ЭЛЕМЕНТАРНО, УАТСОН!

Мнения и сомнения
№4 (457)

КАК ФРАНЦУЗСКИЙ ПАРФЮМ ПОПАДАЕТ В КИТАЙСКИЕ РУКИ
Три десятилетия назад на экраны вышла знаменитая комедия ныне покойного режиссера и актера Жана Янна «Китайцы в Париже», которая повествовала об оккупации города – светоча народной армией КНР. Правда, фильм был не столько об оккупантах, сколько о самих французах, которые дружно пополняли ряды коллаборационистов. Стучали на своих, носили кепки – маодзедуновки, ставили в угоду завоевателям «Кармен» с китайской героиней и проч. Украшением ленты была сцена скорбной процессии «Пежо» и «Рено», которые на глазах у их обезумевших от горя владельцев движутся к концлагерным прессам. Бурлеск кончался тем, что уставшие от разврата китайцы сами уходят из Парижа, на улицах которого незамедлительно возникают храбрые галлы - сопротивленцы, которые первым делом сразу берут под контроль талоны на питание и стригут под ноль своих жен, спавших с захватчиками.
Картина вспомнилась после того, как Китай только что на полном серьёзе взял, казалось бы, одну из неприступных цитаделей французского искусства жить – а именно, косметику и духи. Фирма «Уатсон», входящая в состав гонконгского концерна «Хатчисон Вампоа», принадлежащего миллиардеру Ли Ка-Шингу, приобрела за 900 миллионов евро крупнейшую на Старом континенте сеть парфюмерных бутиков - «Марионно». При этом китайцы за ценой не постояли, не стали скаредничать и, по мнению экономистов, предложили очень хорошую цену за фирму, находящуюся на грани банкротства: ее убытки только за первую половину минувшего года составили 78 миллионов евро. За каждую акцию «Уатсон» заплатила на четверть больше ее нынешнего курса. Когда обе стороны ударили по рукам, вздохнули с облегчением как глава и основатель «Марионно» Марсель Фридман, так и 9000 служащих 1235 магазинов, половина из которых находится за пределами Франции. Китайцы спасли фирму от краха, акционеров от разорения, а ее персонал от безработицы.
Приобретение «Марионно» - далеко не первая успешная операция на Старом континенте «Хатчисона Вампоа» и его филиала «Уатсон», руководимого британцем Айеном Уэйдом. «Уатсон» уже владеет сетью магазинов в Германии, Великобритании, Польше, Чехии, Венгрии и Латвии. Мудрый финансовый кормчий, 76-летний Ли Ка-Шинг, который в свое время пользовался поддержкой Дэн Сяопина, играл роль связующего моста между Гонконгом и КНР. Сегодня он рулит империей, которая «весит» 74 миллиарда долларов и, среди прочего, является мировым лидером в сфере контейнерных перевозок, входит в первую тройку основных производителей мобильных телефонов и т.д.

ИЗ КОММУНИСТОВ – В МИЛЛИАРДЕРЫ
У истоков создания «Марионно» стоял Марсель Фридман, которому сегодня 72 года. Его отец – польский еврей, перебравшийся в Париже в 30-е годы прошлого столетия, погиб в 1942 году в Освенциме. Марсель, который был активистом французской компартии, вместе со своим старшим братом Арманом в 1984 году случайно купил небольшую парфюмерную лавку в столичном рабочем пригороде Монтрей, которую благодаря своему таланту и трудолюбию превратили в косметическую империю. За несколько лет Марсель превратился в миллиардера, но остался человеком левых убеждений, заботящимся о своих служащих, как о своих близких. Это, естественно, не мешает ему жить на широкую ногу, иметь собственный частный самолет «Фалькон 50» и свою конюшню. На одной из его лошадей осваивает искусство верховой езды Шарлотта, дочь принцессы Каролины Монакской. Когда же наступили тяжелые времена, одному «красному» миллиардеру пришлось обращаться за помощью к другому.
Марсель Фридман сохранит за собой свой пост президента – генерального директора «Марионно», но руководящую команду ждет основательная перетасовка. Кроме того, часть магазинов, по всей видимости, будет закрыта, а ассортимент других пополнится мобильными телефонами. Косметика и парфюм, ежегодная продажа которых в мире превышает 200 миллиардов евро, отныне оказываются в сфере интересов китайского капитала, несмотря на то, что в самой Поднебесной употребление духов по-прежнему считается чем-то «малоприличным». Однако все больше и больше китайцев хотят жить по западным стандартам. Ли Ка-Шинг планирует продолжить победоносную кампанию в России, в Украине, в Белоруссии и на всем постсоветском пространстве. «Конечно, мы заинтересованы в новых приобретениях, - заявляет Айен Уэйд, - и у нас на это есть деньги».

ЛИ КА-ШИНГ ПРОТИВ БЕРНАРА АРНО
По мнению экспертов, Ли Ка-Шинг фактически бросает вызов французскому миллиардеру Бернару Арно, который стоит во главе группы LVMH, занятой высокой модой и производством предметов роскоши. В ее состав входят магазины «Сефора», которым предстоит вести борьбу не на жизнь а на смерть на парфюмерном рынке. Состояние самого Ли Ка-Шинга, которого называют самым богатым человеком в Азии, оценивается в 12,4 миллиарда долларов, тогда как Бернар Арно, занимающий вторую строчку в табели о рангах французских «богатеев», беднее его на каких-то 200 миллионов «зеленых».
Стремительный марш-бросок китайского капитала вызывает неоднозначные отклики на Западе. С одной стороны, здесь вроде бы рады иностранным инвестициям, а с другой – не скрывают озабоченности масштабами безудержной экспансии. «Всему миру придется приспосабливаться к китайскому капитализму, - отмечает газета «Монд». – Если до сих пор Китай рассматривался в основном как гигантская мастерская мира, то в последнее время Пекин демонстрирует свое намерение играть ключевую роль во всех планетарных делах». По данным журнала «Форчун», среди 500 крупнейших компаний мира китайских пока всего 15, но пять лет назад их было в три раза меньше.
Наибольший интерес Китай проявляет к энергоносителям и природным ресурсам, а также к высокой технологии и к финансам. Так, только во Франции китайский концерн ТСЛ за два последних года прибрал к рукам производство телевизоров фирмой «Томсон» и мобильных телефонов компанией «Алкатель». Группа «Леново» в декабре 2004 года за 2 миллиарда долларов приобрела у самой «Ай-Би-Эм» производство персональных компьютеров. Другой концерн, «Хайер», специализирующийся на производстве бытовой техники, располагает двумя десятками заводов за границей, включая Соединенные Штаты.

ОРИЕНТАЦИЯ НА ЗАПАД
Экспансия идет по всем азимутам. Автомобильная компания «Шанхай Отомотив» приобретает корейскую «СсангЙонг Мотор», вместе с которой, возможно, наладит производство внедорожников в России. Одновременно она ведет переговоры о покупке британского «Ровера», который испытывает серьезные финансовые проблемы. Не сидят сложа руки и предприимчивые китайские нефтяники. Корпорация «Чайна Нэшнл Ойл Оффшор» изучает возможность приобретения заокеанской нефтяной группы «Юнокаль». Одновременно на передовую выходят крупнейшие банки Срединной империи и даже ее страховые фирмы. Китайцев интересуют все, включая продукты питания. В апреле минувшего года их фирма приобрела французское предприятие «Консервы Прованса», специализирующееся на помидорах.
Эти масштабные операции пользуются поддержкой китайского правительства, которое всячески поощряет «интернационализацию» своих индустриальных гигантов. Располагая колоссальными валютными резервами, Пекин стремится любой ценой сохранить высокие темпы экономического роста и, в частности, избежать ревальвации юаня, которая явилась бы тормозом дальнейшего развития.
Если в недавнем прошлом китайцы делали ставку на кооперацию с Африкой, Латинской Америкой, Ближним Востоком и с Россией, то теперь они постепенно переориентируются на Запад. Наращивая индустриальные мускулы, молодой гигант не желает больше выступать в роли субподрядчика европейской промышленности и успешно осваивает западные методы управления и маркетинга. Китайцы, как известно, отличаются умением быстро учиться и перенимать. Беспрецедентный китайский динамизм, подчеркивают специалисты, набирает обороты с каждым месяцем. В то время как экономика западных стран «окостеневает», пребывает в состоянии стагнации, а капитализм предпочитает почивать на лаврах ренты, пишет та же газета «Монд», китайские предприятия действуют смело, азартно, идут на риск. Словом, они полны решимости потеснить конкурентов и занять место в ударной группе мировых лидеров. И нет никаких сомнений в том, что им это рано или поздно удастся. Элементарно, Уатсон!
Париж