Пустышки вместо лекарств?

Ваше здоровье
№17 (470)

В прошлом выпуске “Русский базар” рассказал о поддельных лекарствах, выпускаемых нелегальными производителями. В лучшем случае такие “копии” оказываются не столь эффективными, как оригиналы, в худшем – наносят организму вред, причем, бывает, непоправимый. В то же время иногда доктора на вполне законных основаниях прописывают больным пилюли, заведомо не содержащие никаких полезных ингредиентов.
Обычно это делается во время клинических испытаний новых лекарств для того, чтобы оценить их действие на фоне реакции таких же больных на нейтральное вещество, “закамуфлированное” под тот же препарат. При этом нередки случаи, когда “пустышки” (или, как их называют специалисты, плацебо) помогают почти так же, как и очередная фармакологическая новинка. [!]
Изучением этого феномена медицина занимается давно, имея на то достаточно серьезные основания. Известно, например, что об улучшении своего состояния говорят не менее 30 процентов пациентов, получавших плацебо вместо того или иного лечебного препарата. Означает ли это, что плацебо - в просторечии “сахарные пилюли” - действительно эффективны и что их следует широко использовать в медицинской практике?
Серьезное исследование, проведенное в 2001 году, дало на этот вопрос отрицательный ответ. “Число доказательств полезности плацебо оказалось явно недостаточным”, - писал тогда авторитетный “Медицинский журнал Новой Англии” (New England Journal of Medicine). Тем не менее вскоре были поставлены новые эксперименты, результаты которых часто говорили об обратном.
Согласно журналу “Психосоматическая медицина”, например, у пациентов, принимавших плацебо под видом витамина Е, вскоре уменьшался кашель, а больные с сердечно-сосудистыми расстройствами, сообщал журнал Nature, начинали чувствовать себя лучше как после лечения настоящими сердечными средствами, так и после приема “сахарных таблеток”. Правда, в последнем примере врачи не исключали того, что улучшение состояния и тех и других могло также объясняться и сопутствующими лечению и “лечению” диетой и физическими упражнениями.
Интересные данные о проведенном в апреле 2004 года исследовании привел и журнал “Архивы общей психиатрии”. В опубликованной в нем статье рассказывалось о двадцати пациентах с болезнью Паркинсона, которым была сделана операция по пересадке в мозг особых нервных клеток – так называемых допаминовых нейронов. Двадцати другим пациентам, страдающим тем же недугом, сказали, что им сделали ту же операцию, в то время как на самом деле они не подвергались никаким хирургическим вмешательствам. При этом осуществлялся “двойной слепой контроль”, то есть ни больные, ни медицинский персонал не знали, кому действительно имплантировали новые клетки. Через год в обеих группах пациентов нашлись как те, кто считал, что после операции стал чувствовать себя лучше, так и те, у кого врачи нашли явные объективные признаки улучшения состояния.
Месяц назад подытожить дискуссию попытался еще один престижный журнал New Scientist. Несмотря ни на что, он назвал эффект плацебо “одной из тех вещей, которые не имеют никакого отношения к науке”.
Казалось бы, спорить больше не о чем. Однако сомнения остаются, и ряд ученых предложил подойти к проблеме с другой стороны: если это не наука, рассуждали они, то, может быть, эффект плацебо следует рассматривать с позиций искусства врачевания и влияния на результаты лечения отношений между докторами и пациентами?
Занимающаяся историей науки профессор Гарвардского университета и автор книги Эффект плацебо Энн Арренгтон придерживается именно такой точки зрения. Эффект плацебо, по ее мнению, следует рассматривать как некую сумму психологических воздействий на пациента, начиная с впечатления от многочисленных дипломов на стенах врачебного кабинета до респектабельного вида и уверенных высказываний самого доктора. “Эффект плацебо, вероятно, присутствует в любом процессе лечения, - говорит она, - а не только тогда, когда в нем используют “сахарные пилюли.”
Такой подход нашел определенный отклик среди медицинской общественности Соединенных Штатов, что выразилось в решении Национальных институтов здоровья одобрить в последнем бюджетном году 14 новых клинических исследований, направленных на лучшее понимание воздействия “пустышек” на организм больного.
А самыми захватывающими оказались для ученых результаты сканирования мозга. В эксперименте, описанном в журнале Science, добровольцев подвергали безопасному, но болезненному удару электрическим током. Когда перед разрядом им мазали соответствующее место “обезболивающей” мазью (на самом деле это был совершенно инертный крем, то есть то же плацебо), они оценивали боль как менее интенсивную. При этом сканирование показало, что области мозга, связанные с восприятием боли, действительно возбуждались намного меньше, чем при отсутствии “обезболивания”.
Каждые три из пяти израильских докторов признают, что по крайней мере раз в месяц используют плацебо в своей практике. И считая, что инертные пилюли “в какой-то степени эффективны”, призывают коллег к более широкому распространению их опыта. Этично ли такое поведение эскулапов? Не является ли оно обманом безусловно доверяющих врачу пациентов?
Психолог Рори Кохлэн, профессор университета Трент в канадском городе Питерборо, не находит в предложении израильских коллег ничего предосудительного: “Если мы соблюдаем при этом первую заповедь врача – не навреди и в то же время хоть как-то помогаем больному, то почему бы и нет?” Однако эти соображения не очень-то убеждают противников плацебо. “Выводы, сделанные “Медицинским журналом Новой Англии” в 2001 году, все еще не опровергнуты, - указывает Тэд Капчук, профессор-медик Гарвардского университета, участвовавший во множестве клинических испытаний плацебо. – Хотя инертные пилюли и показали незначительную эффективность при снятии болей, я не вижу никаких оправданий для использования их вне клинических испытаний.” При этом ученый настаивает, что в последующих исследованиях, если они будут проводиться, эффект плацебо нужно сравнивать не только с действием настоящих лекарств, но и с отсутствием лечения вообще.
Другой специалист в этой области антрополог университета штата Мичиган в Дирборне доктор Дэниел Моэрмен, занимавшийся эффектом плацебо в течение почти трех десятилетий, считает, что за последние годы в изучении проблемы произошли некоторые изменения. Он уверен в необходимости продолжать исследования. “Единственное, что мы твердо знаем об эффекте плацебо, - говорит ученый, - это то, что он вызывается не самими сахарными таблетками, поскольку они инертны.”
Так как же все-таки - может ли плацебо играть существенную роль в лечении? “Я не знаю, - говорит Капчук. – Скорее всего этот эффект действительно объясняется на уровне отношений между доктором и пациентом или тем, как люди реагируют на символы. Иначе говоря, речь здесь идет о каких-то неосязаемых сторонах медицины, таких, скажем, как врожденная способность людей к самолечению. Я вообще полагаю, что результаты любого лечения в очень значительной степени зависят от доверия пациента к врачу, от его умения обращаться с людьми, хоть этому и не уделяется в нашей среде должного внимания. Мы больше рассчитываем на сложные современные технологии, забывая при этом, что медицина – это не только наука, но и искусство. А об этом нужно помнить всегда”.