твое будущее и за маму. И за всех мам и всех малышей тоже. И стараюсь это делать как можно лучше... Ты когда–нибудь поймешь, что мы здесь воюем за свободу и счастье всех детей, и цена за это высока, но мы готовы ее заплатить. Любая цена, даже жизнь, все–таки не слишком высока, сын, если речь идет о твоем счастье... Хотя ты еще не родился, но я уже так люблю тебя, что не могу дождаться, когда мы сможем увидеться. Я обещаю, что обязательно вернусь и возьму тебя на руки...”
- Даже когда это читают чужие люди, они плачут, - хрипло проговорил Юрий Михайлович, складывая письмо сына, капитана Тарлавского. - Знаете, сын выполнил свое обещание и не только вернулся, но и сам принял роды у жены - ведь он был профессиональным врачом: окончил медицинский факультет университета Ратгерса, и одновременно курсы вневойсковой подготовки офицеров резерва. Однако врачом, как и резервистом мой сын не был ни одного часа. Получив серебряную «шпалу» второго лейтенанта, он подписал контракт на действительную службу не в качестве врача, а на должность строевого пехотного командира.
Знаете, еще в школе, а учился он в нью-джерсийском городе Клифтоне, где мы жили тогда, Майкл всегда стремился стать лидером. И в силу своего характера добивался этого: в спорте, где он отличался как пловец, в играх, в состязаниях, силовых и интеллектуальных. Характер имел неординарный, несколько даже авантюрный, охотно шел на риск...
Мы с Юрием Михайловичем беседуем в его квартире, в билдинге для граждан с небольшим доходом, расположенном в Пассейке (Нью–Джерси). В первой комнате он устроил уголок памяти сына, Перед фотографией которого (сын снят в парадной форме) горит свеча и стоит рюмка водки, накрытая ломтиком черного хлеба. Юрий Михайлович оборудовал стенд с наградами сына. Их около десятка. Но наиболее высока значимость звезд: серебряной и трех бронзовых с кластерами, ибо даются они исключительно за боевую доблесть, за мужество и отвагу, проявленные в ходе боевых действий. А серебряная звезда – за исключительную доблесть, благодаря которой был выигран бой. Символично, что она отливается из золота высокой пробы и покрывается слоем серебра, что подчеркивает ее самоценность как боевой награды. Ведь и главная воинская награда Америки - «Медаль Почета» отливается не из серебра , а из бронзы.
- Первое назначение сын получил в корпус американских войск на Корейском полуострове. И уже на первом своем посту показал себя настоящим офицером, думающим и энергичным. Его подразделение было передовым в бригаде, ему поручали сомые нетривиальные задания. К примеру, когда Корею посетил израильский премьер Нетаниягу, именно Майкл был прикомандирован к нему в качестве сопровождающего. Видимо, командование учло национальность и вероисповедание молодого лейтенанта. А сын был ревностным иудеем. Он и в армейских условиях соблюдал кашрут, выполнял многие ритуалы. Наверное, израильскому премьеру было по душе, что рядом находится именно такой американский офицер...
Думается, Юрий Михайлович прав. Но и кроме того, командование подобрало именно такого сопровождающего для Нетаниягу, видимо из-за небольшого выбора. За годы после окончания Второй мировой войны еврейская молодежь Америки значительно сократила свое стремление к армейской службе, которое так ярко было проявлено ею в военное время. В последнем десятилетии ХХ века, к примеру, на каждом курсе трех основных военных академий США обучалось не более 1–2 кадетов-евреев. Не намного больше их и сегодня, когда страна находится в состоянии войны с международным терроризмом. Поэтому стремление к совершенству знаний и боевых навыков , к профессиональному мастерству воина в сочетании с несомненными способностями Майкла Тарлавского не могли не быть замеченными на фоне вполне прохладного отношения к этому со стороны молодежи нашей диаспоры. Тем более, что стремился он к самой , пожалуй, динамичной и опасной разновидности военной карьеры, каковой является служба в войсках специального назначения.
- Да, это так, – подтверждает мои слова Юрий Михайлович. - Когда Майкла перевели из Кореи на Гавайи, он использовал все возможности для того, чтобы поступить в части «зеленых беретов». Новый контракт подписал с их командованием и был направлен в школу усовершенствования американского спецназа, которая расположена в Форт – Брэгг. Там он освоил полный курс разведывательно–диверсионной подготовки, научился действовать как парашютист и водолаз-разведчик. Надо сказать, что такая деятельность для моего сына не была слишком трудной, ибо вполне соответствовала тому образу жизни, который ему всегда был по душе. Он ведь не боялся трудностей физических, был тверд, как алмаз, морально и готов к любым испытаниям. Более того - он любил их. Так что в этом плане – Майкл был прирожденным «рейнджером», кстати, это слово было любимым его словом...
