БЫТЬ ЖЕНЩИНОЙ СЕБЯ НЕ ОКУПАЕТ

Подруга
№10 (463)

«Женщины! Носитесь на руках!»
(Из призывов к 8 Марта)


Вообще-то, о существовании Международного женского дня 8 Марта в Германии помнит не так уж много народу, причем большинство тех, кто его помнит, – выходцы из бывшего СССР и стран Восточной Европы. Восточные немцы, может, и не совсем забыли еще, что это за праздник такой, однако предпочитают вместе со своими западными соплеменниками использовать для поздравлений, подарков и поцелуев традиционный для католиков и протестантов День св. Валентина, 14 февраля. Ирония судьбы – ведь Международный женский день появился именно в Германии. [!]
Если бы дочь церковного органиста и жена русского социалиста Осипа Цеткина Клара Цеткин, которой мы обязаны этим праздником, узнала, что День сопротивления рабоче-крестьянских женщин угнетателям-капиталистам, учреждения которого она добилась в 1910 году, выродился в какой-то буржуазный «праздник любви», что вместо демонстраций и протестов женщины теперь предпочитают скромно получать цветы и подарки от сильной половины человечества, то, скорее всего, была бы весьма разочарована. Что же касается Германии, благополучно забывшей о своем «патенте на изобретение» 8 Марта, то исконный, первоначальный смысл этого дня, который вкладывали в него Клара Цеткин и Роза Люксембург, или, как называл их современник, немецкий социалист Франц Меринг, «единственные мужики в нашей хлипкой партии», - борьба женщин за равноправие. Так вот, этот самый смысл сейчас в ФРГ как нельзя более актуален. Несмотря на «сексуальную революцию» 60-х, несмотря на феминистическое движение 70-х и официальное равенство в правах до такой степени, что теперь женщины имеют возможность, буде пожелают, служить в Бундесвере «под ружьем», в боевых частях, неравенство между мужчинами и женщинами в Германии продолжает давать о себе знать. Причем выражается это в самом ощутимом эквиваленте – в деньгах. Согласно данным немецкого Федерального статистического управления, в 2004 году женщины получали в среднем по стране гораздо меньшее жалование, нежели их коллеги-мужчины. Женщинам-служащим недодавали 30%, а рабочим – 26% зарплат.
Те женщины, которые были в 2004 году заняты в промышленности, торговле, банках и страховых компаниях полный рабочий день, получали в среднем 2157 евро в месяц, в то время как среднестатистический мужчина в этих же областях деятельности мог рассчитывать в среднем на 3589 евро. У пролетариев дело обстоит тоже не ахти: 1837 евро в месяц – женщины, 2484 евро в месяц – работяги-мужички (все цифры приводятся нетто). Влияние социалистических идей уравниловки, очевидно, все еще велико на Востоке страны – здесь женщины-служащие получают на 23%, а рабочие – на 22% меньше, чем их коллеги мужеского пола.
Несмотря на подобные цифры, феминисткам и суфражисткам, поборницам «борьбы с засильем мужиков» не рекомендуется поднимать опубликованные немецкими статистиками сведения «на щит»: немецкие же социологи поясняют такую разницу в уровне зарплат не столько дискриминацией по половому признаку, сколько уровнем образования и спецификой некоторых профессий, считающихся традиционно мужскими либо же традиционно женскими. Следует признать, что таких «чистых» направлений в последнее время становится все меньше, однако они есть, а некоторые из них вряд ли исчезнут даже в равноправной и демократической Германии: к примеру, привычный россиянам вид Данаид среднего возраста, в оранжевых жилетах и с различными инструментами ударного, копательного и дорожно-ломательного свойства в ФРГ привел бы в шок кого угодно.
Тем не менее неравенство в уровне заработной платы – проблема, с которой сталкиваются женщины по всей Германии, да и не только в ней. В среднем в странах Запада она составляет около 20%, причем наиболее низка эта разница в Швеции (8% - 14%, в зависимости от отрасли) и Финляндии. Наиболее же бросается эта разница в глаза в Канаде – здесь она достигает 40%. Канадки с высшим образованием зарабатывают лишь 67% зарплат своих коллег-мужчин. Здесь же отмечается тот факт, что в некоторых традиционно женских профессиях (медсестра, кассир, учитель младших классов, швея, социальный работник и т.д.) ставки заранее занижены. Поэтому женщина, ухаживающая за детьми в детском саду, получает за свою работу на 40% меньше, чем мужчина, ухаживающий за обезьянами в зоопарке. Так что идеи Клары Цеткин и Розы Люксембург вполне могут послужить возрождению праздника 8 Марта в его первозданном облике – с демонстрациями, митингами протеста... и даже битьем посуды, которое, по словам мужа Клары, Осипа Цеткина, она не раз с удовольствием устраивала.