Как хорошо быть молодым!

Земля обетованная
№12 (465)

Американцам, наверное, лучше чем кому бы то ни было известно, что первое поколение эмигрантов жертвует собой ради второго, третьего и всех последующих поколений новоселов. Чем скорее встают на ноги потомки новых граждан страны, тем более оправдан шаг, сделанный отцами или дедами.
«Мы едем в Израиль ради детей!» - как заклинание звучало и над последней большой волной еврейской алии из бывшего Союза ССР. Ну, приехали. Ну, прожили полтора десятка лет. Не пора ли вернуться к «детскому» лозунгу?
Но за старших это уже делают сами молодые репатрианты. Они как-то незаметно выросли и превратились в молодых израильтян. В граждан, не только не страдающих эмигрантским комплексом неполноценности, но и имеющих законные претензии на достойное место в жизни еврейского государства.
На днях в Тель-Авиве прошла первая конференция нового общественного движения «С тобой и для тебя», руководство и костяк которого составили молодые люди, приехавшие в Израиль в конце 80-х – начале 90-х детьми или подростками. Сегодня они – молодые предприниматели, представители технической или творческой интеллигенции, специалисты в разных отраслях производства. На прошлогодних муниципальных выборах независимые кандидаты движения «С тобой и для тебя» стали депутатами местных советов в ряде городов севера страны. Самостоятельная жизнь началась с удачного старта, все, как говорится, путем?
Все, да не все... Эти ребята говорят не только о себе. Они не согласны и не намерены мириться с тем, что русскоязычные израильтяне в своем большинстве не смогли достичь того социального статуса, который должен был закономерно определяться их образовательным потенциалом, их энергией и инициативой. Их возмущает тот факт, что «русская» алия с ее уровнем образования, значительно превышающим среднеизраильский, составляющая 25 процентов еврейского населения страны и 15,5 процента ее трудоспособного населения, за все эти годы делегировала в органы управления государством меньше одного процента своих представителей. И вот как они сами об этом говорят:

«Наш нынешний возраст говорит от том, что приехали мы совсем юными. Мы выросли в Израиле, закончили здесь школу, отслужили в армии, получили образование, начали работать или открыли свои бизнесы. Казалось бы, ради чего нам, самостоятельным, экономически независимым, устоявшимся людям образовывать какое-то движение? Зачем нам, натурализованным израильтянам, подчеркивать свое происхождение? К чему нам, занятым в своих фирмах, компаниях, на предприятиях и в учебных заведениях, тратить в полном смысле слова дорогое время на общественную деятельность? И вообще – почему именно мы заявляем, что готовы и способны сделать многое для других?
Каждый из нас и все мы вместе смогли доказать, что умеем преодолевать барьеры, которые ставятся в Израиле перед репатриантом. Мы, если можно так выразиться, обскакали многих своих сверстников, родившихся в Израиле, и даже тех, за кем здесь не одно поколение. Но нам не дает покоя положение огромного числа русскоязычных израильтян, в которых общество упорно продолжает видеть чужаков, «нежелательный элемент» или – в лучшем случае – легкую электоральную добычу в период выборов.
Годы идут, шумно отмечаются очередные годовщины Большой Алии из бывшего СССР – десять лет, пятнадцать... А положение остается незыблемым: русскоязычных граждан не допускают в высшие эшелоны власти, им не доверяют ключевые посты, отказывают в праве влиять на судьбу страны и достойно строить свою собственную. Даже малозаметный русский акцент становится поводом для отбраковывания, а то и шельмования. Опробованный на всех предыдущих волнах алии, израильский патернализм, или, проще говоря, «дедовщина», упорно не сдает свои позиции.
Община нуждается в качественно новой, созидающей силе, способной изменить систему приоритетов израильского общества в интересах новых граждан страны. Мы не собираемся вновь и вновь упрашивать власть взглянуть на русскоязычный сектор другими глазами и, наконец, разглядеть в репатриантах полноправных израильтян. Время уговоров и жалоб истекло, наступает пора действий.
Сегодня свыше 70 процентов министров, их заместителей, руководителей департаментов, глав муниципалитетов – отставные генералы и полковники Армии обороны Израиля. Это люди, безусловно, заслуженные и уважаемые. Но могут ли они быстро перестроиться на эффективное решение невоенных задач? Не подводит ли их устойчивая недоверчивость к любому, кто не служил в их подразделении, бригаде, соединении, и не вредит ли делу многолетнее вращение во власти одних и тех же персон? Соответствует ли критериям демократии неистребимый командно-административный стиль руководства, свойственный этому легиону армейских ветеранов? Вообще не пора ли отставникам уйти на заслуженный покой и из израильской политики?
Ведь именно эти люди не дают стране избавиться от эмигрантских предрассудков. Они – скрыто или явно – сохраняют деление общества на «своих» и «чужих», ашкеназов и сефардов, новых репатриантов, старожилов и уроженцев Израиля. Это они проповедуют клановость и протекционизм во власти. Создается впечатление, что эти деятели раз и навсегда постановили, что при их жизни ни один представитель алии семидесятых, восьмидесятых или девяностых годов на ключевом посту не окажется.
Между тем мы, выросшие и окрепшие в Израиле, знаем, умеем и можем ничуть не меньше наследников «благородных семейств», которых родители тащат за собой во власть.
...Настало время молодых, самостоятельных, независимых и неподкупных. Пришла пора молодых и перспективных политиков. Израилю еще предстоит выучить имена бывших олимовских ребят, созревших для того, чтобы преобразить свою – нет, не новую, не приобретенную, а единственную родину».

Это цитата из доклада председателя движения «С тобой и для тебя» Леонида Бравштейна. Ему 33 года, в Израиле – с 1989-го. Член муниципального совета города Кирьят-Ата, владеет сетью спортивно-оздоровительных и учебно-тренировочных объектов на севере страны, по образованию – спортивный педагог, по роду деятельности – предприниматель. Его имя, надо понимать, одно из тех, которые «предстоит выучить Израилю». Не представляя каждого из остальных выступавших на конференции, приведу сказанное и ими. Это, думается, будет интересно не только израильским репатриантам, но и всем эмигрантам из бывшего СССР, живущим ныне в Старом и Новом Свете. А потому в комментариях нуждается вряд ли. Итак, то, о чем говорили молодые:

«Нам незачем cпециально подчеркивать свое «русское» происхождение, близость думам и чаяниям простых репатриантов, так как мы и есть дети олим, не понаслышке знающие, как трудно выживать в новой среде. Нас никто не назначал в лидеры, нам не предрекали большого политического пути в награду за былые, доотъездные заслуги. На нас не делали ставку как на потенциальных вождей и естественных союзников той или иной правящей силы. Мы выросли и определились сами – как профессионально, так и граждански. И в наших устах слова заботы и обеспокоенности за общину звучат убедительнее, так как мы ведем речь о своих родителях, своих бабушках и дедушках, о своих родственниках, друзьях и знакомых. А не об (очень не люблю это слово) «электорате».
С другой стороны, мы уже давно старожилы. В Израиле мы с детства или с раннего отрочества и прожили в стране фактически всю сознательную жизнь. Здесь мы учились и закончили школы, колледжи, университеты, вместе с другими сверстниками служили в армии, многие участвовали в серьезных боевых операциях. Не открою большого секрета, признавшись, что мысленно мы иногда переводим с иврита то, что хотим сказать по-русски. Так зачем и кому нам доказывать, что наши помыслы и намерения – «общеизраильские»? А какие же еще, мы ведь живем и собираемся жить в Израиле».
«Успех движения «С тобой и для тебя» на муниципальных выборах в ряде городов севера страны был полной неожиданностью для всех, кроме нас самих. Действуя на поле местных выборов, мы постарались полностью оправдать название нашего общественного движения – «С тобой и для тебя».

К сожалению, в ходе всех муниципальных избирательных кампаний 90-х годов «русские» общественные деятели руководствовались лишь первой частью этого девиза. «Мы – с тобой!» - обещали они не избирателю, а кандидату на место мэра или действующему градоначальнику, не желающему уходить со своего поста. Имелось в виду: «Мы – с тобой, мы подгоним тебе этих наивных «русских», а ты нам за это дашь комиссию, кресло своего зама, теплую должность в какой-нибудь городской структуре и т.п.».
Создавались «русские» штабы, издавались многообещающие листовки на неведомой заказчику кириллице, местные газеты переполнялись оплаченными «наездами» на конкурентов и беззастенчивыми панегириками в честь «своих» кандидатов. Короче, общину втягивали в интригу, ничего общего с ее интересами не имеющую.
Потом приходил новый «хозяин» или оставался старый, и на «русских» плевали той же слюной, что и до выборов. Независимые русскоязычные кандидаты как были, так и остаются «редкой птицей», и они, как правило, не долетали до «середины Днепра». Правда, бывали случаи, когда внепартийный «русский» кандидат становился депутатом городского совета, но там он мгновенно попадал под пяту коалиции и становился верным слугой мэра. Или, наоборот, начинал служить оппозиции, которой до «русских» также было мало дела.
Мы в своих городах первыми показали избирателю, что независимое движение, не запятнанное коррупцией и кумовством, не втянутое в давнюю местечковую вражду или дружбу, способно побеждать. Впервые «русские» кандидаты не ходили с протянутой рукой от спонсора к спонсору, впервые они не прятались под крыло могущественного покровителя в виде партии-интересанта. Мы провели кампанию на свои деньги и местным князькам были недоступны. Теперь им приходится искать нашего союзничества, да только мы разборчивы, потому что верны второй части своего девиза: «Для тебя!» Тот, кто не согласен делать все возможное для нашего избирателя, для русскоязычного горожанина, поддержки от депутата движения «С тобой и для тебя» не получит, а оппозиционера в его лице заработает сразу».

«Не так давно в прессе были опубликованы данные ежегодного отчета Министерства абсорбции и Израильского общества защиты детей. Общественности стала известна тревожная статистика. Вот она: на долю несовершеннолетних репатриантов приходится почти 37 процентов правонарушений, совершенных в Израиле подростками. То есть их более трети среди сверстников, нарушивших закон. При этом дети олим составляют лишь 11 процентов всех израильских подростков. Согласно тому же отчету, количество уголовных дел, заведенных на юных репатриантов, увеличилось за год на 21 процент.
Как откликнулась эта самая общественность на такое сообщение? Пресса либо приводила сухие цифры, либо подкрепляла их уголовной хроникой с «русскими» хулиганами, наркоманами, алкоголиками на «главных ролях». И – никаких комментариев, дескать, умный местный читатель, зритель или слушатель и так поймет, кого ему в Израиль привезли.
Может быть где-то, в академических кругах, и задумались, как приспособить эту тему к чьему-нибудь теоретическому научному реферату. Или какие-то сообразительные люди прикинули, как бы создать очередную амуту и под видом заботы о «трудных «русских» детях «срубить» легкие деньги.
Ну, конечно, позаседает соответствующая парламентская комиссия, выдаст свое дежурное «слушали - постановили» - и все. Имитация озабоченности с нулевым эффектом.
Пустое дело объяснять этим людям, что дети из еврейских семей всегда составляли в бывшем СССР ничтожный процент среди малолетних правонарушителей. Наши учились, не тратили времени попусту, добивались всего своим трудом, вызывали у окружающих зависть. Именно из выраставших еврейских умников и умниц формировался костяк советской интеллигенции, цвет науки, культуры и искусства.
Что же с нашими детьми произошло после репатриации?
Есть такое слово: «безнадёга». Именно это чувство испытали здесь многие ребята, глядя на то, как выбиваются из сил родители, как им больно терять социальный статус и расставаться с мечтой о возвращении к любимой профессии. Безнадёга, в которую погрузила взрослых эмиграция, лишила юных веры в себя. Общество, отказавшее родителям в месте под солнцем, прячет в тень и детей. А на темной стороне – наркотики, пьянство, преступления.
Все это уже много лет назад пройдено алией из стран Северной Африки, которую методично унижал местный истеблишмент. Результаты – налицо. Надеюсь, присутствующие не думают, что остальные две трети несовершеннолетних израильских правонарушителей – это отпрыски преуспевающих адвокатов и дипломатов?
Однако, несмотря на все сказанное, надежда у нас есть. Ее питают огромные успехи, которых добились выросшие уже в Израиле сыновья и дочери репатриантов. Наши – гордость отборных боевых частей Армии обороны Израиля. Наши – лучшие выпускники школ, колледжей, вузов. Наши – самые перспективные молодые работники наукоемких отраслей. Наши - талантливые предприниматели, преуспевающие бизнесмены.
Это значит, что ребятам помладше уже есть на кого равняться, по кому из молодых «русских» израильтян строить жизнь.
Мало нас только в эшелонах власти – там, откуда и исходили все непростительные ошибки в так называемой абсорбции алии и грубые просчеты в интеграции новых граждан страны. Израильский истеблишмент продемонстрировал, что ему не под силу (да и ни к чему) использовать потенциал алии во благо еврейского государства. Сегодня ему ничего другого не остается, как уступить место свежей силе, выросшей и окрепшей на земле Израиля. И эта сила – мы».

«В израильской действительности давно возникло и укоренилось явление, которого любая демократическая страна западного типа стыдилась бы как дурной болезни. Имя этой болезни – дискриминация. Я бы сказал «расовая дискриминация», но здесь не все так просто и очевидно. Раскол между израильтянами пролегает не по оттенку кожи, а по времени приезда и стране исхода гражданина или его семьи.
Сионизм как идея спасения народа, рассеянного ветрами истории, оказался погребенным под грудой эмигрантских предрассудков. Кичливость евреев, приехавших на два-три десятилетия раньше, и завистливая неприязнь «припозднившихся» стали главными общественными настроениями. Здесь и до нашей алии не стеснялись называть друг друга «марокканцами», «йеменцами», «поляками», «румынами» и «иракцами». Но все же главной характеристикой всегда было то, с какой отметки короткого полувекового отрезка новой истории Израиля ведет себя гражданин.
«Русским» израильтянам в этом смысле не повезло дважды. Во-первых, они в большинстве своем репатриировались позже других. Во-вторых, их было пугающе много.
Первая причина в пояснениях не нуждается. Остановлюсь на второй. В нас почувствовали конкурентов не только по количественному, но и по качественному показателю. Те, кого много, могут делегировать своих представителей во все сферы – от большой политики до управленческих структур. А кандидаты на такие места в самой образованной, квалифицированной и культурной за всю историю Израиля алие найдутся обязательно. Если не в первом поколении репатриантов, то уж во втором – непременно.
Несмотря на все, что говорят о дискриминации русскоговорящих граждан, приехавших в Израиль взрослыми, состоявшимися людьми, я думаю, острие было направлено против нас, молодых репатриантов. Наибольшую угрозу себе и своим наследникам израильская знать видит в нас, полностью натурализовавшихся, прошедших армию, выучившихся, получивших профессии или навыки бизнеса. Все это мы делали наравне с местными уроженцами, только в более трудных бытовых и экономических условиях. А добились подчас несравнимо лучших результатов.
Это прозвучало как сигнал к «обезвреживанию». Если человека средних лет или старика можно отодвинуть в сторону как плохо знающего местные реалии, недостаточно хорошо овладевшего ивритом или просто как непохожего чужака, то с нами такой маневр не проходит. Мы умеем ответить - и словом, и делом.
Значит, нас нужно отбраковывать по одному лишь признаку – по происхождению. Сделать из слова «русский» универсальный ярлык и пожизненное клеймо для всех. Еврей, полуеврей или нееврей, юный, молодой, зрелый или пожилой – это побоку. Главное, что «русский»...
Вы скажете: «А наши министры?» Да, были и даже пока есть. Но министр – чиновник временный, он чаще всего полный профан в своем деле и является политическим ставленником, а не профессионалом. Он пришел и уйдет, и даже если успеет дать «джоб» своим людям, они вылетят с места вслед за ним.
Депутаты «русские» тоже еще есть. Однако они настолько разобщены и слабосильны, что ждать от этих примелькавшихся фигур изменения существующего на государственном уровне положения не приходится. Все их вялые попытки противостоять скрытой и явной дискриминации русскоязычных израильтян заканчиваются ничем. Ни один законопроект, обязывающий соблюдать пропорциональное представительство общин на всех уровнях государственного управления и руководства общественным сектором, так и не стал основным законом.
Наше движение «С тобой и за тебя» говорит об этом уже более двух лет. Можно сказать, что это мы заставили некоторых политиков заказать социологические исследования на эту тему. Итоги были опубликованы в СМИ, но отчеты с тех пор так и пылятся в шкафах. Их попросту боятся пустить в дело.
Из всего этого следует, что время, отпущенное на уговоры и ожидание милости, истекло. Молодые олим, выросшие в Израиле и научившиеся в нем жить, вступают в пору профессионального и человеческого расцвета. То, что не сумели или не рискнули сделать старшие, предстоит сделать нам. Мы должны занять высокие посты не ради карьеры, а для того, чтобы утвердить значение русскоязычной общины. Силы, средства, знания и характеры у нас для этого есть. Нужно законными путями перевернуть ситуацию в нашу пользу, заставить общество признать пренебрежительное отношение к репатриантам наказуемым правонарушением и подрывом устоев еврейского демократического государства. Именно так – считать это враждебной Израилю деятельностью, наряду с антисемитизмом, разжиганием расовой ненависти и даже гражданским террором.
Мы готовы начать такую борьбу».

