История повторяется

Факты. События. Комментарии
№15 (311)

Истории, как мы знаем, свойственно повторяться. И то, что однажды воспринималось как трагедия, во второй, третий, пятый раз обычно обретает характер фарса. Случаются, однако, и повторы совершенно одинакового плана. А уж как их воспринимать, со слезами или с улыбкой, - не так уж важно. Подобная мысль невольно приходит в голову, когда наблюдаешь за бурной деятельностью нынешнего министра юстиции США Джона Эшкрофта. Он неутомим и неукротим. Карающим мечом нависает над каждым, кого считает подозрительным, черной грозовой тучей - над всем населением страны, предвещая всяческие кошмары и ужасы. Иногда кажется, что главную свою задачу министр видит в том, чтобы сгустить атмосферу страха и неуверенности, граничащих с паникой.
Такой министр юстиции, он же главный адвокат и генеральный прокурор, в истории Америки уже был.
Лето 1919 года поселило в сердцах американцев ужас - по стране, по разным ее городам и штатам пронесся вихрь взрывов. Самодельные бомбы рушили дома местных политиков и чиновников, священнослужителей и бизнесменов. Взрывчатку закладывали и в почтовые посылки. Кто, какие группы преступников устроили все это безобразие, докопаться не удалось ни тогда, ни позже. Слухи ходили всякие. Вину валили на куклукс-клановцев, на сепаратистов из южных штатов, на немцев, якобы мстящих за недавнее поражение Германии, на местных анархистов, на большевистских агентов Москвы. Ни одна из версий реального подтверждения не получила. Как ни старались следователи, найти виновных не удалось.
Тогдашний министр юстиции Митчел Палмер изо дня в день подвергался критике газетчиков за проявляемую беспомощность. В конце концов он не выдержал и решил действовать просто, то есть наобум. Возможно, к решимости хоть что-то предпринять генпрокурора подтолкнула и крупная личная неприятность - под дверью его дома тоже взорвалась мощная бомба. И Палмер создал в своем ведомстве специальную группу следователей под командой впоследствии широко известного Эдгара Гувера. Задачу прокурор обозначил довольно четко: выловить всех подозрительных иностранцев.
И карусель закрутилась. В ноябре федеральные агенты в 12 городах страны задержали около полутысячи эмигрантов, главным образом, из России. Их развезли по тюрьмам и полицейским участкам, где нередко подвергали избиениям. Ни адвокатов, ни родственников к заключенным не допускали, но и формальных обвинений не предъявляли. Митчел Палмер своей властью решил всех захваченных депортировать, а поиски подозрительных продолжить.
Пресса ликовала. Генерального прокурора именовали не иначе, как “надежной крепостью для настоящих американцев”. Активисты Демократической партии выдвинули Палмера кандидатом в президенты страны. Воодушевленный таким горячим одобрением министр в первый же день нового, 1920 года, приказал арестовать больше 5 тысяч иностранцев в 33 городах Америки. Брали безо всяких ордеров на арест и обыск, врываясь в офисы, клубы, игровые залы, частные дома. Редкие голоса протеста тонули в слаженном хоре одобрения.
А потом все повернулось на 180 градусов. Депортировать успели небольшую группу иностранцев, и тут в дело вмешался заместитель министра труда, 70-летний Льюис Пост. Затребовав списки задержанных, он не нашел в них ни одного человека, чья вина в “подрывной деятельности” хоть как-то подтверждалась. В результате его усилий процесс депортации был приостановлен. Проблема перешла под юрисдикцию Конгресса.
Министр юстиции Митчел Палмер горячо доказывал членам Конгресса, что страна кишит “красными” агентами, что анархисты совместно с лидерами профсоюзов готовят государственный переворот и грядущую катастрофу можно предотвратить только жесткими методами. Льюис Пост, наоборот, доказывал неприемлемость прокурорской стратегии, которая идет вразрез с законами, подрывает фундаментальные основы американской демократии и государственного устройства. Конгрессмены долго колебались, одно заседание следовало за другим, горячие дебаты склоняли чашу весов то в пользу доводов генерального прокурора, то в сторону представителя министерства труда. Но постепенно становилось ясно, что точка зрения Льюиса Поста более доказательна. Абсолютным большинством голосов именно она и была поддержана.
Арестованных эмигрантов отпустили, генеральный прокурор ушел в отставку, кандидатом в президенты от Демократической партии вместо него выдвинули Джеймса Кокса.

С той поры прошло 82 года, и история, в общем-то, повторила свой виток. Террористические акты 11 сентября по масштабу, конечно же, намного превосходят самодеятельные взрывы 1919 года. Повышенные меры безопасности, суровое преследование террористов и тех, кто им помогает, не могут вызвать ничего, кроме одобрения. На генерального прокурора Джона Эшкрофта свалилась масса забот и хлопот, и он принялся энергично с ними разбираться. Настолько энергично, что кое-где, кажется, перегнул палку.
Как известно, вскоре после сентябрьской трагедии федеральные агенты задержали больше тысячи эмигрантов, подозреваемых в связях с преступными террористическими группировками. Эти люди сидят в тюремных камерах уже около полугода. Никаких конкретных обвинений им официально не предъявляют, с родственниками и адвокатами общаться не разрешают, под суд не отдают. Не правда ли, почти полный повтор ситуации 1920 года? И дальше тоже большое сходство. Американские правозащитные организации не замедлили с протестами. Джон Эшкрофт не счел нужным даже откликнуться. Тогда правозащитники обратились в судебные органы. И на днях федеральный судья в штате Нью-Джерси вынес вердикт: с арестованными необходимо поступать по закону, то есть в установленные сроки предъявить обвинения и предоставить возможность юридической защиты. Ведомство генпрокурора на этот раз отозвалось обещанием подать апелляцию. Справится ли судья из Нью-Джерси с ролью современного Льюиса Поста, пока не ясно.
Не совсем ясны и цели, с какими не без участия генпрокурора Джона Эшкрофта в стране нагнетается атмосфера страха. Под видом утечек из официальных источников чуть ли не еженедельно нас предупреждают о якобы готовящихся терактах. То говорят о готовности преступников взорвать чудо-мост в Сан-Франциско, то разносится слух про некие ядерные установки в окрестностях Нью-Йорка. Совсем недавно американцев предупредили, какие чудовищные опасности их ждут, если на пасхальные каникулы они отправятся в Рим, Флоренцию, Венецию и другие итальянские города. При этом ссылались на сведения, полученные якобы органами безопасности Италии. Через день итальянские власти выступили с категорическим опровержением.
Есть ли вообще смысл в предупреждениях, в основе которых лежат недостоверные сведения? Рядовые граждане - это все-таки не полицейские, не охранники и не агенты спецслужб. Противостоять террористам они не в состоянии, горькие свидетельства тому - события последних месяцев в Израиле. Ну отменит рядовой гражданин запланированную поездку в Италию, не станет бродить в окрестностях Нью-Йорка, поостережется ступать на мосты в Сан-Франциско. Но у него точно такие же основания опасаться терактов в тысяче других мест. В городском транспорте, на работе, в театре, ресторане, в собственном автомобиле да просто на улице. Куда же деваться? Человек не может долгое время находиться в состоянии испуга, психика этого не допускает - она либо вконец расстраивается, либо отказывается воспринимать новые тревожные сигналы.
Беспрецедентные меры безопасности предприняты на авиалиниях. По числу ложных тревог американские аэропорты по праву могут быть занесены в Книгу рекордов Гиннесса. Сотни рейсов отменяются или задерживаются на продолжительное время, десятки тысяч пассажиров, словно бараньи стада, то загоняются в залы ожидания, то изгоняются на улицу. Пассажиров строго предупреждают, что нельзя везти с собой ни маникюрные наборы, ни бритвенные принадлежности. А проверка, организованная по прямому указанию президента Джорджа Буша, реально показала, чего стоят все эти меры. Правительственные агенты ухитрялись проносить через пункты контроля пистолеты, ножи, искусно сымитированные взрывные устройства. Из каждых ста пробных проходов лишь 30 заканчивались задержанием. Кто знает, сколько подобных опасных игрушек пронесли в самолеты обычные пассажиры, а может, и злоумышленники.
Прилетающие из-за рубежа, недоуменно пожимая плечами, рассказывают: при посадке в авиалайнеры американских компаний в аэропортах других стран, за исключением Израиля, пассажиров и их багаж проверяют поверхностно, а то и вовсе не проверяют. Все это проходит как бы мимо внимания нашего генерального прокурора. Будто террористу, готовому к самоубийственному акту, не все равно: летит самолет из Америки или в Америку.
Из всего сказанного вовсе не следует, что генеральная прокуратура и ее глава должны действовать менее активно. Время, что ни говори, тревожное, идет, пусть и своеобразная, но война. Вместе с тем тотального характера она не носит. Жизнь продолжается со всеми ее радостями, печалями и суетой, усугублять ситуацию не стоит. Так же, как и действовать по законам военного времени - их пока никто не вводил и не утверждал.
Что касается борьбы с международным терроризмом, то по этому поводу достаточно красноречиво высказался недавно один из крупных чинов армии США. По его словам, такой борьбе конца не видно и сам он не рассчитывает дожить до полной и окончательной победы. К сожалению, “полной и окончательной” вряд ли дождутся и наши потомки. Террористы, как это ни прискорбно, такой же неизбывный элемент истории человечества, как вульгарные уголовники. Вора и террориста нужно ловить и наказывать. Воровство и терроризм изжить невозможно. Ставить подобную задачу - означает поддаваться иллюзиям. А иллюзорные цели обычно порождают лишь имитацию движения. Тут недолго и дров наломать.
Совершенно ясно, что министр юстиции Джон Эшкрофт все чаще превышает свои полномочия. Может быть, пришел момент, когда о некоторых сторонах его деятельности стоит поговорить в Конгрессе. Уж если ввязываться в повтор исторического прецедента, то до конца.


Комментарии (Всего: 3)

Отличная статья

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
This article is pathetic nonsense and the only purpose of it is to express a premature author. Common mr.Kleiner, time is to grow up. Incedentally, you could have to compare the conditions of those "innosent" with conditions and faith of "some Jew" who was mr. Perl.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
I am genuinely concerned and at the same time sorry for the Russians, whose understanding of the situation facing our country and the rest of the world will be formed by such articles. I found this particular article to be bias and, frankly, shallow.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *