ТРАГИЧЕСКАЯ СУДЬБА ВАЛЕНТИНЫ СИМУКОВОЙ

Вариации на тему
№14 (467)

В истории русского балета ХХ века есть ряд трагических судеб. К ним относятся и две судьбы молодых русских танцовщиц, погибших даже не в расцвете лет, а не успев расцвести: в 1924 году утонула при невыясненных обстоятельствах Лидия Иванова, в 1967 году умерла ученица Ленинградского хореографического училища имени А.Я. Вагановой Валентина Симукова, на которую уже в школе смотрели как на будущую звезду русского балета. Официальный диагноз был: корь. Корь! Детская болезнь, которую тогда уже лечили. Так что же случилось с Валей Симуковой? Симукова должна была бы принадлежать к тому «звездному» поколению танцовщиков, которые пришли на сцену в конце 50-х — начале 60-х годов в период краткого (и насильственно прерванного) расцвета ленинградского балета: Алла Сизова, Наталья Макарова, Юрий Соловьев, Никита Долгушин, Рудольф Нуреев, Вадим Гуляев, Михаил Барышников. Талант почти всех этих танцовщиков на сцене Кировского театра не достиг своего полного расцвета. Мы не знаем, как сложилась бы судьба Симуковой, поскольку судьба этой девочки собственно даже не началась.
Я помню Валю Симукову по ее выступлению в Кировском театре в балете «Дон Кихот» (главные роли танцевали Инна Зубковская и Святослав Кузнецов). Симукова обладала красивыми пропорциями тела. Особенно я запомнила ее в позе «экарте а ла секонд»: тело танцовщицы развернуто по диагонали, нога поднята в сторону. Ногу Симукова поднимала высоко, а стопа с высоким «романтическим» подъемом придавала особую законченность и красоту всем ее движениям, всем линиям ее талантливого тела?. Она была очень поэтична на сцене, она была рождена танцевать.
По воспоминаниям художницы Зои Лымарь-Красновской, которая тогда училась в Ленинградском хореографическом училище имени А.Я. Вагановой на год младше Симуковой, Валя была тихая, приветливая девочка, соученицы ее любили. В школе на улице Зодчего Росси репетиционный зал с высоким потолком внутри окружен балконом как бы на уровне второго этажа. Зоя вспоминает, что когда репетировала Симукова, свободные от занятий ученики разных классов собирались посмотреть на нее: Валя была особенной, и это было сразу видно. Бросалась в глаза ее хрупкость и деликатность сложения. Именно эта хрупкость послужила почвой для трагедии.
Федор Лопухов (личность в русской истории балета не только уникальная, но и с трагической судьбой) писал о Симуковой уже после ее смерти: «Школа на улице Росси да и все балетные труппы Ленинграда были поражены ее могучим талантом. Но, восторгаясь талантом, педагоги школы по недальновидности не применили к этой девочке особой осторожности. Напротив, огромная нагрузка, общая для всех в школе, для нее была еще усилена. А во внешности этой девушки даже мне, хореографу, а не врачу, была видна особая нежность, хрупкость структуры. Я не могу поставить случившееся в вину педагогам. Но убежден, что организм не смог бороться с корью, недугом, отнюдь не всегда смертельным, потому что был ослаблен непосильной нагрузкой, (Федор Лопухов «Хореографические откровенности», Москва, 1967 год, стр. 167)
Любитель балета, постоянный зритель ленинградских спектаклей того времени Дмитрий Черкасский в изданных им воспоминаниях пишет: «...не исключено, что нетерпеливый педагог не рассчитал нагрузку талантливой ученицы...» («Записки балетомана», Москва, 1994 год, стр.143).
Я понимаю деликатность высказываний Лопухова: трудно бросать в лицо педагогам страшное обвинение, понимаю нежелание обвинить их впрямую в смерти девочки. Но сегодня, по прошествии стольких лет, пора все-таки рассказать эту историю с большей определенностью. Не было этих безликих «педагогов», судьбой Симуковой распоряжался один «нетерпеливый педагог» - Наталья Дудинская. Естественно, она не предвидела трагической развязки. Дудинскую интересовала только одна судьба и одна слава — ее собственная. Поэтому и судьба ученицы интересовала ее только в связи с собственной судьбой. Покинув сцену, Дудинская начала преподавать в Хореографическом училище. «Конечно, чтобы стать выдающимся педагогом, надо иметь педагогический талант. Дудинская им не обладала», — справедливо замечает Черкасский. Но зато она обладала гениальным умением организовывать видимость славы и успеха. Став педагогом, она начала отбирать в свой класс (она преподавала в последних классах школы) наиболее талантливых учениц. Дудинская ошибочно считала, что талант ученицы — свидетельство ее таланта педагога. Школа не создает таланты. Если бы мать Михаила Барышникова не привела его в балетную школу, никакой великий педагог не создал бы гениального танцовщика из другого, посредственно одаренного. Педагоги только обучают и шлифуют талант. Как писал Лопухов в той же книге: «Бывает, что педагог не выдерживает искушения прихвастнуть тем, что подающая надежды танцовщица — его ученица... Кстати, ни Легат, ни Ваганова никогда не щеголяли фразой «мой ученик», «моя ученица». Я, по крайней мере, ничего подобного из их уст не слышал. Не хочу как-либо обидеть так называемых последователей Вагановой... В их работе нет злого умысла, но, увлекаясь дарованием ученика, они переоценивают его физические возможности или просто не задумываются о них, меряя по собственной мерке... Нагрузка, которую могла выдержать Дудинская, оказалась бы вредной для многих других людей». Эта усиленная нагрузка как раз и сыграла роковую роль в судьбе Симуковой. Дудинская не стала осторожно и внимательно развивать талант ученицы, но , как неопытный садовод, насильственно раньше времени начала разворачивать лепестки этого экзотического бутона.
Дудинская дала Симуковой танцевать балеринскую партию в акте «Теней» из «Баядерки» на школьном концерте во время гастролей ленинградского Хореографического училища в Москве, когда ей было всего 16 лет. В театре рассказывали, что Лопухов сидел на генеральной репетиции этого концерта в Кировском театре. Он был изумлен талантом исполнительницы балеринской партии и спросил у сидящего рядом артиста: «Кто это?» Услышав, что танцует шестнадцатилетняя ученица школы, Лопухов довольно громко выразил свое негодование: «Кто этот преступник, который дал девочке танцевать такую сложную партию?» Затем Дудинская стала занимать Симукову в балетах Кировского театра.
Все эти работы сверх школьной программы и привели к увеличению физической нагрузки, о которой писал Лопухов, а ряд трагических обстоятельств - к трагической развязке. Я не помню, танцевала Симукова роль Принцессы Флорины в «Спящей красавице» на сцене Кировского театра или нет, но ее решили заснять в этом дуэте для телевизионной программы. Была ли она уже больна или, как вспоминает Лымарь-Красновская, она заболела после съемки, но нужно было доснять какую-то часть дуэта, словом, факт остается фактом: Дудинская отправила больную девочку с температурой 39 градусов по Цельсию на съемку, причем съемка происходила ночью.
Дома тоже все сложилось неблагополучно. Мама девочки уехала в деревню на похороны кого-то из своей родни. Дома был только отец, который целый день находился на работе и не сразу обратил внимание на то, что дочь больна (?!) В школе только через три дня спохватились, что девочка не ходит в школу. Три дня Валя лежала с высокой температурой одна дома. Кто первым вызвал врача - не знаю. Возможно, отец, возможно, позвонили из школы, возможно, вернулась мать. Словом, только через три дня Валю отправили в больницу «Боткинские бараки», где лечили больных с заразными болезнями: у девочки нашли корь. В палате мест не было, и Валя лежала в коридоре, где ее еще и продуло. Тут уже Дудинская забеспокоилась, достала заграницей какое-то нужное лекарство. Но было уже поздно: Валя Симукова умерла даже не от кори, а от воспаления мозга, который развился в результате запущенной болезни. Ослабленный организм не справился.
Лымарь-Красновская вспоминает, что гроб с телом Симуковой был выставлен в главном репетиционном зале, ученики и педагоги приходили прощаться с девочкой. Симукову похоронили на Богословском кладбище, смерть девочки всех потрясла. Дудинская поставила на могиле памятник, который выполнил известный советский скульптор Янсон-Манизер: мраморная стела с контуром танцовщицы в арабеске. В городе история Симуковой получила широкую огласку. Педагог посмертно постаралась загладить свои вины, «вольныя и невольныя» перед общественностью и, вероятно, перед самой собой...
От короткой жизни Вали Симуковой осталось, кажется, кроме моей, которую я сохранила, еще несколько фотографий, сделанных фотографом Училища. В 1967 году в Англии вышла книга Ольги Спесивцевой: «Техника балетного артиста». Редактор Джоан Лоусон привезла рукопись в Ленинград и показала Дудинской, та предложила в качестве модели для иллюстраций свою ученицу — Симукову (по свидетельству критика Вадима Гаевского в его статье «Возможность», напечатанной в газете Мариинского театра №№ 2-3 за 2003 год). Но фотографии девочки, снятые в классе, к сожалению, не передают очарования ее таланта.
А что же стало с той роковой ночной съемкой дуэта из «Спящей красавицы»? Гаевский приводит в своей статье воспоминания Анны Нехендзи, хранительницы Театрального музея, которая присутствовала на съемке. По словам Анны, она слышала, что пленку уничтожили, «смыли», потому что значения ей не придавали, а хранить было негде. Что я могу еще добавить к этой истории?
Фото автора


Комментарии (Всего: 7)

Ужас!!!И печаль!!!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Уважаемый Семуков Геннадий! Читаю Ваш комментарий. И Ваша фамилия говорит, что Вы - родственник Вали. Кто? Отец? Прошел год, как я, петербургский балетовед, увидела Ваш комментарий. Где Вы? У Вас сохранились кинопленки девочки-легенды Валентины Семуковой? Вы их держите втуне? Или если Вы об этом написали, то Вы готовы их обнародовать? ПРИДИТЕ, ПОЖАЛУЙСТА, В МУЗЕЙ АКАДЕМИИ РУССКОГО БАЛЕТА им. Вагановой, попросите его сотрудницу Горину Татьяну Николаевна, пусть пленки спасутся. Также можете спросить у нее про меня. Я готова способствовать любой возможности показа этих записей, связи Вас с режиссерами петербургского телевидения, каналом Культура. Ответьте мне, пожалуйста! Меня можно найти на балетном форуме, в Балетном фойе. http://forum.balletfriends.ru/viewforum.php?f=1

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
К сожалению, это не единственная судьба которую жестоко погубили обстоятельства. Но к подобному не возможно привыкнуть. Очень жаль, что в статье нет фотографии памятника, не увидела и в интернете, а ведь он несет сейчас память о ней знакомым и незнакомым.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
1.Валя Семукова. 2. В статье есть некоторые неточности.
3.Кинопленки сохранились они у нас.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Прошло уже очень много лет. Но в памяти,всё ещё живёт эта история, которая
меня, ещё совсем девочку, тогда потрясла. Я с нежностью и грустью вспоминаю о Вале Симукове. Мы, тогда,смотрели на неё с восторгом. Светлая
память тебе, Валя!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Мне так грустно и так жаль, это юное талантливое дитя!( До чего бывают в жизни трагические судьбы! Казалось бы, молода, талантлива, всё впереди- светлое будущее! И из-за , то ли роковой случайности, то ли коварного умысла, небрежности других, гибнет человек! Жаль, жаль, жаль...Светлая память тебе, Валя Симукова!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Мне так грустно и так жаль, это юное талантливое дитя!( До чего бывают в жизни трагические судьбы! Казалось бы, молода, талантлива, всё впереди- светлое будущее! И из-за , то ли роковой случайности, то ли коварного умысла, небрежности других, гибнет человек! Жаль, жаль, жаль...Светлая память тебе, Валя Симукова!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *