Филателистам и знатокам истории техники на заметку

Культура
№47 (813)

 

Узнать бы имя того благодетеля, который первым наклеил на конверт марку и помог мне заполнить свою жизнь собирательством волшебных этих клочков бумаги.
Карл Манхейм
 
Возможно, вы удивлены предложением обратить внимание и филателистов, и жаждущих изучать историю техники на рассказ о любопытной экспозиции в Музее дизайна. Действительно, эта мини-выставка должна заинтересовать не только собирателей и знатоков марок, но и тех, кто хочет узнать поподробнее историю Америки, а в данном случае, промышленной Америки, чьи отличительные признаки – это темп, разработка и использование новейших технологий и буквально звериное чутьё на требования дня, даже способность бежать впереди этих требований. Примером могут послужить бывшие тогда, в середине прошлого, уже ХХ века, суперновинками и с точки зрения техники, сделавшей огромный шаг вперёд в данной области, и в смысле удобства пользователей, и конечно же замечательного дизайна.

Очень важно, что знакомимся мы с именами тех дизайнеров, чья фантазия, подлинное художественное мышление и вкус, соединённые с безусловным знанием той области техники, в которой ведут они свои разработки, позволили создать больше чем полвека тому назад неожиданные, очень в повседневной жизни нужные, комфортные и технически совершенные новинки. «Когда мы были молодыми и чушь прекрасную несли...» Как видите, эта «чушь» оборотилась дивными дивами промышленного дизайна, вошедшими в быт сначала американцев, потом Европы, потом и до нас, в Союзе запертых, они доползли. Вызвав не только восторг, но и свирепый дефицит – как достать?

Сейчас вы скажете – какие это, мол, новинки, поглядите на нынешние телефончики да комбайны, разве можно сравнивать? Но не забывайте – прошло 50, 60 и т.д. лет, а двигалась и движется наука, техника да и многопрофильный дизайн с космической скоростью. Тут уж приходится говорить не о совершенствовании сущего, а о появлении таких новшеств, которые вчера даже фантастам не снились, а сразу и безоговорочно вошли в нашу жизнь. Так что стали технические «хиты» 50-х, подготовившие, кстати, базу для дальнейших разработок, историей, с частицей которой, дорогим нашим почтовым ведомством в марках отображённой, мы и знакомимся. 

Но давайте всё же вспомним, а  вернее, узнаем имена фигурантов этой экспозиции. Прежде всего назовём имя одного из крупнейших в Америке филателистов, целенаправленно составившего гигантскую коллекцию марок, в которой особое место занимает тематическое собрание марок, посвящённых именно промышленному дизайну. Это имя Джорджа Кравица Второго. Второго потому, что первым Джорджем Кравицем был его отец, положивший начало не только примечательной коллекции Кравицев, но, главное, известной промышленной корпорации. А вот имя того, кто ввёл марки в почтовый обиход где-то в 40-х XIX  века, назвать трудно. Предположений было несколько, но скорей всего, это некий феномен, когда царица Идея осеняет сразу несколько голов. 

Теперь на «повестке дня» (не забыли ещё ставшие штампом словечки?) имена тех знаменитых дизайнеров, чьи творения украсили почтовые марки. Но сначала несколько слов о дизайне как таковом. Слово «дизайн» в своём нынешнем значении появилось во втором или даже третьем десятилетии ХХ века во времена Баухауза, когда его гении (а это Гроппиус, Кандинский, Альберт, Лисицкий, Файнингер – какие имена!) приравняли по значимости прикладное искусство к изобразительному и вывели дизайн на передовую линию огня. В искусстве, разумеется. Первоначально воспринималось оно, слово это, двояко: во-первых, как чертёж, рисунок, а во-вторых (и это главное), как замысел, т.е. исходная мысль, идея, фантазия творца. Каковыми и были дизайнеры, чей вклад не только в облик, но и в развитие передовых технологий полсотни лет тому назад был неоценим, и имена которых красуются рядом с их изделиями на почтовых марках этой серии.
 
Припомните-ка изящный телефончик, ставший предметом наших желаний в 70-х, наверно, а в Америке появившийся на прилавках двадцатью годами раньше – автор Генри Дрейфус. Пишущая машинка. Новинка! Сменившая старые Ундервуды и их не менее громоздкое потомство. Удобная, компактная, лёгкая,  с кучей  дополнительных функций. Кто дизайнер? Эллиот Нойес. Это он, кстати, был одним из основателей американского общества промышленных дизайнеров. А переносные приёмнички? Идея жива по сию пору. На марке первенец Нормана Бэла Геддеса.  Он патриот: красавцев своих изукрасил в цвета американского флага. 

Камера Уолтера Тига  в стилистике АртДеко; элегантная настольная лампа Греты фон Нессен, которая дала своему детищу поэтическое имя «Иногда». Призванные модернизировать быт и облегчить отнимающий массу времени и сил домашний, да и не только домашний труд швейные машины, мясорубки, кофемолки, словом, всякая нужнейшая всячина Питера Мюллер-Мунка, Фредерика Рида, Рассела Райта, Дэйва Чэпмена, Доналда Дэски... Всего-то несколько марок, показанных на кратковременной, но весьма, весьма полезной этой выставке, а сколько сведений  обрушилось на нас, не говоря уж, что картинки, на марках воспроизведённые, у тех, кому дорога память об отлетевших в прошлое годах, пробудили воспоминания не только о приёмничках-телефончиках, но и о событиях, с ними связанных. А это, согласитесь, дорогого стоит.
Экспозиция эта не только крохотная (экспонатов-то меньше двух десятков), она ещё и принадлежит к разряду путешествующих: Нью-Йорк, Вашингтон, далее везде. По всей стране.