И, наконец, самое по-еврейски саркастическое, бьющее, что называется, не в бровь, а в глаз, наиболее точно отражающее израильскую специфику высказывание, прозвучавшее на конференции движения «С тобой и для тебя»:

«Новая «пятая графа» - непреодолимое препятствие для подъема по служебной лестнице. Ты можешь быть во сто крат образованнее и профессиональнее своего главного руководителя, но тебе не светит его место. Если я не прав, то назовите мне «русского» генерального директора государственной компании, предприятия общественного сектора или министерства. Да чтобы он был не из старожилов, а из алии 90-х, и поднялся по служебной лестнице за последние 15 лет. Или это малый срок? А что, в 1963 году, спустя полтора десятка лет после образования нашего государства, все более или менее видные руководители были из числа родившихся в подмандатной Палестине?»

Приведя ее, отдаю себе отчет, что для американской действительности такой аргумент не слишком актуален. Но в молодом государстве, годы независимости которого пока не вышли за пределы одной человеческой жизни, он звучит очень убедительно. Еще и потому, что его приводят совсем молодые люди, которым сегодня еще можно простить и юношеский максимализм, и некоторую самоуверенность, и вольное обращение с авторитетами, и... веру в будущее. И снова с некоторой тоской повторять про себя песенную строчку: «Как хорошо быть молодым!»

Айзек Эвентов,
Израиль


Комментарии (Всего: 2)

Статья превосходная. Но часто<br> бывает что слова расходятся<br> с делом. Желаю молодым всяческих успехов в их добрых<br> порывах.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Статья превосходная. Но часто<br> бывает что слова расходятся<br> с делом. Желаю молодым всяческих успехов в их добрых<br> порывах.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *