Отображение зла. Чем и кем вызван это скандал?

Мир искусства
№14 (310)

О музейных скандалах в прежней нашей жизни мы и не слыхивали. Были они делом, так сказать, внутрисемейным, закулисным, хотя страсти подчас бушевали вовсю. А поношение неугодных властям течений в искусстве или отдельных художников превращалось, по приказу свыше, в хорошо организованную кампанию и травлю.[!]
Здесь скандал – лакомый кусочек и для публики, и для прессы, а подчас и для устроителей того видовища, которое удостаивается громогласного изничтожения, гневных выкриков и оплевывания. Репрессий нет, зато популярность буквально взлетает. Только за пару последних лет в Нью-Йорке были громкие скандалы по поводу Мадонны, сотворенной из слоновьего навоза, в Бруклинском музее, потом там же репортеру жутко не понравился один из коллажей на выставке «Черной фотографии». Были и скандалы помельче. Теперь очередь Еврейского музея.
Это первый в мире Еврейский музей, который по праву отнесен к числу самых серьезных, с обширнейшей постоянной экспозицией и ценнейшими, сменяющими друг друга выставками музейных учреждений, носителей и хранителей культурного наследия, пропагандистов искусства от древности до наших дней. В Еврейском музее видели мы такие превосходные, часто новые для нас, собранные по всему миру экспозиции, как выставка еврейского портрета, выставка работ художников-евреев из России, ретроспективы Марка Шагала, Камиля Писсарро, Иегуды Пэна, Евгения Халдея, Хаима Сутина…
Была ли в предложенных музеем постоянной и временных экспозициях поднята тема Холокоста и войны?
Разумеется. Много раз. Мы видели такие шедевры, как «Война» Шагала, «Девочка с куклой» Сутина, «Павший солдат» Неизвестного, фронтовые снимки Халдея и многие, многие другие. Мы были потрясенными зрителями выставки, рассказавшей нам о героической деятельности американского журналиста Вэрьена Фрая, организовавшего спасение, в том числе из концлагерей, тысяч обреченных на смерть евреев, а среди них Фейхтвангера, Мондриана, Верфеля, Зегерс, которых мир мог потерять. Лицо фашизма, его преступления, черная его суть раскрывались перед нами не раз.
И вот теперь новая выставка, в названии которой, если хорошенько вчитаться, ее программа-максимум, ее пропагандистская и педагогическая задача и ее тематика: «Отображение зла. Собирательный образ фашизма. Негодующее искусство». То есть отображение всего того зла - смерти, разрушения, надругательства над человеком, полной переориентации нравственности...которое нес фашизм. Его обобщенный образ (а обобщения страшные, пугающие своей очевидной связью с насилием и террором, творимыми в мире сегодня) проглядывает отнюдь не только в преступлениях масштаба глобального, но и в жутковатых гнусных мелочах. И все это предсказывало, предупреждало, документировало, показывало, анализировало, негодуя, искусство.
Выставка не документальна. Это не запечатленные на пленке зверства фашистов, реальные события и люди. Нет. Это факты, преломленные в воображении художников, а в процессе этом возможно и открытие причин рождения фашизма, его спонтанной силы над душами и умами целой нации, его человеконенавистнической доктрины, анализ характера и поведения нацистов, выращенной Гитлером новой породы недолюдков. Но в процессе художественного отображения возможны, безусловно, и потери, и ошибки, которые налицо в материале экспозиций.
Выставка для восприятия нелегкая, с налету ее, как говорится, не возьмешь. «Экспозиция требует вдумчивого критического отношения. Трудна в понимании. Чувства вызывает противоречивые, перерастающие иногда в протест», - сказал архитектор Борис Дудник, которого я встретила в залах музея.
Полностью с ним согласна. Посетителей можно условно, конечно, разделить на две противоборствующие группы – восхищенных (а это, в основном, молодежь, которой сейчас в музее множество ,– ух, какие отзывы прочла я в соответствующей книге, причем обоснованные, со знанием современного искусства) и тех, кто всю коллекцию считает лживой, кощунственной, чуть ли не профашистской. Максималисты взрываются праведным гневом, демонстрируя его всячески и тоже обосновывая свое негодование. Я принадлежу к центристам.
Как и на всякой выставке есть здесь произведения значительные, в том числе и ряд талантливых, но есть и такие., что вызывают полное неприятие, и в первую очередь, это неизвестно как, зачем и почему в эту суровую экспозицию попавший рекламный ролик коллекции нижнего белья и духов Кэлвина Клайна. Сам по себе сделан этот ролик мастерски, отлично обыграно случайное, а, может, умело подготовленное совпадение названий девятилетней давности фильма и духов Клайна Obsession – одержимость, навязчивая идея. Навязчивая или навязанная всей идеологией фашизма идея вседозволенности. Садизм, не сексуальность, а грязь, похоть, гнусность, уверенность в своем праве унизить, растоптать, заставить силой делать самое непотребное, мучить и убивать. Подано это куда более откровенно, обнаженно и страшно, чем в талантливейшем «Ночном портье». Киноролик (а в экспозиции немало телеинсталляций) был бы более чем уместен, если бы ужасающие кадры фильма не перемежались картинками, пардон, подштанников или флаконов модных духов. Вот это уже кощунство. Но заодно и характеристика, в определенной мере, нынешних нравов, допускающих бизнес на человеческих страданиях и глумлении над личностью. В этом контексте все верно: глядите люди, до чего мы дошли, это ведь тоже вседозволенность, и последствия ее жестоки и непредсказуемы.
Холокост и Вторая мировая стали темой множества произведений литературы, изобразительного искусства и кинематографа. Первое, во что упирается взгляд в выставочном зале, это инсталляция Петра Укланского «Нацисты». Нет, повторяю, не реальные лица, а известные актеры, игравшие фашистов в фильмах разных режиссеров на протяжении десятилетий, то есть образ нациста дан опосредованно, через его понимание и философское осмысление большим артистом. Джеймс Мэйсон, Ричард Бартон, Джек Николсон, Грегори Пек, Омар Шариф, Юл Бриннер, Питер О’Тул, Энтони Хопкинс, Клаус Кински – лица, глаза, высокомерие, вера в свою избранность, воля, стремление к власти, но и жестокость, страх, отчаяние, сомнения, раскаяние. Но где советские российские фильмы, замечательны актеры? Их нет, как нет ни одного произведения наших художников. Большой просчет авторов экспозиции.
«Ответственность художника за зло» – так назвал серию своих объединенных тематически живописных полотен и рисунков, прошедший ад фашистских тюрем и лагерей Зоран Музык. Он - представитель старшего поколения, но большинство художников только родились в 50-х – 70-х, и их мировоззрение, их восприятие, их взгляд на кровавое прошлое не могут быть такими же, как у тех, кто жил в те страшные годы. Это неизбежно, и это не могло не отразиться на их творчестве. Но оно высоко духовно! Вот это главное. Даже тогда, когда молодой художник делает в духе времени тоже рекламную инсталляцию: макет концлагеря, собранный из кубиков «Lego». Есть вещи интересно задуманные и выполненные. Снова инсталляция Алана Сейхаса «Испорченные детки» – попытка объяснить, показать, как росло это поколение убийц, в чью голову вдалбливались лозунги гитлеровской пропаганды. Милая сентиментальная кошечка со знаменитой фюреровской челкой и усиками держит флажок со свастикой. Их бесконечный ряд, они плодят и заражают себе подобных. Автопортрет Алана Шнехтера. Он поместил себя в барак Дахау, он - один из узников, он, молодой, помнит – памятью сердца. Выразительны образы страшных своей обычностью фашистов Элке Криштуфека, телеинсталляция Мачея Топоровича, множество интересных находок. Симптоматично - значительные вещи антифашистского звучания создали немецкие художники послевоенного поколения. Комплекс вины?
Талантливо построен интерьер выставки: залы разбиты перегородками на тесные закутки, чем создается эффект замкнутого пространства, лабиринта, откуда не выбраться, ощущения, что ты сам в каземате, отчего все представленное воспринимается острее.
Кто видел чаплиновского «Великого диктатора», тот запомнил маленького ничтожного человечишку у белой стены, на которую он отбрасывает огромную уродливую, зловещую тень. Хищную, грозную, все увеличивающуюся в размерах. Это, наверное, и есть главная цель выставки. Показать: тень фашизма бежит, скачет по миру, провоцируя все те преступления, которые совершаются в мире. И черный вторник тоже. Люди должны знать о фашизме, помнить о Холокосте, о миллионах убиенных. В этом смысле, при всех недостатках, выставка в Еврейском музее сегодня актуальна и полезна. И просто интересна тоже.
Идите в Еврейский музей! Находится он в Манхэттене, на углу 5-й Авеню и 92-й улицы, куда легко добраться поездами метро 4, 5, 6 до остановки 86 Street. Работает музей ежедневно, кроме субботы, с 10 до 6, в пятницу до 5, а в четверг до 8. В этот день с 5 часов вечера вход бесплатный.
Скандал отшумел в считанные дни, сыграв весьма и весьма положительную роль: народу в музее – не протолкнешься, у входа даже небольшая очередь. Шипящие публикации и тенденциозный показ по телевидению на разных каналах вызвали естественный интерес и желание составить собственное мнение, что, наверное, важно и для вас, дорогие читатели. Вперед!