Сериал «Шахматист» и другие

Кинозал
№49 (449)

Русскоязычный канал RTVi завершает показ нового сериала «Шахматист» о криминальных разборках в среде супербогатых российских предпринимателей. Один из авторов и постановщиков 12-серийной ленты, известный кинорежиссер Аркадий Кордон в эти дни находится в Нью-Йорке – прибыл домой, что называется, на побывку. Еще в 2000 году он с семьей перебрался на постоянное место жительства в Америку. Однако с профессией на расстался. Все-таки в его творческом багаже добрый десяток полнометражных художественных и документальных картин, в том числе такие заметные, как «Приключения Травки», «Великий самоед», «Приговоренный». Нескольких чрезвычайно престижных призов удостоен фильм «Послушай, не идет ли дождь...», в котором прототипом главного героя стал замечательный русский писатель Юрий Казаков. Решительно рвать с таким прошлым затруднительно, да и незачем.
Несмотря на естественные и знакомые всем нам трудности эмигрантской жизни, Аркадий Кордон продолжал писать сценарии, готовиться к новым режиссерским работам. И оказался востребованным. В прошлом году его пригласили в Москву для постановки очередного российского сериала, а затем предложили новый проект. Потому в Нью-Йорке на этот раз Аркадий Кордон пробыл недолго. И все же мы оба выкроили время для встречи. Нам было о чем поговорить и что вспомнить. Часть этой беседы может представить интерес и для читателей еженедельника.
- Я понимаю, пути творчества неисповедимы. Но как случилось, что после фильма «Послушай, не идет ли дождь...» в списке поставленных тобой лент появился «Шахматист»? Та картина была тонкой, пронзительной, трепетной, как березовая роща под осень, а сериал, что ни говори, уже по законам жанра обычно бывает плосковат и простоват, рядом не поставишь.
- А ты сам не догадываешься? Вспомни, как ты назвал свою рецензию на фильм «Послушай, не идет ли дождь...» с Алексеем Петренко в главной роли. Рецензия называлась «Прощание с эпохой». Та лента и вправду была прощанием со временем, в котором прожил всю жизнь герой и в котором мы оставили большую часть нашего собственного жизненного пути. Эпоха завершилась, началась другая, во многом непривычная и, прямо скажем, жестковатая, особенно в том, что касается финансов. Постановка фильма больших денег стоит, их надо добыть. Профессиональному режиссеру теперь не часто предоставляется возможность выбирать тему, материал, сценарий. Этим занимаются продюсеры,для них это прежде всего вид бизнеса. Телевизионные сериалы пользуются успехом у широкой публики, их смотрят миллионы. Не хочется сидеть вообще без дела и ждать, когда тебе предложат близкую тебе тему... А работать над сериалом по-своему интересно. Трудностей, суматохи, крайней неорганизованности – вагон. И когда все-таки справляешься со всем этим, ощущаешь удовлетворение как профессионал. И деньги для себя и семьи тоже зарабатывать надо.
- Зрительская аудитория, насколько мне известно, по-разному оценила «Шахматиста». Одним очень понравился Михаил Мамаев в роли главного персонажа Павла и неторопливое, вдумчивое развитие сюжета. Другие сетуют: мало динамики, видны срывы в монтаже и озвучании. Для меня совершенно неожиданной стала тема сериала – группа олигархов под водительством олигарха-эмигранта готовится сместить правительство на очередных выборах и беспощадно расправляется с коллегами, не желающими участвовать в заговоре. Выглядит как чрезмерно прозрачный намек на реальность.
- Разделим на два вопроса. Отправная точка сюжета действительно рискованная, так уж получилось. Хотелось отойти от бандитских братков, чуть приподнять значимость персонажей. Не уверен, что это пройдет незамеченным, сериал могут и не показать в России. Самоцензура на российском телевидении достигла очень высоких степеней, сверху тоже контроль ужесточился, охотников рисковать все меньше. С другой стороны, к телесериалам уж очень серьезно никто не относится. Зрелище для уютного домашнего времяпрепровождения, не больше того. Вряд ли «Шахматиста» воспримут как пропаганду или разоблачение, таких задач мы перед собой не ставили. Теперь о шероховатостях сериала, их много. Конечно, я несу за них ответственность, но не всю. Дело в том, что мною снято примерно три четверти всего материала. Остальное снимал другой режиссер, имени его называть не стоит. Монтировали вообще без моего участия, и нестыковки в монтаже очевидны. Руководитель проекта и главный продюсер Николай Досталь досрочно отозвал меня для подготовки другого сценария. Для меня это был удар – не дали завершить «Шахматиста». Я ужасно переживал, хотя работать было безумно трудно. Так называемое малобюджетное производство – сущий ад. Второго режиссера нет, ассистенты, дизайнеры, художники профессией владеют очень слабо, а то и вовсе не владеют. Съемки шли, как правило, без подготовки, с колес. Финансирование такое скудное, что от мало-мальски сложных эпизодов, записанных в сценарии, меня заставили отказаться.
- Тем не менее тебе удалось собрать отличных актеров: Георгий Тараторкин, Станислав Любшин, Алексей Петренко. Как они работали в таком не совсем привычном для них материале?
- Безукоризненно. Все они профессионалы высокой пробы, и каким бы ни был материал, в своих ролях они отдают все, на что способны. С Петренко мы вместе работаем не в первый раз, понимаем друг друга с полуслова. Открытием для меня стал Миша Мамаев. На роль главного героя Павла сначала планировался артист «Табакерки» Белый (вообще-то его фамилия Вайсман), но Табаков его не отпустил. Мамаев до того, как получил актерское образование, закончил престижный Институт международных отношений. Это очень пригодилось для роли твердого, сдержанного и немногословного героя. В «Гардемаринах» у его персонажа был совсем иной характер. И еще мне показался очень убедительным Николай Добрынин в роли одного из олигархов, Виктора Ратникова.
- Объясни, пожалуйста, почему почти все детективные и приключенческие боевики-сериалы сняты в Петербурге, хотя и режиссеры, и основной актерский состав – москвичи? Есть желание прославить родину президента Путина?
- Думаю, демонстрация криминала на петербургских улицах и площадях Путину славы не прибавляет. Далеко не все сериалы снимаются в Питере. Продюсеры ищут, где работать проще и дешевле, где есть свободные производственные мощности. Это может быть и мегаполис, и сравнительно небольшой город. Все зависит от конкретных обстоятельств. В нашем случае вариант маленького городка отпадал полностью, там олигархи не водятся. Москве предпочли Петербург, потому что мощности столичных киностудий в этот период были загружены под завязку. Не знаю, возможно, до Америки доходят в основном сериалы, снятые в Петербурге. Случайность.
- И на какую же картину тебя отозвал Досталь?
- Во-первых, меня попросили помочь в подготовке сценария «Сыщики-5», во-вторых, подписал контракт на постановку еще нескольких фильмов сериала «Гражданин начальник» с Юрием Степановым в главной роли. Так что пока предстоит работа в том же жанре. Некоторый опыт я приобрел, надеюсь, он не пропадет даром. Только не надо думать, что сериал, пусть и криминальный, «про бандитов и ментов», всегда лишь «левая халтурка», не требующая творческих усилий. Жанр сложный, совсем не просто удержать внимание зрителей на протяжении двух-трех недель.
- А как продвигается совместная работа с Василием Аксеновым? Насколько я знаю, сценарий давно готов и даже прошел какие-то этапы утверждения в российском министерстве культуры.
- Все верно. Сценарий под названием «Шут» написан нами по роману Василия Аксенова «Новый сладостный стиль». Роман издан на нескольких языках. Это такая постмодернистская история московского художника и артиста по имени Александр Корбах, у которого есть некие еврейские корни. Подвергаясь притеснениям в СССР, он решается на эмиграцию. В Америке добивается солидного финансового успеха, но затем дотла разоряется... Тому, кто роман читал, сюжет известен. Добавлю только, что экранное действие происходит и в наши дни, и в глубокой древности, в период разрушения первого храма в Иерусалиме. Меня, как сценариста и режиссера, материал привлекает в двух основных аспектах. Первый: это еще одна из многочисленных попыток разобраться, каково же истинное место художественного таланта в мире. И второе: доказать, что, вопреки утверждению классика, связь времен не распалась, она остается навеки и многое определяет в нашей жизни. Когда начнется работа над фильмом «Шут»? Точной даты пока назвать не могу. В начале прошлого года российское министерство культуры было готово выделить часть средств на финансирование съемок, недостающую сумму обещали дать зарубежные спонсоры. Как ни странно, начало работы отложили... из-за войны в Ираке. Она вызвала в российском обществе вспышку антиамериканизма, и начальство посчитало, что сотрудничество с двумя авторами-эмигрантами стоит отложить до лучших времен. Сейчас ситуация изменилась. И если прежние договоренности останутся в силе, возможно, к концу следующего года фильм будет запущен в производство. Честно говоря, жду этого момента с нетерпением. Очень хочется от сериалов снова вернуться к постановке общеэкранной ленты более глубокого содержания.
- В последнее время все чаще говорят о конце кризиса в российской кинематографии, даже о буме, который пришел вслед за длительным падением. На твой взгляд, все это действительно так?
- Ну, о буме, мне кажется, говорить рановато. Да, фильмов снимается гораздо больше, чем несколько лет назад, особенно для телевидения. Но в системе кинопроката по-прежнему предпочитают знакомить зрителей с зарубежными картинами, хотя отечественные то и дело отмечаются престижными наградами на различных международных кинофестивалях. Видимо, сказывается инерция постперестроечных лет. А без проката нет достаточного финансирования киностудий. В российском кино появилось немало новых имен. Но вот что бросается в глаза – молодые кинематографисты держатся особняком, отгораживаются от маститых мастеров советских времен, преемственность поколений как бы отсутствует. Плодотворным такое отчуждение стать не может. Одно из следствий – слабая профессиональная подготовка. Многое делается слишком облегченно, поверхностно, на уровне самодеятельности. Дело, наверное, поправимое, однако требует времени.
- Спасибо за беседу. Надеюсь, по возвращении в Америку еще встретимся и ты расскажешь о своих новых работах и планах.
С кинорежиссером

Аркадием Кордоном беседовал
Ефим Клейнер