Новый год, новый век, новый Человек

Наука и жизнь
№1 (454)

Переступая незримую границу между истекшим и наступающим годами, люди часто задумываются о будущем - близком и отдаленном; своей семьи и страны, в которой живут; своем личном и всего человечества. Отталкиваясь при этом не только от событий, только что канувших в прошлое или продолжающих происходить в настоящем, но и основываясь на прогнозах специалистов - политологов, военных, ученых...
«Биоэтика: мост в будущее» - так озаглавил свою книгу придумавший в начале 70-х годов прошлого века этот термин Б. Поттер. Поскольку слово это возникло недавно, трактовка его до сих пор остается неоднозначной. Некоторые ученые рассматривают биоэтику как «направление философии и этики, в русле которого осмысливаются морально-этические дилеммы, порожденные развитием медико-биологических наук последней трети XX века», другие характеризуют ее как «совокупность понятий, принципов и установлений, направленных на моральное совершенствование человечества... в связи с революционными достижениями современной биологии».
И не только моральное, но также физическое и умственное. Задумаемся, как бы отреагировали мы на предложение резко повысить показатель своего интеллекта с помощью специфических лекарственных препаратов; или, воздействуя на собственные гены, обрести спортивную стать десятиборца; или, используя стволовые клетки, увеличить продолжительность жизни до 160 лет?
Решились бы мы на это? Не побоялись бы, что эти «усовершенствования» сделают нас менее человечными? А если бы этот процесс принял массовый характер, стал бы мир раем, полным невиданных ранее суперлюдей? И не лишилось бы это новое общество таких существенных человеческих ценностей, как сострадание к менее удачливым и счастливым?
До недавнего времени подобными вопросами, как правило, задавались авторы научно-фантастических романов. Сейчас же эти проблемы, получив поддержку в виде последних научных открытий, горячо дебатируются между учеными и специалистами по этике. При этом в основе конфликта лежит фундаментальный вопрос: как далеко может зайти homo sapiens в своем движении по пути собственного совершенствования и существует ли граница, у которой его следовало бы остановить?
Возникающие технологии, вроде генной инженерии, нейрофармакологии, терапии с помощью стволовых клеток, обещают не только излечивать самые тяжелые болезни, но и улучшать наши тела и разум, превращая человека в небывалое доселе существо - более умное, сильное, быстрое. Однако далеко не все согласны с тем, что люди будущего должны быть сотворены с помощью уловок и средств биоинженерии.
«Возрастающие возможности изменять нашу биологию и раскрывать тайны жизненных процессов становятся причиной новых культурных сражений», - говорит автор книги «Переделка людей» (Redesig-ning Humans) Грегори Сток, директор Программы по медицине, технологии и развитию общества в университете Калифорнии в Лос-Анджелесе.
Многие ученые считают, что спор о том, нужно ли человечеству превращаться в общность неких суперлюдей, пока что столь же абстрактен, как обсуждение того, какой законодательный орган - двухпалатный или однопалатный - должна иметь первая колония на Марсе. Другие специалисты с этим категорически не согласны.
«Эта тема не является монополией футурологов, - утверждает доктор Леон Касс, председатель Президентского совета по этике биологических исследований. – Некоторые из проблем биоэтики, лежащие на стыке прав человека с медициной и достижениями наук о жизни, решаются уже сегодня. Среди них такие, как выбор пола будущего ребенка, радикальное продление жизни, генная терапия и улучшающие умственные способности лекарства...»
Действительно, уже получены косвенные доказательства того, что генная терапия в состоянии кардинально изменить человечество. Например, исследователи в университете штата Пенсильвания повысили уровни белка у мышей, что сделало их существенно более сильными в течение всей жизни. А ученые Южного университета Иллинойса увеличили продолжительность жизни одной мыши почти вдвое по сравнению с обычной.
В то же время правительства во всем мире тормозят подобные исследования, особенно если они касаются человека. Президент Буш, например, запретил федеральное финансирование экспериментов, связанных с эмбриональными линиями стволовых клеток. Вскоре после этого южнокорейское правительство обрушилось на технологию компании BioFusion Tech, объявившей, что корейская женщина родит клона. И это при том, что клонирование в Южной Корее не запрещено. И по крайней мере 17 стран запретили модификацию линии микроба, которая изменяет репродуктивные клетки с целью передачи генетических изменений будущим поколениям.
«То, как мы относимся к уже имеющимся в нашем распоряжении средствам, закладывает основы использования еще более эффективных способов совершенствования человечества, которые появятся в будущем», - говорит доктор Джеймс Хьюджес, лектор по вопросам здравоохранения в Колледже Троицы в Хартфорде, штат Коннектикут.
К нему присоединяется политолог и член Президентского совета по этике биологических исследований Фрэнсис Фукуяма, также считающий, что соответствующие подходы к проблеме должны быть выработаны прежде, чем новейшие медицинские технологии будут полностью готовы к широкому применению. Несмотря на то, что сам Фукуяма относит себя к «биоконсерваторам», в своей книге «Наше постчеловеческое будущее» он пишет: «Если не заниматься этим теперь, потом нам будет трудно выбраться оттуда, куда мы можем зайти».
Почему же все-таки возникает беспокойство по поводу вероятных последствий стремления радикально «улучшить человеческую породу»? Чем, например, может быть плохо удвоение средней продолжительности человеческой жизни? Совет по этике биологических исследований при президенте в своем последнем отчете отвечает на этот вопрос другим вопросом: «Не достигнем ли мы при этом такого долгожительства, когда будут продлены не только активные, здоровые годы, но и время старческой немощи и распада?»
Это же заботит и Уильяма Херлбата, специалиста по биоэтике в Стэнфордском университете: «Долгая продуктивная жизнь со знанием того, что впереди у тебя еще много лет, конечно, принесла бы радость многим из нас, но не омрачит ли ее мысль о том, что будет в конце? Хочу ли я дожить до ста лет? Безусловно. А до 250 или больше? Вряд ли».
Даже биоконсерваторы признают, однако, что совершенствование человека неизбежно, поскольку преимущества более продолжительной жизни и лучших умственных способностей совершенно очевидны. Как говорит доктор Сток, «о правомочности использования эмбриональных стволовых клеток можно спорить до тех пор, пока проблема не перешла из теоретической в практическую плоскость. Как только выгоды от этого использования станут явными, дебаты будут закончены». И в самом деле, потенциальная терапевтическая ценность исследований стволовых клеток уже побудила больше чем 200 членов Палаты представителей Конгресса вместе с Нэнси Рейган обратиться к президенту Бушу с просьбой отменить его запрещение.
То же самое можно сказать и о самых современных методах пластической хирургии, генетических новинках или использовании препарата Ritalin студентами, стремящимися достигнуть лучших результатов в учебе... В процесс борьбы за дальнейшее совершенствование человечества оказалось втянутым даже Министерство торговли нынешней администрации, которое вместе с Национальным фондом науки рекомендовало правительству и частным компаниям интенсифицировать научно-исследовательскую работу с целью «создать мир, где разум человека напрямую связывается с машинами, а ученые используют генетику, чтобы укрепить организм человека, сделать его более здоровым и стойким ко многим видам стресса, биологических угроз и процессам старения».


Комментарии (Всего: 3)

Норм

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Статья то что надо,как раз это мне и нужно

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Статья то что надо,как раз это мне и нужно

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *