ankara escort

ГрузинскаЯ роза и украинский каштан Параллели и отлиЧиЯ

Факты. События. Комментарии
№51 (451)

Как известно, согласно вердикту Верховного суда Украины, приснопамятная ЦИК Украины постановила провести переголосование второго тура президентских выборов 26 декабря. И таким образом представилась возможность, отстранясь от нервозной хроники текущих событий, более пристально осмыслить последовательность действий украинской оппозиции.
Государства, переживающие переходный период, являют собой особо пригодную почву для революционных преобразований. Именно во время такого периода могут происходить или происходят гражданские войны, государственные перевороты, революции. Большинство государств на постсоциалистическом пространстве сегодня находятся в аналогичном нестабильном состоянии, когда достаточно фактора, порою даже не очень значительного, для инициации конфликта, способного развиваться в любую сторону.
Именно так было в Румынии, Молдове, России, Грузии, Польше. В зависимости от сформированных традиций политической культуры, от намерений представителей местных элит и участия международного сообщества такой конфликт может иметь разный сценарий развития. Например, в Польше 1989 года "круглый стол" между Ярузельским и оппозицией стал примером цивилизованной передачи власти, в Венгрии и Чехии после кровавых событий 1956 и 1968 годов революция 1989 года тоже стала спокойной и бескровной. Вместе с тем в Румынии события были окрашены кровью, в Литве все помнят о кровавом побоище у телецентра, а в России после довольно спокойного подавления ГКЧП – сложный 1993 год, прошедший под знаком расстрела танками Белого дома. Ровно год назад Грузия продемонстрировала ещё один, альтернативный польскому путь, для бескровного решения “революционной ситуации”.
По схожему сценарию развиваются последние события в Украине, однако после тревожной и вместе с тем обнадёживающей демонстрации человеческого потенциала революция идёт на спад после того, как людям предложили мирные переговоры. Сегодня украинские лидеры из всех сил стараются придерживаться аналогичного сценария, хотя и не забывают об опыте побывавшего недавно в Киеве Валенсы, пригласив в качестве мирового судьи польского и литовского президентов, а также официальных представителей европейского сообщества.
Практически каждый украинец, несмотря на ожесточённую информационную блокаду украинских СМИ и недостаток сообщений о свержении режима Эдуарда Шеварднадзе, знает, что в Грузии всесильного “седого лиса” и опытного политика снял народ. Мирно. Особенно символично то, что день отставки Шеварднадзе (23 ноября) приходился почти на пик украинской революции, и тезис о том, что “если грузины это сделали, то и украинцы смогут,” оппозиция донесла к народу. Протестанты на Майдане Незалежности держат в руках оранжевые розы (как в Грузии), а 25 ноября двадцать девушек дарили цветы милиционерам возле администрации президента. И даже на сцене перед тысячной аудиторией Виктор Ющенко на микрофон перед Юлией Тимошенко прикрепил оранжевую розу. Всё это, впрочем, как и действия оппозиции в целом, свидетельствует о том, что память о грузинской революции свежа.
Во-первых, грузинская и украинская оппозиция старались максимально заручиться поддержкой других государств. Выступления лидеров украинской оппозиции с сообщениями о реально стремительно ширящейся мировой поддержке постоянно звучат в течение последних дней.
Во-вторых, украинская оппозиция сделала свободные и честные СМИ символом революции: трансляция “честных новостей” на экранах на Площади Независимости и отказ бывших провластных каналов в дальнейшем транслировать “темники” (показательным в этом можно рассматривать выступление журналистов и генерального продюсера популярного телеканала “1+1” Александра Роднянского 25 ноября перед выпуском новостей с заявлением информировать телезрителей “честно”) олицетворяют часть победы революции. Журналисты “Пятого канала”(уже давно позиционизировавшего себя как оппонента официальной власти и за это подвергавшегося беспрецедентному давлению с их стороны) постоянно в прямом эфире информируют миллионы украинских зрителей обо всех событиях в столице и регионах, за исключением тех мест, где “канал честных новостей” периодически отключается по воле властей. В обеих странах журналисты усиленно поддерживали связь с международными СМИ и информировали о внутренних событиях в стране. Подробности как грузинской, так и украинской революций стали главным новостным событием для ведущих BBC, CNN, CBC и т.п. Известие о том, что мировая общественность располагает реальной информацией о событиях в стране, заставляет власти действовать более осторожно и не прибегать к открытым антидемократическим мероприятиям. И хотя пристальное внимание международного сообщества к Украине не удержало власти от фальсификации выборов, сегодня ситуация стала иной.
Оппозиция - как в Грузии, так и в Украине - сразу старалась заручиться поддержкой силовых структур. Но если Саакашвили ещё до начала активных действий был уверен, что силовики будут сохранять нейтралитет и не начнут стрелять в демонстрантов, то в Украине лозунг “милиция с народом” наполнился реальным содержанием лишь 25 ноября, когда представители Оболонского райуправления милиции и генералы СБУ на Площади Независимости выступили с обращениями к украинскому народу, призывая всех силовиков поддержать Ющенко. Двусмысленное же заявление министра обороны Украины Александра Кузьмука 26 ноября о том, что “армия на стороне украинского народа” и факты возбуждения главным следственным управлением МВД Украины уголовных дел “ по фактам захвата правительственных зданий” свидетельствовали о том, что уверенности в том, что в демонстрантов стрелять не будут, не было. Хотя и наблюдалась надежда на то, что в безоружных свои же украинцы стрелять не будут.
Как в Грузии, так и в Украине внутриполитическая ситуация перед началом событий была очень напряженной. Интересно, что в обеих странах народ вышел на улице вследствие откровенной и массовой фальсификации выборов. Для всех грузин было очевидным, что именно Саакашвили поддержало более 90% избирателей, а не Шеварднадзе, как это констатировала Центральная избирательная комиссия. В Украине демонстранты на площадях городов не верят в то, что народ страны (кроме правящей верхушки) хочет видеть во главе государства “дважды несудимого профессора”. Украинцев объединила не столько поддержка Ющенко, сколько нежелание президентства Януковича. Аналогично в Грузии сработала идея “против Шеварднадзе”.
И хотя обе страны не являются моноэтническими, но в случае Грузии проблема регионализма проявляется значительно острее, чем в Украине. Причём Россия и Турция постоянно стараются, через поддержку соответствующих нацменьшинств, влиять на ситуацию в стране. Поэтому в Украине региональные противостояния отошли на второй план - приоритетным было стремление к кардинальному изменению режима. А позиция раскольничества, начавшая было разыгрываться местными элитами, лишь засвидетельствовала их отчаяние и была публично дезавуирована даже действующим президентом. Кстати, именно эти события и стали побудительным мотивом для массового всплеска не столько антирусских настроений, сколько для осуждения неуклюжих действий российских властей. (Имею в виду приезд и выступление московского мэра, заявления вице-спикеров Госдумы, неоднократные высказывания председателя Госдумы, не говоря уже о поздравлениях и высказываниях самого президента России).
Из всего вроде и напрашивается вывод о том, что штаб Ющенко действовал во многом по схеме, схожей с действиями грузинской оппозиции. Но определяющими здесь выступают как минимум три “но”.
Во-первых, Ющенко поддерживало к началу “оранжевой” революции около 55% населения Украины, а не 95%, как Саакашвили.
Во-вторых, украинская оппозиция с силовиками и до сих пор не договорилась, а одиночные заявления генералов, капитанов милиции, курсантов и прокуроров не гарантируют безопасность демонстрантов.
В-третьих, грузинских оппозиционеров активно поддерживал финансово известный американский филантроп Джордж Сорос, чего не скажешь об украинской оппозиции, у которой, по некоторым данным, нет денег не только на изготовление достаточного количества символики, но и на оплату деятельности части работников штаба. Кстати, в прямом эфире воскресной “Российской панорамы” небезызвестный Борис Березовский ответил категорическим “нет” на вопрос ведущего о возможном его финансировании украинской оппозиции.
Всё это давало основания опасаться, что результаты украинской революции могут и не стать такими же, как грузинской, а могут скорее напомнить события в России 1993 года, когда противостояние президента и парламента вылилось в военное противостояние. Это подчеркнул и Председатель Верховной Рады Владимир Литвин: “Украина – не Грузия”. Не исключено, что украинская оппозиция начала понимать этот факт и потому изменила тактику борьбы. После ряда резких заявлений, особенно со стороны Юлии Тимошенко, оппозиция вновь призвала к мирному решению конфликта – её активная позиция в проведении уже трёх “круглых столов” при участии международных посредников – свидетельство этому. Да и вердикт Верховного суда Украины подтвердил, что возможное разрешение конфликта между старой и новой политическими элитами в Украине лежит в иной плоскости, чем в схожих случаях. Очевидно, невозможно однозначно придерживаться польского, грузинского, русского или румынского сценария. Ясно и то, что необходимо взвешенно подходить к ситуации, привлекая положительный опыт всех близких по культуре государств, и выработать общий план действий для всех заинтересованных сторон, независимо от их политической ориентации. А кроме того, ведь и сам выборный процесс в Украине ещё не завершён. Так что не будем торопиться с окончательными оценками, ибо ближайшие дни должны явить миру, какие выводы сделали для себя из происходящего все заинтересованные стороны как в Украине, так и в мире.