Русский вклад в израильский сленг

Литературная гостиная
№47 (813)

 

Беседуя с израильтянами, не впадайте в шок от слов “кибинимат” и “йоптфоймат” - это вовсе не то, что вы подумали.
 
Давно известно, что российские евреи внесли свой нехилый вклад в создание российского сленга. “Халява”, “шмонать”, “ксива”, “фрайер”, “марвихер” и многое другое. Думаю, вам будет интересно узнать, что и “русское” меньшинство в Израиле внесло свою лепту в создание израильского сленга.

Сначала несколько довольно приличных заимствований. В Израиле прекрасно знают и часто употребляют такие слова, как “большевик”, “комиссар”, “тройка”, “политрук”. Можете использовать и вы - вас вполне поймут. 

В ПАЛМАХе были офицеры, отвечавшие за идеологическую подготовку бойцов, - их в народе так и называли: “политруким”. Слово не забылось, оно живет и дышит. К примеру, минобразования решает выделить больше уроков на изучение еврейских традиций, истории еврейского народа - из левого лагеря сразу слышатся обвинения в идеологическом вмешательстве в учебный процесс, чиновников от просвещения обзывают по-русски: “комиссарим”, “политруким”.

Про первого премьер-министра Давида Бен-Гуриона безо всяких эмоций говорят: “У ая большевик” - то есть не любил оппортунизм, не терпел никакой оппозиции - ни внутри своей партии, ни в стране. Формируя первое правительство, он провозгласил: “Бли Херут ве-МАКИ” - без правой и левой партий, министрами станут только те, кто следует в кильватере его родного МААРАХа. (В 1960-х в одном из интервью на вопрос, выдвинул бы он теперь такое требование, Бен-Гурион сказал, что нет. И Менахем Бегин уже был достаточно кошерным для него, а про Моше Снэ он сказал, что в конце жизни тот стал “сионист”. Причем Бен-Гурион, говоря на иврите, использовал не ивритское “циони”, а именно русское: “сионист”.)

Из той же серии слово “Правда” - так здесь обзывают газету, являющуюся чьим-то рупором, проводником идей какой-либо партии или организации. Правые политики убеждены, что газета “Гаарец” - это “Правда” партии МЕРЕЦ, левые журналисты утверждают, что газета “Исраэль ха-йом” (воздерживающаяся от безудержной критики нынешнего правительства) является “Правдой” Биньямина Нетаниягу.

С “тройкой” все просто - как и в русском, так называют любой триумвират, принимающий решения без согласования с кем-либо еще. Допрос, обвинение, приговор - расстрел. Обжалованию не подлежит.

После стремительного взлета и такого же быстрого падения с политического небосклона первой “русской” партии ИБА израильтяне хорошо усвоили выражение “наш контрол”. Политические комментаторы и сейчас время от времени употребляют это выражение.

Летом 1996 года, когда вовсю шло формирование правительства, комментатор сообщил: Натан Щаранский выставил свои требования, а Авигдор Либерман (который тогда вел коалиционные переговоры) сказал ему “ньет”. И это оказалось столь заразительно, что чуть позже, рассказывая уже совсем не о “русских” действующих лицах израильской политики, другой журналист сообщил: предложили Ариэлю Шарону портфель, не имеющий большого влияния, и “Шарон амар “ньет”... Помню огромный заголовок в газете после победы нашей баскетбольной команды “Маккаби” над ЦСКА: “Амру ле-русим “ньет” - “Сказали россиянам “нет”.

(Необязательное отступление: я много раз слышал из уст израильских подростков выражение “кеилу да?” и полагал, что это из нашего родного “да”, но проверил по полному словарю израильского сленга Рувика Розенталя - нет, он утверждает, что это полуперевод американского сленгового выражения “like duh”, смысл которого - “само собой”, “козе понятно”.) 
Можно написать докторскую диссертацию на тему о “русском” сленге в иврите, в разрезе вклада каждой волны из России; я почти уверен, что следующее выражение - заслуга нашей последней громадной алии: в комическом сериале “Светофор” один персонаж говорит другому: “Как дила, капара?”

Не знаю, как получилось, но у слова “жлоб” в иврите довольно-таки невинное значение: “амбал” (хотя есть и свое родное “бирьен”; впрочем, “бирьен” больше используют в качестве “хулиган”). Давид Гроссман однажды использовал это слово в женском роде: героиня у него - высокая, крупная, жилистая, “жлобит”. Когда пару лет назад депутат от НДИ Софа Ландвер обозвала одного своего коллегу из другой партии “жлоб” (имея в виду истинно русский смысл), другие народные избранники ее не поняли (обозванный - человек тщедушный, мелковатый - я имею в виду фигуру, а не характер), понадобилось объяснять.

