Добровольцы не идут на войну...

Из штата в штат
№12 (465)

Как показывают опросы общественного мнения, все больше и больше американцев переходят в лагерь критиков иракской кампании. Война становится непопулярной в народе, а это не может не отражаться на состоянии вооруженных сил, которым все труднее и труднее пополнять свои ряды “свежей кровью”. Например, сухопутные войска и армейский резерв должны ежегодно привлекать на “срочную” службу не менее 100 тысяч человек. Между тем всего 10 процентов из них призываются, остальные же - это контрактники, как капрал Илья Басюк, известный нашим читателям по серии публикаций в “Русском базаре”.
Работать с потенциальными добровольцами армейским вербовщикам всегда было очень непросто. Даже в мирное время, когда США не участвуют в широкомасштабных конфликтах, выполнять плановые задания удавалось не без труда. Если же армия ведет боевые действия, как сегодня, число желающих поиграть с судьбой “в орлянку” резко падает. Шесть лет назад, отмечает USA Today, среднестатистический вербовщик, рекрутирующий молодежь в морскую пехоту, вынужден был работать по 80 часов в неделю, сегодня - по 100-150 часов, т.е. фактически сутки напролет и без выходных - как говорится, на износ.
Ситуация для вербовщиков усугубляется еще и тем, что война в Ираке вызвала резкую активизацию антивоенных и так называемых “антимилитаристских” организаций, задача которых - убеждать молодежь не спешить надевать военную форму. Хочу подчеркнуть, что “антимилитаризм” как общественное течение вовсе не является реакцией отдельных граждан на внешнеполитический курс администрации Буша. Такого рода организации возникли вскоре после отмены всеобщей воинской обязанности, чтобы воспрепятствовать вербовщикам рекрутировать молодежь в школах и высших учебных заведениях. Нельзя сказать, чтобы они серьезно преуспели в прошлом: тягаться с вербовщиками, имеющими колоссальные ресурсы Пентагона, было довольно сложно.
Однако сегодня, в условиях иракской войны и дефицита призывников, подобная деятельность стала на порядок эффективней. Неудивительно, что она получила широкий общественный резонанс. Одни называют ее саботажем, ударом в спину армии, другие, наоборот, считают образцом гражданского поведения, попыткой не дать юношам и девушкам пожертвовать своими жизнями ради интересов определенных политических сил.
До Второй иракской войны “антимилитаристские” организации действовали в основном разрозненно. Однако после того, как начались боевые действия, в Филадельфии в 2003 и в 2004 годах прошли два слета их представителей, где было решено создать National Network Opposing the Militarization of Youth, чтобы придать этой деятельности более целенаправленный характер.
“Многие участники антивоенного движения признали, насколько важна наша деятельность, - подчеркнул в своей статье “A Turning Point for the Anti-War Movement” Рик Дженкоу, активист двух “антимилитаристских” организаций в Сан-Диего (Project on Youth and Non-Military Opportunities и Committee Opposed to Militarism and the Draft). - Одно дело - выходить на улицы и участвовать в символических акциях протеста, другое - активно работать против войны, препятствуя вербовщикам выполнять их работу мирными, легальными средствами. Если все больше и больше граждан начнут помогать нам ставить палки в колеса военной машине, это станет поворотным пунктом во всем антивоенном движении”.
“Палки в колеса” - это беседы с потенциальными добровольцами, в которых посулы “ловцов душ” представляются уже в совершенно ином свете; это статьи, разоблачающие методы, которыми пользуются вербовщики; это разоблачительная критика азбуки армейского рекрутера - “The School Recruiting Program Handbook” (USAREC Pamphlet 350-13). В этой брошюре, с текстом которой мне удалось познакомиться (ее можно отыскать на Интернете), даются практические советы вербовщикам: как себя вести с подростками, что им говорить, на какие болевые точки давить, какие обещания давать. По словам “антимилитаристов”, многие обещания рекрутеров - пустое сотрясание воздуха, конфетка в красивой обертке, которой они стараются соблазнить молодежь, в первую очередь выходцев из бедных семей или представителей национальных меньшинств. После саммита прошлого года “антимиллитаристы” выпустили собственную брошюру, в которой молодым читателям и их родителям предлагается альтернатива необходимости служить в армии ради получения каких-то благ после службы. Зачем рисковать головой, подчеркивают авторы, если обещанное вам не всегда реализуется на практике?