«Зеленые береты» - войска специального назначения – являются настоящей элитой американских вооруженных сил. Они подразделяются на три типа формирований в зависимости от вида стихии, которую используют для проникновения в тыл противника: сухопутные ( «рейнджеры»), морские («котики» ) и воздушные. Будучи организационно объединены в одном Командовании специальных операций, оперативно американские спецназовцы всегда действуют с передовыми соединениями своего вида вооруженных сил. Вот и капитан Майкл Тарлавский по окончании курса доподготовки был направлен в 1– й батальон 5– й авиагруппы спецназа, прикомандированной к 101-й воздушно– штурмовой дивизии, которая дислоцировалась в Форт– Кембелл ( Кентукки ) .
В это время в жизни сына произошло воистину судьбоносное событие, - продолжает рассказ Юрий Михайлович. - На Гавайях он познакомился с капитаном Тришией Фернандес, очаровательной блондинкой, которая служила в одном с ним гарнизоне. Молодые люди полюбили друг друга, однако встречи их продолжались недолго : батальон Майкла был направлен в Афганистан. Он был в числе немногих сухопутных частей американской армии, которые действовали там против талибов и боевиков Аль – Каеды. Ведь эта операция была задумана и проведена совсем не так, как нынешняя, иракская. Боевые действия вели в основном отряды таджикских и узбекских моджахедов при авиаракетной поддержке американцев. Но и там в самых кризисных ситуациях действовали «зеленые береты». Вот и отряд , в котором был мой сын, искал главарей террористов в пещерном лабиринте горного хребта Торо – Боро...
Думается, не стоит лишний раз подчеркивать, что отборные бойцы американского спецназа – смелые люди. Но даже среди таких своей отвагой выделялся капитан Майкл Тарлавский. Именно его штурмовая группа первой проникла в пещерные укрытия террористов, отважно прошла по всему лабиринту его штолен и овладела ключевыми позициями боевиков. За этот подвиг капитан Тарлавский был награжден Бронзовой звездой – одним из первых американских воинов, которые сражались в Афганистане.
- После возвращения на Гавайи, - продолжил свой рассказ Юрий Михайлович, - сын сделал предложение Тришие, которая его приняла с радостью. Они сразу же поженились. Это был союз не только влюбленных, но и военных людей. И не совсем обычный, с точки зрения этнической и религиозной: еврея и католички. Но это не помешало его крепости, ибо Тришья с большим уважением относилась к вере своего мужа. К примеру, их сыну сделали обрезание по правилам иудаизма - такой был у них уговор. Затем всей семьей они отправились в Европу. В Амстердаме Майкл познакомился со своим братом Романом. Не удивляйтесь, это мой сын от первого брака. А вернулись супруги уже в свой дом, который они приобрели в городе Кларксвилл в штате Теннесси, неподалеку от одной из баз 101-й воздушно–штурмовой дивизии. Однако тихой жизни на их долю пришлось совсем немного – уже вскоре Майкл снова отбыл в Ирак.
Это была его вторая боевая командировка туда. А впервые он перешел границу Ирака с Кувейтом одним из первых во главе своей группы спецназа «Альфа 535» в марте 2003 года. Перед ним была поставлена задача: следуя впереди основной группировки американских войск, захватить дворцы Саддама Хуссейна, ни в коем случае не изымая ценности , важные документоы и архивные материалы. С этими задачами группа «Альфа 535» справилась успешно, за что ее командир был удостоен второй и третьей Бронзовых звезд. Он получил эти награды в сравнительно короткий срок – полгода. И в конце июля 2003 капитан вернулся в Штаты. Здесь ему были поручены командование другой специальной группой, 512 и подготовка ее к действиям в Ираке. Меньше чем через год, в июле 2004, они отбыли в Ирак. Командование, разумно оценив оперативные способности капитана Тарлавского, приняло решение использовать его группу не только для действий при исполнении наиболее ответственных боевых задачах, но и для подготовки местных иракских спецназовцев.
Не раз Майклу приходилось участвовать в операциях, проводимых с целью подстраховки со стороны американских рейнджеров иракских спецназовцев. Пожалуй, самой сложной из них была последняя, в городе ан–Наджаф. Специфика боевых действий здесь обуславливалась в первую очередь тем, что этот город является исторической столицей шиитов, второй главной конфессии мусульманства. Ан–Наджаф к тому же еще и святыня, ибо здесь находится гробница, в которой похоронен халиф Али, двоюродный брат пророка Магомета, муж его дочери Фатимы, зарубленный при выходе из мечети в Куфе, неподалеку от ан – Наджафа. Его усыпальница как исламская реликвия по значимости для шиитов не уступает мекканской Каабе.
Естественно, вести боевые действия в таком ритуальном центре шиизма - работа ювелирная. Ведь даже случайное повреждение тысячелетних раритетов может вызвать негодование у сотен миллионов мусульман всех конфессий, а не только шиитов. Вот почему американское командование было вынуждено категорически запретить применение в этом городе тяжелого оружия и ограничить действия ударной авиации. Тем более высока заслуга капитана Тарлавского, что и в таких стесненных условиях он успешно выполнил поставленную задачу. 12 августа с.г., последовательно освобождая от повстанцев отрядов ас–Садра улицу за улицей, на одном из перекрестков капитан Тарлавский был сражен пулей иракского снайпера.
За проявленный в бою героизм, за высокое воинское мастерство, благодаря которому бой был выигран, капитан Майкл Тарлавский награжден Серебрянной звездой посмертно, а по совокупности военной деятельности Командование войск специальных операций представило в Конгресс ходатайство о награждении его «Медалью Почета» - высочайшим воинским отличием Америки. О его подвиге, о доблестной военной службе написали многие газеты нашей страны, в том числе ведущие: «Вашингтон Пост» и «Нью–Йорк Таймс». Капитан Тарлавский со всеми воинскими почестями похоронен на Арлингтонском кладбище. Во время этой церемонии генерал, командир Тарлавского, заявил, что тот был самым мужественным и умелым офицером в его соединении. В городе Клифтоне, где Майкл прожил большую часть своей жизни, его имя выбито на памятнике героям всех войн. Мэр города сообщил журналистам, что, по решению городского совета, улица Олимпия будет переименована в улицу капитана Тарлавского. Ну что ж, думается , именно к таким, как этот воин, относятся строки Шиллера:
Лишь тот достоен чести и свободы,
кто каждый день за них вступает в бой !
Жизнь и смерть этого достойнейшего члена офицерского корпуса США невольно вызывает размышления о месте и роли американского еврейства в такой важной сфере, какой являются вооруженные силы. В этом очерке уже говорилось о том, что офицерская карьера в среде еврейской молодежи страны сегодня не считается престижной. Ее представители гораздо охотней становятся юристами и врачами, банкирами и бизнесменами. «Доходней оно и прелестней» - как писал некогда Владимир Маяковский. Между тем коренных, так сказать, американских евреев, по данным последней переписи, в стране проживает около 6 миллионов. Не менее 50 000 из них подходит ежегодно к рубежу выбора профессии. Как видим, офицерскую избирают единицы.
Однако, как говорится, свято место пусто не бывает и в офицерском корпусе Америки все больше афро- и латино- американцев, даже арабов. Я отнюдь не сторонник дискриминации кого бы то ни было по этническим или религиозному признакам, но уж очень бросается в глаза тот факт, что на 200 чернокожих кадетов в Вест–Пойнте приходится всего один из местной еврейской диаспоры. А если нет кадетов – не будет и генералов. Как известно, генералами не рождаются, ими становятся лейтенанты. К примеру, в годы Второй мировой войны еврейские парни в Америке с большим энтузиазмом шли в училища и на краткосрочные курсы, чтобы стать офицерами. Из их среды вышли такие военачальники, как генералы Кларк, Клей, Тиман, Саломон, Шачнов, адмиралы Зумволд, Бурда, Розен, Кодерер. Список этот можно продолжить. Но сегодня, увы, не могу назвать не только евреев такого ранга, но и пониже чинами, которые, так сказать , на подходе...
И вот поэтому мне, старому солдату, очень приятно сознавать, что на путь этой самой святой профессии - РОДИНУ ЗАЩИЩАТЬ – становится все больше юношей, родившихся в СССР и СНГ, прибывших в США с последними волнами эмиграции. В нынешнем году довелось побывать в двух военных академиях – сухопутной и морской. Приятно был удивлен, узнав, что таких кадетов на порядок больше, чем представителей местной, коренной еврейской общины. И отзывы о них курсовых офицеров – самые благоприятные. А сколько сегодня учится на вневойсковых курсах подготовки офицеров в вузах таких, как Майкл Тарлавский! Думается, выйдет из их среды немало достойных офицеров, доблестных, умелых и отважных командиров, таких, как герой этого очерка. Да будет он для них примером самоотверженного служения своей стране.


Комментарии (Всего: 2)

Миша - мой двоюродный брат. Но он вырос в США, а я выросла и живу в Украине. Я не знаю, кого защищал Миша, но я знаю, что он погиб, выполняя свой долг. Зачем? Ради чего? Не понимаю...В 30лет, в расцвете сил, умный, красивый...Я его видела всего два раза, но горжусь, что у меня был такой Брат!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
For you information: Leutenant General Richard Hack is the Deputy Commander of the US Army Materiel Command. He is a Jew.<br><br>Thanks,<br>ILYA DASHEVSKY,<br>CPT, US Army

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *