Бронза!

Этюды о прекрасном
№10 (463)

В одном из богатейших нью-йоркских музеев, который носит имя своего создателя – Фрик Коллекшн, т.е. Коллекция Фрика, мы с вами беседовали уже не раз, да и сами вы, уверена, в этом музее шедевров побывали (а не посетить его, живя в Нью-Йорке или приехав в столицу мира, непростительно). Поэтому вы знаете, что Генри Клэй Фрик, один из крупнейших американских промышленников, финансистов, знатоков и собирателей произведений искусства (такой вот удивительный коктейль), покупал и коллекционировал, украшая свой манхэттенский дворец, лучшие образцы европейской живописи, уникальной мебели, фарфора, ковров и, конечно же, великолепной бронзы – подсвечников, ваз, скульптурных композиций таких выдающихся мастеров, как Северо да Равенна, Буазо, Клодион, Гудон, Вероккио, Риччио, Полайоло...
Все это из коллекции самого Фрика, а сейчас здесь, в специально предназначенных для выставок залах, гостит знаменитый британский музей Фицуильяма из Кембриджа, представивший свое уникальное собрание мелкой пластики, т.е. скульптуры малых форм, а попросту говоря, статуэток и небольших скульптурных композиций эпохи Высокого Возрождения.
Их тридцать шесть – одна другой прекрасней, совершенней, одухотворенней. И каждая из них – единственная в своем роде. Вот взгляните: на этой газетной странице фрагментарный снимок великолепной композиции прославленного итальянского скульптора Массимилиано Сольдани Бенци «Леда и лебедь». Мастер отлил в бронзе, как бы материализовал античный миф о громовержце Зевсе, соблазняющем нимфу, оборотившись лебедем. О раскаленной эротичности всей группы и говорить не приходится – эта изогнутая в страсти лебединая шея, в экстазе бьющиеся крылья и сама Леда, чудное ее тело, томящееся в ожидании блаженства. Сколько же в ней истинной женственности, нежности, лукавого притворства, как, уже готовая отдаться Зевсу, она скромно опустила головку, как, принимая поцелуй небожителя, все еще пытается прикрыть наготу легкой тканью, щедро разбросанной и мастерски драпированной ваятелем... А Купидон, боевой соратник Зевса в бесчисленных его похождениях? Он уже отстрелялся, стрела попала в цель, и игривый малыш, хоть разок, да посетивший каждого из нас, даже проникся сочувствием к своей пораженной любовью жертве.
Миф. Но одновременно с этим совершенно земная сцена, может быть, еще более реальная, чем та, в которой геройствовал бы не лебедь, а обычный, желанием обуянный мужчина. Потому что, как сказал Пабло Пикассо, «искусство позволяет нам выразить то, что не дано в природе в абсолютной форме». И мы можем утверждать, что Леда Сольдани и есть абсолютная форма женской сексуальности. Без пошлости, без какой бы то ни было скабрезности, но с причастностью к тайнам женской души, ну, и женского тела тоже. Женскую душу (а она ведь не слишком изменилась от времен античных вплоть до наших дней) просто аналитически, глубинно отобразил великий Северо да Равенна в своих великолепных фигурках. Вот как эта покрывшаяся благородной патиной «Нимфа на пне» – милая, абсолютно земная юная женщина. Бесконечно уставшая, она присела отдохнуть на опушке и доверить лесу свои беды и свои надежды.
Как и Сольдани, Северо мастерски показывает текстуру камня и дерева, и так же, как Сольдани, он может сказать: «Все, что сделано в бронзе, сделано навечно». Можно только добавить: «Если сделано такими замечательными художниками».
Тоже замечательный французский скульптор, живший и творивший полутора веками позднее мастеров барокко, Эмиль Антуан Бурдель утверждал: «Скульптор должен быть архитектором, чтобы построить свое произведение, живописцем, чтобы скомбинировать свет и тени, и он должен быть ювелиром, чтобы отчеканить детали». В справедливости слов Бурделя (а уж он-то в работе ваятеля знал толк) мы убеждаемся, глядя на прекрасного юношу Бартелеми Прийо, воспевавшего красоту и мощь обнаженного мужского тела; на потрясающие женские фигурки неизвестного мастера из Аугсбурга, особенно отбросившую шелуху всяческой суеты старуху, куда больше впечатляющую, чем статуэтки юных и сексуальных. Впрочем, от них-то и нельзя глаз оторвать – как от дивной бронзовой группы Джованни Батисты Фогини: юпитер, на этот раз принявший обличье быка, похитил царевну Европу, которая, даже для вида не посопротивлявшись, устроилась на могучих плечах. Прекрасна не только царевна, великолепен и могуч бык - символ упорства, целеустремленности и мужской силы. Вообще бык – это олицетворение величия природы, ее своеволия и непобедимости. Опять неизвестный очень талантливый голландский мастер – до боли обидно, что время и людское равнодушие стерло имена этих оставшихся неизвестными художников. «Бык с поднятой головой». Чудо! Рентген показал, что отлит он из свинца, а потом фигурка умело покрыта бронзой. И украшал бык фонтан, а льющаяся из его разверстого рта вода добавляла для пущего эффекта подобный реву звук.
Всяких зверюг – динамичных, проворных, гибких – множество, особенно хороши кони – сильные и быстрые, как ветер. И львы - символ воли и безраздельной власти в композициях Джованни Франчески Сусини. В Нью-Йорке ни одного творения замечательного этого скульптора, к сожалению, нет, так что поспешите увидеть сейчас львов, лошадей и быков Сусини у Фрика, тем более что там же предстанут перед вами два шедевра: бронзовый колокольчик Джанджироламо Гранди, изукрашенный прихотливым орнаментом и виртуозно выполненными жанровыми сценками на мифологические сюжеты, и вдохновенный «Взлёт Меркурия» флорентийца Джованни Ристичи.
У вас может сложиться мнение, будто именно мифология и есть единственная тематическая основа сюжетов этих скульптурных поэм. Но это не так, потому что темы библейские и евангелические столь же часты, как и античные. И, разумеется, обязательно нужно рассказать о нескольких шедеврах из музея Фитцуильяма и прежде всего о крохотной, не бронзовой, а серебряной статуэтке «Христос у колонны» по модели Гульельмо делла Порта, чья огромная скульптурная мастерская в Риме дала жизнь многим шедеврам.
Поражает необыкновенной пластикой и эмоциональной выразительностью и «Святое семейство» Франческо Фанелли, а уж особенно потрясающий барельеф великого скульптора и зодчего Алессандро Альгарди «Отдых по пути в Египет» – привал после тяжелой дороги обыкновенной семьи трудяг, славных простых людей, осененных божественным светом.
Очень интересным был для меня изданный в XVI веке удивительный альбом сопровождаемых текстом гравюр архитектурных пейзажей и эскизов, предваряющих работу ваятеля над скульптурой: ведь любой по-настоящему талантливый скульптор – еще и превосходный рисовальщик. Многие эскизы виртуозно выполнены в сложнейшей технике кьяроскуро, позволяющей зрителю видеть не плоский рисунок, а ощущать объемность, скульптурность изображения, имитирующего мастерскую лепнину. И вот что поразительно: тогдашнее, едва ли не полтысячелетия тому назад, качество печати не уступает нынешним компьютеризированным принтам.
Словом, дорогие друзья, все это стоит и нужно повидать. Напомню, что музей Frick Collection находится в Манхэттене, на углу 5-й авеню и 70-й улицы. Поезд метро 6 до остановки «68 Street» или автобусы М1, 2, 3, 4, которые бегают вдоль 5-й авеню. В добрый час!