“Все это неправда, они не знают, о чем говорят, - возмущается на страницах USA Today майор Дж. Дилл, главный вербовщик будущих морских пехотинцев в районе Большого Нью-Йорка, - никого мы не обманываем. К сожалению, подобная агитация воспринимается молодыми людьми. А тут еще и пресса подливает масла в огонь сообщениями из Ирака”.
Ну конечно, журналисты виноваты - сообщают публике не то, что хотелось бы нашим военным. Да еще суют нос куда не нужно. Как, например, журналист “РБ”, убедившийся, читая текст “пособия для вербовщиков”, что приемчикам армейских вербовщиков позавидовали бы даже ксендзы из романа “Золотой теленок”, усердно охмурявшие Козлевича. Попадись водитель “Антилопы” в руки наших “ловцов”, забрили бы в солдаты. Однозначно.
Активнее всего “антимилитаристы” действуют в западных штатах, имея возможность без особых препятствий вести свою агитацию в учебных заведениях, размещать антивоенную рекламу в школьных изданиях. Нельзя сказать, что школьная администрация Калифорнии, Вашингтона, Орегона и еще шести западных штатов испытывает по этому поводу большой восторг. “Патриотически” настроенные учителя и родители были бы рады не пускать Дженкоу со товарищи на порог школы, однако они ничего не могут поделать. Еще в 1986 году Апелляционный суд 9-го Округа, считающийся самым либеральным апелляционным судом страны, принял сторону “антимилитаристов” (иск подала организация San-Diego Committee Against Registration and Draft) против администрации Crossmont Union H.S. District, препятствовавшей деятельности антивоенных активистов в школах района. Последовавшие затем попытки Пентагона добиться пересмотра этого решения успехом не увенчались. Правда, развить свой юридический успех в общенациональном масштабе “антимилитаристам” в полной мере не удалось. Половинчатое решение было принято лишь Апелляционным судом 11-го Округа (юго-восточные штаты) - оно не давало противникам набора в армию развернуться на школьном подворье в полную силу. Некоторые успехи были достигнуты на местном уровне в Иллинойсе, Пенсильвании и Флориде.
В свою очередь, военные также добились серьезных успехов - правда не в суде, а в Конгрессе, особенно когда он перешел в руки республиканцев. Были приняты федеральные законы (они получили собирательное название Solomon Amendments), запрещающие администрации средних учебных заведений и колледжей не допускать вербовщиков на свою территорию, препятствовать им в получении конфиденциальной информации (директора школы обязаны предоставлять, например, домашние адреса и телефоны учащихся 9-12 классов); пытаться прикрыть вербовочные “спецпрограммы”: в школах - Junior Reserve Officer Training Corps (JROTC), в вузах -Reserve Officer Training Corps (ROTC). За нарушение законов предусмотрены санкции: средние учебные заведения, колледжи и университеты тут же лишатся федеральных субсидий, если прикроют программу ROTC (JROTC) или попросят вербовщиков прекратить свою деятельность на территории вуза или школы.
Между тем в ноябре прошлого года “антимилитаристы” добились большого успеха: федеральный Апелляционный суд 3-го Округа принял решение, фактически дезавуирующие Solomon Amendments. Минюст выразил свое несогласие с вердиктом, подав апелляцию в Верховный суд страны.
Вот такая проблема. Впрочем, далеко не все армейские вербовщики считают ее серьезной - так, мелочь, говорят они. По словам майора Дейва Грисмера, пресс-секретаря Marines’ National Recruiting Command, не стоит обращать особого внимания на мышиную возню “антимилитаристов” - дескать, они нам не соперники.
Может быть, и не соперники, вот только желающих записаться в морпехи что-то в последнее время резко поубавилось. Дженкоу со товарищи, к которым Грисмер относится без всякого пиетета, обещают, что их будет еще меньше. Будем очень стараться, говорят они.
Лично я им верю...