Мустанг за 5 долларов

Братья наши меньшие
№16 (469)

Почти забытое детство и навсегда оставшийся в памяти Майн Рид с его всадником без головы и дикими лошадьми-мустангами, которых ловит и загоняет в загон-кораль гордый техасский охотник Морис-мустангер.
“В этой же прерии, где рыскают свирепые хищники, на ее сочных пастбищах пасется самое благородное и прекрасное из всех животных, самый умный из всех четвероногих друзей человека - лошадь. Здесь живет она, дикая и свободная, не знающая капризов человека, незнакомая с уздой и удилами, с седлом и вьюком. Но даже в этих заповедных местах ее не оставляют в покое. Человек охотится за ней и укрощает ее...”.
Мустанги живут в Америке до сих пор, и по сию пору люди ловят этих великолепных диких животных и пытаются их приручить. Впрочем, дикие – слово не совсем точное. На сегодняшний день на свете почти не осталось настоящих диких лошадей, но по всему миру пасётся немало табунов, которые можно назвать одичавшими. Эти животные произошли от домашних, но никогда не имели дела с человеком и из поколения в поколение живут в естественных условиях.[!]
Несмотря на то, что одичавшие лошади очень быстро возвращаются к повадкам своих предков, они сильно отличаются от настоящих диких животных. Длинногривые и длиннохвостые с ниспадающей на глаза чёлкой, они имеют как бы запущенный вид. Дикари же словно только что из парикмахерской: чёлки, хвосты и гривы у них как подстрижены. И конечно, есть разница в цвете - лошади Пржевальского буланой масти, тарпаны были мышастой... Лошади же, побывавшие под властью человека, а потом одичавшие, как бы отражают его прихотливый вкус: бывают светло-серыми, рыжими, гнедыми, даже пегими.
На территорию Северной и Центральной Америки испанцы завезли лошадей еще в XVI веке. Их скакуны и дали миллионы вольнолюбивых потомков. Сейчас численность мустангов в Северной Америке существенно снизилась, но небольшие их табуны все еще можно встретить на просторах Аризоны, Вайоминга, Орегона и некоторых других западных штатов.
Пауле Роджерс, дипломированному юристу, работающей сейчас заместителем начальника тюрьмы в графстве Тилламук штата Орегон, ее мустанг - кобыла Глория досталась неожиданно и практически даром. “Мне сообщили об этом поздним вечером, когда я с друзьями сидела у озера, - рассказывает молодая женщина. - Я была так поражена, что сначала даже не поняла, что выиграла лошадь. Откровенно говоря, я и не думала, что такие выигрыши реальны. Мне всегда казалось, что лотерея - это всего лишь отличный способ заставить людей пожертвовать деньги на какое-нибудь дело. Я продолжала считать так и тогда, когда покупала те два билета”.
Она узнала о своем выигрыше два года назад, спустя шесть месяцев после того, как побывала около загона для диких животных в городке Кламат-Фолс, где купила прямо с грузовика на ярмарке пару пятидолларовых билетов лотереи, в которой в качестве призов разыгрывались мустанги.
Глорию отловили охотники Бюро земельного управления на юго-востоке штата Орегон, и сейчас она разделяет конюшню Роджерсов еще с тремя домашними лошадьми, одну из которых хозяева недавно сдали в аренду.
Лошади в этой семье были всегда, но дикарь долго оставался для Паулы несбыточной мечтой. “Я давно хотела приобрести мустанга, - говорит девушка, - потому что я люблю свою страну, а они - живая легенда, символизирующая Дикий Запад и все, что имело отношение к тогдашней Америке”. Впрочем, с Диким Западом Паулу связывают более крепкие узы. Ее отца зовут Рой Роджерс, имя, широко известное каждому американцу. Исполнитель западной музыки в стиле кантри – western music, “поющий ковбой”, киноактер, снявшийся во многих вестернах, шоумен на телевидении...
Подобно двум другим диким лошадям, которые через десять дней будут проданы с аукциона около городка Бенд, Глория в течение года приучалась к “домашнему образу жизни” тренерами Бюро земельного управления штата Орегон, бывала на ярмарках, участвовала в выставке “Пойманные мустанги”. Эту симпатичную трехлетку - “земляничную блондинку, темную с небольшим количеством белых пятен”, можно стричь, купать, она не боится людей. Похоже, вообще ничто и никто не может ее испугать. В отличие от своих диких родственников, у нее мягкий, совсем не дикий нрав.
“У меня есть друзья, - рассказывает Паула, - которые взяли на свое попечение 4-летних мустангов, никогда ранее не бывавших в руках человека. Я слушала их истории и поняла, что Глория - совсем другое дело. Те лошади не доверяют людям, не терпят, чтобы кто-нибудь к ним прикасался, трусят, когда попадают в незнакомую среду. Некоторые дикари постепенно привыкли к своим хозяевам, но часть их пришлось вернуть, потому что с ними не было никакого сладу.”
Хотя Глория уже давно находится рядом с людьми, на нее еще никогда не надевали седло. Это должно произойти этим летом в тренировочном лагере колледжа Linn-Benton Community. “Я не думаю, что ее ломка будет проблемой, поскольку она спокойно до сих пор принимала все, что я делала с нею, - говорит Роджерс. - Я специально ставила ее в трудные ситуации, когда находившаяся рядом с нею лошадь заметно волновалась, а ей было хоть бы что. Она самая послушная из всех лошадей, которых я когда-либо имела.”
Паула собирается использовать своего мустанга как верховую лошадь и забираться на ней в горы и другие отдаленные уголки штата. В этом она напоминает собственную мать, которая ездила верхом даже тогда, когда ожидала рождения дочери и вскоре после этого. “У меня есть фотографии мамы на лошади со мной на руках”, - улыбается девушка. Пауле хочется, чтобы ее Глория приняла участие в выставке мустангов: “Я бы очень хотела побывать на этом зрелище и посмотреть, как Глория выглядит в глазах судей, - сказала Роджерс. – Ведь каждый мустанг, которого я когда-либо видела, так отличался от всех других.” .
Дикие лошади, считает Паула, вообще уникальны. И она говорит о них, не стесняясь высоких слов: “Эти животные такие одухотворенные, такие живые. Взгляните им в глаза, и вы сразу поймете, что они не просто слушают и смотрят на вас, но явно хотят вам понравиться. Работать с ними - сплошная радость, и иметь такую лошадь просто замечательно.”
В то время как Глорию перевозили к ее первой хозяйке, триста других диких мустангов, пойманных в Орегоне, загнали в кораль в поселке Барнс, чтобы впоследствии распродать на аукционах. Один из них состоится 9-12 июня в городе Корваллис, штат Орегон. Может быть, среди наших читателей найдутся желающие? Если у них нет собственной конюшни, не беда – до середины июня времени много, вполне можно успеть построить. Зато подумайте, может ли кто-нибудь из ваших друзей похвастаться собственным мустангом?