Вверх по нисходЯщей

Этюды о прекрасном
№11 (464)

Что такое АртЭкспо? Официально – это Международная художественная ярмарка. Особенная. Нью-йоркская. Вы скажете и будете абсолютно правы, что ярмарок таких в мире достаточно много, даже у нас в Америке проводятся они и в Лос-Анджелесе, и в Сан-Франциско, и в Майами... Ну а в Европе их и вовсе не счесть. Но ни одна из них по объему, по размаху, по духу, по престижности, по своей почти законодательной в мире искусства силе и сравниться с нью-йоркской не может. Именно она ежегодно (и это стало традицией) открывает сезон крупнейших ярмарок такого рода и именно она определяет конъюнктуру на последующие месяцы года. Колеблющуюся конъюнктуру, потому что ничего постоянного, жесткого, застывшего в этой области не было никогда, просто темпы были другие: раньше счет шел на годы, еще чаще - на десятилетия, теперь – на месяцы, иногда и на дни.
Так что же такое АртЭкспо? Это гигантское, ни с чем не сравнимое представление самых разнообразных картин, скульптуры, графики, керамики, ювелирки и т.д., т.д., т.д., привезенных со всех континентов. Ярмарка – потому что это огромное разветвленное коммерческое, да, да, прежде всего коммерческое предприятие, весьма, заверяю вас, доходное и для устроителей, ну а для участников – частенько, как повезет. Впрочем, удача идет навстречу умению, таланту (и художественному, и коммерческому) и дерзости. А еще, как это ни горько, - способности держать нос по ветру, чуять требования сегодняшнего дня. Нью-йоркская ярмарка становится точкой отсчета цен на общемировом рынке искусства и своего рода «моды» на те или иные произведения изобразительного и в особенности декоративного искусства, с которыми мы и знакомимся.
А поэтому АртЭкспо – еще и великолепная выставка, где, даже ничего не покупая, вы видите разнообразные работы (и самих художников), знакомитесь с новыми направлениями и веяниями в искусстве, иногда удивительными и до шока, удивляющими, узнаете новые имена, некоторым из них предстоит стать известными миру.
Если вы припомните, дорогие читатели, рассказывая о знаменитейшем форуме на берегу Гудзона, а уже многие-многие года проводится он, как и другие многочисленные Экспо (от автомобилей до женского белья), в великанском стеклянном ангаре Джейкоб Джевитс Центра, мы говорили поначалу: выставка, ну, выставка-продажа, потому что цель была – показать. Продать, конечно, тоже. Естественно, ведь художник живет с того, что продает, но все же главным были уровень творчества и идееспособность, мозг и сердце, талант и абсолютное владение мастерством, ремеслом, то есть. Потом в наших репортажах появилось сочетание «выставка-ярмарка», затем несколько трансформировавшееся «ярмарка-выставка» и вот... Ярмарка, Да, ярмарка! Пестрая, веселая, невероятно шумная и невероятно яркая. Собственно яркостью красок и прежние художественные события такого рода обделены не были, но на этот раз – ух! Просто резь в глазах. Изменились не только ярмарочные ряды, изменилась толпа. Все меньше тех, кто медленно идет по аллеям-коридорам, рассекающим огромный Джаевитс Центр, обнимая взглядом, пропуская через душу увиденное, запоминая, записывая, возвращаясь к облюбованному, беседуя и обмениваясь мнениями, восторгаясь или отторгая. Все, за редким исключением (а исключение это почти однородно – нашенские любители искусства), не так. От бокса к боксу, от павильона к павильону (они разделены легкими переборками) движется возбужденная толпа: не упустить, урвать «числом поболее, ценою подешевле». Чем-то напоминает это зрелище, именно зрелище, незабываемый ГУМ, даже центральная площадка, как тот фонтанчик, где встречались потерявшиеся. Здесь потеряться и растеряться можно и от цен-акселератов: растут с космической скоростью, адекватной падению «качества». Тут уже и специалистом не надо быть, видно невооруженным глазом. Самое страшное – то, что заметно ниже духовная планка. Вот что пугает по-настоящему.
Однако так огульно оценивать все выставленное нельзя, есть еще, и их (схожусь во мнении с американскими коллегами) процентов эдак от пяти до десяти - художников, талантом и принципами не торгующих. И вот в этом-то гвардейском подразделении наш иммигрантский художественный батальон чеканит шаг впереди – эту самую духовную планку мастера наши держат высоко и крепко. Ну а о профессионализме выкормышей великой русской художественной школы и говорить не приходится.
Опять же, не приводя к общему знаменателю, можно сказать, что среди «наших» художников и талантливых, и отдающих себя искусству целиком и полностью, слава тебе Господи, немало. Таких, как этот, распятый на мольберте, душу искусству заложивший “Художник” Рубена Борэ, как его «Вдохновение» – поразительная графика, столь же интересная и мастерски выполненная, как и живопись.
Слова «мастерское исполнение» снова стоит повторить, подойдя к павильону «русской», т.е. к русскому искусству тяготеющей и русское искусство пропагандирующей, манхэттенской галереи «Интерарт»: здесь представлены метафорические, заставляющие не только любоваться, но и думать полотна Михаила Шевала, психологичные и эротичные одновременно. Эх, были бы они привязаны не к временам Ренессанса, а к нынешним, событиями, страстями и характерами куда богаче и куда напряженней.
Никогда прежде не слышала имя Владимира Бородина. Между тем его стоит и нужно запомнить. Жаль, на выставку не приехал, он россиянин, остался верен родной земле. Интересна биография художника: годовалым, в войну, остался сиротой, в детдоме потянулся к художеству, с первого предъявления был принят в Ленинграде в Художественное училище, в знаменитую «Муху». Большой художник. Его «Крещение Руси» просто потрясает своей образностью, метафоричностью, композиционным решением.
То, что в одном тесном боксе рядом оказались полотна Бородина и Матвея Басова, одного из немногих интересных и самобытных приверженцев иудаики, само по себе уже мощная метафора – веротерпимости и уважения к религии и убеждениям, к характеру, образу мыслей и жизни каждого. Даже на уровне подсознания.
А без анализа подсознания, без глубочайшего в него проникновения настоящему художнику не обойтись, что и доказал Виктор Зинухов своей динамичной живописью. Пример тому его экспрессивнейший «Крик», исторгнутый не глоткой, а сердцем, каждой клеточкой тела нашего вечно не уверенного в надежности следующего - не дня, а минуты, нашего вечно комплексующего современника.
У Александра Хомского, как и у Басова, интересная, какая-то очень «самостоятельная» от других художников отличная иудаика, созвучная остальным его живописным картинам, скорее коллажам, в которых он почти всегда отдает дань символизму, хотя их архитектоника, да и колористика соцартовские. Но сопереживания художник добивается всегда.
Наташа Пантелят возродила почти замершую в живописи стилистику Арт-Деко (совсем недавно мы вам рассказывали об этом течении в искусстве и изобразительном, и прикладном). Но работы художницы притягательны своей пластикой и метафоричностью тоже. Любопытно, что картины украинской американки Пантелят не по стилю или манере, а по настроению и даже композиционно близки сюрреалистическим полотнам болгарской израильтянки Азии Кац, которые тоже бьют «метафорным током».
В отличие от прошлых лет, очень скупо представлен Израиль (я забыла сказать, в АртЭкспо-2005 показаны работы почти двух тысяч художников из 60 стран). Из живописцев примечательны Исаак Маймон (чудесные, яркие и выразительные, окрашенные юмором жанровые сценки, каковых на ярмарке почти не наблюдалось) и Давид Шлюсс со своими оркестрового звучания многоцветными «музыкальными» и «музыкантскими» картинами. А скульптура? То знаменитое, поражающее особой пластикой, особой фантазийностью, всегда в духе современного искусства бронзовое литье, из дерева резаные шедевры? Конечно, в этих просторах и в невероятных гаме и суете я могла что-то упустить, но нашла только интереснейшие, опять же изысканной пластикой удивляющие каменные изваяния Эммануэля Карми. Но какие!
Нужно сказать, что предложенный израильскими мастерами некий особый стиль, восходящий все-таки к Джакометти, но обновленный, осовремененный и просто другой, взят был на вооружение разнонациональными, в том числе американскими (с нашенскими вкраплениями) скульпторами, представленными на АртЭкспо: Захар Заикин, Келли Боршейм, Борис Крамер, Сильвия Хаит – их статуэтки и композиции просто превосходны. И эротичны.
Я не случайно сделала акцент на последнем слове. Каким-то непостижимым образом при переизобилии обнаженки (нужным словом «ню» всех этих голых теток не назовешь) эротика отсутствует. И потому так радуются знающие толк в искусстве посетители тем, увы, редким работам, в которых поет любовь, с эротикой неразделимая, как в дивном полотне Марка Рабиновича. Я знала этого художника как мастера архитектурного пейзажа, а вот теперь «Тень красоты», портрет любимой, портрет Любви. А портрет Музыки – это скульптурный шедевр (я не оговорилась) Николая Мельникова «Страдивари».
С радостью убедилась я в том, что хорошие портретисты не перевелись. По-настоящему сильно написана серия портретов в жанровом антураже Джастином Буа. Его «Пианист», «Гитарист», «Диджей» могут послужить украшением любого вернисажа. На окружающем ее сером фоне скучной живописи резко выделилась жанровая картина «Переезд», столь близкая нам тематически, а в ней портрет женщины, переживающей расставание со всеми и всем, что дорого. Андрей Беличенко сумел показать трагедию прощания проникновеннейше. Одаренный портретист и итальянка Дебора Видан. Но более всего, в полном смысле этого слова, поразил меня глубоко психологический, рассказывающий и о судьбе, и о характере, и о ниспосланном небом даре Анны Павловой портрет кисти безусловно очень талантливого Сергея Смирнова. Она – гений танца, и она - страдающая женщина, которую покинул не любимый, а покинула Любовь, что, наверное, гораздо страшнее. И очень бережно, завуалированно, как-то за кадром, сыгран Смирновым эротический пассаж в смысловом и живописном аккомпанементе к образу великой балерины.
Ну а как могут не быть эротичными украшения, для женщины вымечтанные и сотворенные? На АртЭкспо много раскладок дизайнерских ювелирных изделий, но собирает толпу только павильон «Валерио» – студии замечательного, тоже нашего иммигрантского дизайнера Валерия Данченко, чьи идеи, чье знание истории и эстетики создания женских украшений и понимание души янтаря и помогло ему создать знаменитую его коллекцию редкостной красоты и изящества колец, браслетов, кулонов, шкатулок – удивительную янтарную поэму, сказку, подобную каменному цветку.
Цветы! Их на АртЭкспо великое множество – живопись, модернизированные цветки-статуэтки, цветное стекло (а этого чуда на ярмарке море), разнообразные принты. Но среди кучи-тучи ярмарочных живописных поделок есть и работы безусловно талантливые – американца из Калифорнии Камрана Хамарани, израильтянина Ави Бен Симхона, нашего Михаила Горбаня, итальянки Евы Челлини, кстати, из семьи потомков великого скульптора и ювелира – какие-то элементы маньеризма художница у предка позаимствовала. Но самое большое впечатление произвели на меня поэтические цветочные композиции Ольги Имаевой-Грибановой. Розы, пионы, магнолия, лилии – они ласкают взгляд, греют душу, они прекрасны и романтичны, они словно источают аромат, хотя это живописные полотна, экспрессивные и колористически завершенные.
Если взглянуть на карту-план выставочного дворца, то это – сетка аллей и пересекающих их проходов. Где-то за 28-й линией начинается ДекорЭкспо. Разделение непонятно – именно всяческих сугубо декоративных, излишне к тому же пестрых и безвкусных поделок предостаточно. Ну, да Бог с ними, мы ведь с вами обсуждаем творчество той, неполной десятой части художников, которые обсуждения достойны. А остальные 90% - ух, ох и ах, три междометия, и все сказано.
Но вы зададите вопрос: «А пейзажи? Неужто нет хороших?» Конечно, есть! Опять же среди нагромождения весьма недешевой халтуры. Но о ландшафтах Лейлы Мчедлишвили, Томаса Мак Найта, об урбанистических пейзажах Роберта Финале, Барберы, Виталия Ермолаева, а уж особенно о коллажах Сергея Менджиского, в которых буйствует Нью-Йорк, можно писать, а имена их запоминать. И их нужно видеть. Значит, для нас, к тому народцу, который делает бизнес на искусстве, не принадлежащих, но искусство (настоящее, разумеется) любящих, АртЭкспо, как и ежегодно, - мероприятие интересное и важное.
До встречи в 2006 году!


Комментарии (Всего: 8)

согласен с оценкой глубины картины Виктора Зинухова

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
согласен с оценкой глубины картины Виктора Зинухова

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
эмоционально ХОТЯ АНАЛИЗ РАСЧИТАН НА непрофессионала спасибо за израйлитян

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
эмоционально ХОТЯ АНАЛИЗ РАСЧИТАН НА непрофессионала спасибо за израйлитян

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
эмоционально ХОТЯ АНАЛИЗ РАСЧИТАН НА непрофессионала спасибо за израйлитян

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
эмоционально ХОТЯ АНАЛИЗ РАСЧИТАН НА непрофессионала спасибо за израйлитян

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
izvinite,y menea esti vopros:kakoi vid iskysstva naibolee popylearen se4as v amerike?o4eni bydy priznatelna,esli vi otvetite...

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
izvinite,y menea esti vopros:kakoi vid iskysstva naibolee popylearen se4as v amerike?o4eni bydy priznatelna,esli vi otvetite...

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *