Побасенки ди Суверо

Путеводитель
№53 (453)

Практически во всех крупных парках Нью-Йорка сейчас можно увидеть разнообразные скульптуры. В старых парках они установлены давно и стали привычной частью ландшафта, но с каждым годом в городе появляется все больше так называемой парковой скульптуры, причем нередко это бывают временные экспозиции, которые практически регулярно сменяют одна другую. И на таких временных выставках, которые могут длиться месяцами, обычно экспонируются современные абстрактные произведения как отечественных, так и зарубежных мастеров. Одной из городских площадок, где скульпторы могут показать свои старые и новые произведения, является Мэдисон-Сквер- гарден. Сейчас там демонстрируются три крупногабаритные абстракционистские работы известнейшего американского скульптора Марка ди Суверо.
Очень интресным, на мой взгляд, является тот факт, что в этом же парке еще с позапрошлого века стоят классические скульптуры Уильяма Генри Сьюарда - государственного секретаря в правительстве президента Авраама Линкольна, лидера республиканцев штата Нью-Йорк второй половины позапрошлого века Роско Конклинга, 21-го президента Соединенных Штатов Честера Аллана Артура и героя Гражданской войны адмирала Дэвида Глазго Фэррагута. Это дает уникальную возможность проследить пути эволюции искусства, сравнить прошлое с настоящим, увидеть громадную разницу между ними, составить собственное мнение, полюбить то и другое или отдать предпочтение чему-то одному.
У южной оконечности парка посетителей встречает массивное, высотой более трех с половиной метров, длиной около десяти и шириной более четырех метров сооружение из выкрашенных в красный цвет толстых стальных балок, которое автор назвал «Aesope’s Fables», то есть «Эзоповы басни». Пытаясь понять, что хотел сказать автор этой многотонной стальной конструкцией, я мучительно вспоминал басни Эзопа, которые читал когда-то давным-давно. Вспомнил только шесть названий: «Стрекоза и Муравей», «Лиса и Виноград», «Лягушка и Бык», «Петух и Жемчужное зерно», «Волки и Овцы» и «Больной Лев», а также чувство моего тогдашнего удивления от того, что эти короткие прозаические произведения оказывается не были сочинены А.И. Крыловым, а лишь переведены им на русский язык в стихотворной форме. Ничего общего хотя бы одного из перечисленных в этих баснях персонажей со стоявшим передо мной сооружением я не нашел. Осознавал, конечно, что эзопов язык – это некое иносказание, но скрытый смысл, видимо, был так глубоко запрятан автором в переплетениях массивных балок, острые углы которых слегка сглаживались несколькими полукруглыми пластинами, что мне так и не удалось его отыскать. Я решил, что скорее всего имею возможность лицезреть не басни Эзопа, запечатленные в металле, а побасенки ди Суверо. Лично мне скульптура напоминала, несмотря на свои внушительные размеры, игривого щенка, который замер, пригнув голову к земле, чтобы броситься бежать за палочкой или мячиком. А может, он уткнулся носом в землю потому, что учуял неведомого зверя, который вытянул шею и бил хвостом на соседней лужайке.
Там, практически в центре парка, стоит другая скульптура ди Суверо, которая, как следовало из прикрепленной рядом таблички, называется «Beyond», что можно перевести, как «За пределами...» или даже как «Загробная жизнь». И действительно, в этом случае не приходилось сомневаться, что на лужайку пробралось какое-то явно доисторическое создание, предки которого давно вымерли, подобно динозаврам. Эта непокрашенная, местами с налетом ржавчины стальная конструкция своим серым цветом очень гармонирует с окружающими лужайку, на краю которой она стоит, серыми стволами дереьев и их полуголыми ветками. Однако такая цветомаскировка не делает «зверя» менее заметным из-за его огромных размеров: при высоте более семи метров его длина и ширина составляют почти шесть с половиной метров каждая.
Я заметил, что современных скульпторов часто вдохновляет мир исчезнувших животных, загадочная, растворившаяся в дали миллионолетий жизнь. Это «Ящер» и «Стегозавр» Александра Калдера, «Диноцерас» Роберта Кука. И вот теперь некто с закрученным штопором хвостом, явившийся нам на обозрение из потустороннего мира благодаря фантазии ди Суверо.
Наконец, в северной части парка, на дне круглого сухого фонтана установлена третья работа этого скульптора, которая называется «Double Tetrahedron», то есть «Двойной четырехгранник», или «Двойной тетраэдр». Несмотря на то, что основание этой строго геометрической конструкции стоит ниже уровня площади, на которой расположен фонтан, она возвышается даже над некоторыми деревьями, потому что при длине и ширине в два с половиной метра она имеет высоту более одиннадцати метров. Покрашенная в ярко-красный цвет стальная махина, составленная из вытянутых в высоту треугольников, неплохо смотрится на фоне старых зданий, окружающих парк. Мне эта скульптура напомнила кристалл одного из наиболее часто встречающихся минералов - цинковой обманки, или сфалерита. Кристаллы цинковой обманки принадлежат правильной системе, обычная их комбинация - два тетраэдра и куб. Сфалерит нередко встречается в отдельных, прекрасно образованных кристаллах. Их обычный цвет – бурый, желто-бурый или черный, но иногда среди них попадаются зеленые и красные экземпляры. Вот один такой, правда, в сильно увеличенном виде, и стоит в Мэдисон- Сквер-гарден.
Марк ди Суверо родился в 1933 году в Шанхае - там его родители находились на дипломатической службе. После окончания Второй мировой войны его семья перебралась в Сан-Франциско, где Марк учился в школе. Прежде чем поступить в колледж, он успел много попутешествовать, работал воспитателем в летних лагерях, помощником маляра, рабочим на корабельной верфи. Отведав в полной мере самостоятельной жизни, поступил в один из колледжей университета в Беркли, где изучал скульптуру и философию.
Вскоре после завершения учебы, а именно в 1957 году, он переехал в Нью-Йорк и, будучи приверженцем абстрактного экспрессионизма, начал использовать металлический лом от снесенных зданий, создавая то, что он называл «кубистской, открытой пространственной скульптурой». В 1960 году, зарабатывая себе на жизнь в компании по ремонту лифтов, из-за аварии попал под тяжелый подъемник и в результате остался парализованным на всю жизнь. Прикованный к коляске, он научился пользоваться электрическим сварочным аппаратом, продолжив тем самым свою творческую деятельность. Его работы из нержавеющей стали появляются в нью-йоркских галереях. В 60-х годах он купил подъемный кран, научился им управлять и начал использовать во время работы над своими монументальными стальными скульптурами.
Объединив усилия с друзьями и другими художниками, Марк ди Суверо основал скульптурный парк Сократа в районе Лонг-Айленд Сити в Квинсе, где скульпторы могли выставлять на всеобщее обозрение свои крупногабаритные работы.
Произведения ди Суверо широко демонстрировались как в Соединенных Штатах Америки, так и в Европе. Он получил международное признание. Скульптор продолжает активно работать и делит свое время между большой индустриальной студией в Калифоринии, домом во Франции и бывшим кирпичным заводом, превращенным в мастерскую, в Нью-Йорке. Кстати, «Double Tetrahedron» и «Beyond» были созданы в его калифорнийской студии в нынешнем году и оттуда доставлены в Нью-Йорк на грузовой платформе, а композиция «Aesope’s Fables», созданная в 1990 году, прибыла из мастерской ди Суверо, расположенной в Квинсе, на берегу Ист-Ривер.
В интервью, данном им Силии МакГи для газеты «Дейли ньюс» в июне 2004 года, скульптор сказал, что воплощение в жизнь его математических расчетов и философских размышлений дает ему счастливую возможность создавать рукотворный ландшафт в широких масштабах. «Для меня это является тем же самым, чем было для художников XIX века из Hudson River School написание картин, на которых они запечатлевали дикую природу Америки».