Вот слово “фрайер” сохранило свой первозданный смысл: это тот, кого легко обмануть, надуть. Только вступив в нынешнюю должность, Нетаниягу заявил, что Израиль больше не будет “фрайером”, не будет идти на односторонние уступки. 
Пресса назвала ту его речь “Неум а-фрайерим шель Нетаниягу”. Русские медиа поддались соблазну, перевели: “Фрайерская речь Нетаниягу”, тогда как смысл был другой: “Речь, в которой упомянуты фрайеры”.

“Пендель” - это слово вошло в словарь сленга Рувика Розенталя, но он не знает, откуда оно, и пишет: “Видимо, так израильские спортивные комментаторы исковеркали английское “пеналти”.
Как-нибудь при встрече расскажу ему, что коверкали это слово в России.
Розенталь вообще имеет склонность принижать роль и влияние великого русского языка на формирование и обогащение ивритского сленга. Так, он убежден, что слово “нервим” (“Хаваль аль а-нервим” - пожалей свои нервы) - из английского - “nerves”, но я готов поспорить, что это все же из русского “нервы”.

“Халав ципорим” - десертное блюдо на основе яичного белка - это однозначно взяли и перевели российское “птичье молоко”, разночтений быть не может.

Великое юмористическое трио “А-гашаш а-хивер” (“Бледнолицый следопыт”) в своих скетчах упоминает другие блюда: “котлет”, “компот”. 

Знают здесь и слово “капуста” - только называют так не сам этот овощ семейства кочанных, а производное от него - квашеную капусту или голубцы.
Можете использовать без перевода слово “жулик” - многие его поймут так, как нужно. 
“Холера” - говорят здесь про плохого человека.

Слово “ругатка” к ругательствам не относится. Так на иврите называют нашу родную “рогатку”; многие авторитеты в Израиле считают, что Давид, отправляясь на точечную ликвидацию древнего амбала, “бирьена” и жлоба Голиафа, вооружился именно “ругаткой” (а не пращей).

Помню свое удивление, когда героиня комического сериала “Хаци Менаше” (“Половина колена Менаше”) в ответ на вопрос, почему она, такая красивая и умная, все еще не замужем, отвечает: “А за кого в нашей деревне выйти? “Кулам кан - “мужиким”, - то есть, все здесь неотесанные мужики. 

Не раз встречал выражение “махзик фасон” - держит фасон. И это - из русского.
Про некоего человека рассказывают: “Когда он женился, у него было 100 шекелей и субару-тарАнта”. Это русское “тарантас”, развалюха. Есть и свое ивритское про подобные машины: “грутаа”.

Газеты здесь как-то писали, что не только супруга президента Франции Карла Бруни была в прошлом моделью, но и сам Саркози “бе-авар хильтер ке-дугман”. “Хилтер” - это от нашего родного “халтурить”, то есть, он подрабатывал в качестве модели (еще когда ему было 12 лет). 

В иврите, как и в русском, у слова “халтура” есть два смысла: подработка на стороне и некачественная, халтурная работа. 
Одно из своих выступлений в рубрике “Рега шель иврит” я посвятил тому, что ужасно завидую переводчикам титров с английского на иврит: множество идиом на иврите являются кальками с английского, и там, где мне приходится в поте лица своего искать русский эквивалент, переводчики-ивритяне просто переводят слово в слово - и все дела. 

А вот еще одна причина, почему я завидую своим израильским коллегам. Есть английское слово “mess”, оно у голливудских сценаристов в большом ходу, и для адекватного перевода в разных ситуациях нужно искать разные подходящие слова - “беспорядок”, если это в квартире, “проблемы”, если в отношениях между героями, иногда: “вляпался в историю” и так далее. А в иврите есть слово, которое точно передает все оттенки английского “mess”, просто как рука входит в перчатку нужного размера. 

При этом самое обидное: слово-то это русское! А именно - “балаган”. Мы так называем театр на колесах, а израильтяне - этот самый беспорядок - в вещах, в делах, в отношениях, в судьбе.
“Цуцик” - это из украинского, добавляю в свой трактат до кучи.

Ну, довольно строить из себя приличное общество, воленс-ноленс придется опуститься на грешную землю - все же о сленге речь, не о правилах хорошего тона.

В упомянутом выше комическом сериале “Светофор” героиня кричит девушке, которая (как ей кажется) намерена отбить у нее мужа: “Курва!” Хм-хм... Это было на Втором телеканале в детское время.

На том же Втором телеканале стендапист изгаляется над библейскими сказаниями: чего это Всевышний так долго разбирался с упрямым “паръо” (фараоном), который долго не соглашался отпускать евреев? Одна казнь, другая, третья, лягушки там, саранча, тьма египетская. Да подослал бы к ним двух русских амбалов - те бы в момент все уладили! (И показывает, как бы они действовали - с характерным русским акцентом) “Ми кан - паръо?! У, блат!”. В последнем слове при верном произношении нужно смягчить “л” и озвончить “т”. 

“Паскудняк” - говорят про нехорошего человека. Такую легкую метаморфозу претерпел наш родной “паскудник”.
Прежде чем приведу два следующих выражения - у меня убедительная просьба: не пытайтесь мысленно восстанавливать истинное звучание их на русском! Потому что это будет совсем уже неприлично, а кроме того - смысл на иврите другой. Вот сцена, которую я сам наблюдал: образованная молодая женщина шьет, укололась иголкой, восклицает в сердцах: “Кибенимат!” Не осуждайте милую даму, в ее устах это всего лишь “черт побери!”

Профессор Тель-Авивского университета читает нам лекцию на журналистских курсах. Оживленно рассказывает о ком-то и говорит, что тот, сильно удивившись увиденному, якобы воскликнул: “Йоптфоймат!”

Больше половины русскоязычной аудитории - молодые женщины, они в шоке. Профессор почувствовал, что публика ошарашена, остановился, спрашивает: что случилось, я что-то нехорошее сказал? Ему объяснили деликатно, что на русском это - ужасное ругательство. Но и для него это всего-навсего “черт побери”.

Многолетний диктор и ведущий “Решет бет” Элимелех Рам выпустил на днях книгу воспоминаний, в которой есть такой пассаж. 

Однажды - это было в начале 1960-х - он вошел в студию; он не знал, что его предшественник вышел, не выключив микрофон. Рам ищет пластинку с позывными передачи, которую должен поставить на проигрыватель, не может найти и в сердцах произносит: “Кибенимат, эйзе бардак по!” - на всю страну. 

Назавтра газета “Джерузалем пост” вышла с ехидным сообщением: “Сотрудники “Решет бет” могут похвастаться прекрасным знанием русского языка”.

Знают израильтяне и знаменитое короткое русское слово из трех букв. Но нынешняя последняя алия здесь ни сном, ни духом - это у них в лексиконе уже давно. В 1979 году Йоси Сарид, выступая в кнессете, наябедничал народным избранникам: “Наш уважаемый премьер-министр назвал лидера оппозиции “...” - тут Сарид и произнес это слово из трех заборных и забористых букв и пояснил тем, кто не понимает: “Это очень грубое русское ругательство”.

Кстати, я заметил, что “ругательные” слова на иврите звучат почему-то мягче, чем их русские двойники в окружении русского текста. “Зайин, леиздайен, кус” и прочие у меня не вызывают такого дискомфорта, как если бы я увидел их русские эквиваленты в русском тексте. Может, это сугубо субъективное ощущение, но это так.

Активно в создании сленга участвуют не только целые русские слова, но и части - например, суффикс “-ник”. Самое известное жаргонное словечко - “нудник”. А есть еще “джобник” (попавший на непыльную работу, легкую службу в армии), “клюмник” (“ничтожество”), “митаревник” (любитель заключать пари по любому поводу).

Есть на иврите и слова с использованием женского полового органа - но это я уже не осмеливаюсь здесь воспроизвести. Оставим, будем считать, что эту область я не охватил. Ладно? Не пишу же я полный трактат о сленге. 

Юрий Моор-Мурадов

Комментарии (Всего: 2)

Милое уикэндовое чтение. Куча народной этимологии, но без претензий на истину в последней инстанции.
Вечная тема иностранных заимствований, постоянно обновляемая в ходе межкультурного общения.

Два попутных наблюдения. Кроме чисто кулинарных "компот-котлет" основную массу заимствований из России составляют слова с НЕГАТИВНОЙ коннотацией. Еще автор напрасно игнорирует такой мощный канал коммуникации, каким для иврита является идиш. В котором всяких славянских заимствований --- выше крыши.

А в целом приятный информативный материал. Большой лехаим!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
А уж как тащатся израильские мужики когда им в постели русские женщины говорят - "ЗАИНЬКА МОЙ"!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *