Ближний Восток: врачу, исцелися сам

Факты. События. Комментарии
№16 (312)

В арабских мирах, а значит и в умах, две теории смешались в одну: литературно-детективная «Кому это выгодно?» (привет Холмсу и Пуаро) плюс политическая теория всемирного заговора: понятно, кого и против кого. А так как в отличие от нашего политкорректного мира, арабский мир выше подобных предрассудков, то вещи в нем называют своими именами: за гипертеррористическим актом 11 сентября стоит всемирный еврейский заговор. Ссылка на «Протоколы сионских мудрецов» не обязательна.
Конечно, наш мир демократии и политкорректности может не обращать внимание на подобные, в жанре фэнтези, гипотезы, как он в свое время проигнорировал арабские домыслы о том, что Интелидженс Сервис уничтожила принцессу Диану и ее египетского друга, чтобы у будущего британского монарха, не дай Боже, не объявился бы сводный брат арабских кровей (в том, что Диана к тому времени уже понесла, в арабском мире не было сомнений). В чем ошибка самодовольных литературных сыщиков, типа Холмса и Пуаро, а вослед им и арабских политкомментаторов: далеко не всегда преступление выгодно тем, кто его совершает, а иногда даже наоборот – тем, против кого оно замышлено. Именно так на этот раз и произошло. Воздушный таран голубых башен и Пентагона позволил президенту Бушу реализовать свою правофланговую идеологию, по крайней мере на внешнем фронте, создав мощную коалицию страха по борьбе с антиамериканским терроризмом. Особой благодарности заслуживает бен Ладен лично от Шарона, главного бенефицианта 11 сентября. Когда-то Бен-Гурион, первый премьер Израиля, говорил, что, будь на то его воля, он бы послал в страны с еврейской диаспорой тайных эмиссаров, которые вели бы там антисемитскую пропаганду и способствовали иммиграции в Израиль. По принципу: если бы Бога не было, его следовало выдумать.
Так вот, если следовать арабским измышлениям по поводу 11 сентября, то бен Ладен, конечно же, наймит Моссада. Как и палестинские камикадзе, которые, взрывая вместе с собой евреев (вкупе с арабами), развязали руки Шарону, чтобы тот предпринял широкомасштабную военную операцию против врагов Израиля. Пусть не карт-бланш, но при явном попустительстве Белого дома. Ведь даже запоздалая реакция Буша – это все-таки риторика, а не ультиматум. Даже своего госсекретаря он послал на Ближний Восток не сразу же после своего ближневосточного спича, да и маршрут голубя мира составлен так, что в Израиль он попадет, дай Бог, только к концу этой недели, дав Шарону пару-тройку лишних дней: «Я не уверен, что везу перемирие», - предупредил Колин Пауэлл. Тоже, кстати, генерал. Как и Энтони Зинни, специальный представитель американского президента на Ближнем Востоке. Так что дело мира там в надежных руках бывших генералов. Хорошо это или плохо – зависит от того, как посмотреть. Успокоив мировое общественное мнение, которое никогда к Израилю особенно не благоволило, Буш, однако, сменил зеленый свет не на красный, а на желтый.
Говоря честно, я не большой поклонник генерала Шарона – были у Израиля в лидерах люди более достойные, талантливые и умные. Тот же Бен-Гурион, к примеру. Или Голда Меир. Или Ицхак Рабин. Во время ливанской войны, лично Шароном развязанной, его прозвали Арик-бульдозер. Он, конечно, силовых дел мастер. То есть больше солдат, чем политик. К тому же мыслит, что называется, en grand, в глобальных масштабах, и судьба Израиля его волнует куда больше, чем судьбы отдельных израильтян. А уж тем более палестинцев. Пасоверный взрыв, который стоил жизни 27 израильтянам, оказался Шарону на руку: курок был спущен, военная операция «Стена защиты» началась. Но сейчас дело уже не в Шароне: на его месте любой израильский премьер поступил бы точно так же. Недаром действия Шарона одобряет большинство израильтян. Так что, не Шарон, а имярек. То есть все равно кто. И выходя за израильские пределы: как бы поступил на месте Шарона любой руководитель любой другой страны, если бы его граждан ежедневно пачками взрывали камикадзе, вдохновляя на путь джихада других своих соплеменников? Известно, как поступил в аналогичной ситуации, столкнувшись с террористами-самоубийцами, президент США. Именно благодаря опыту 11 сентября Буш и решился объявить всему миру на прошлой неделе, что камикадзе не мученики, а убийцы и наносят вред палестинскому народу. К этому надо добавить, что камикадзе представляют смертельную угрозу всему человечеству: представьте себе террориста-самоубийцу с атомным кейсом под мышкой.
Меня, правда, резануло в речи Буша то, что он приравнял 18-летнюю палестинку, взорвавшую себя в израильском супермаркете, с погибшей в этом взрыве 17-летней еврейкой, пришедшей сюда со списком покупок от мамы. Само собой, дело не в этнической или религиозной между ними разнице, а в том, чего ради каждая явилась в этот клятый супермаркет. Одна – жертва, другая – убийца. Пусть и самоубийца. Но я предпочитаю самоубийц, которые сводят счеты с жизнью в одиночестве, не вовлекая в самоубийство сторонних, которым дорога жизнь. Измаил Ханья, один из лидеров ХАМАСа, заявил недавно, что он и его товарищи по оружию открыли ахиллесову пяту евреев: будто бы тем жизнь дороже, чем другим народам, а потому атаки террористов-самоубийц поставят Израиль на колени. Сошлюсь также на парадокс Бернарда Шоу: мученики – это люди, которые хотят прославиться, не имея на то никаких оснований.
Короче, я вижу некий моральный изъян в уподоблении жертвы и убийцы, но винить тут надо скорее президентских спичрайтеров, чем самого президента, который довольно долго, несмотря на оказываемое на него давление, занимал в ближневосточном конфликте позицию стороннего наблюдателя. Будто бы даже в кулуарном трепе он упрекал своего предшественника в том, что нынешний конфликт израильтян и палестинцев – результат политики Клинтона. Буш теперь это дипломатично отрицает, но кэмпдэвидский провал под занавес клинтоновой эры у всех на памяти. Говорят, что, сводя вместе израильского и палестинского лидеров, Клинтон надеялся создать дымовую завесу для скандала с Моникой и даже – в случае удачи – рассчитывал на Нобельку, чтобы войти в историю выдающимся миротворцем. Тогдашний израильский премьер с двусмысленной для русского уха фамилией Барак (тоже генерал, но политик из противостоящего Шарону лагеря) готов был даже отдать палестинцам часть Иерусалима, но Арафат оказался несговорчивым: все или ничего. Потом к власти в Израиле пришел Шарон, старый, с ливанских времен, знакомец хамелеона Арафата: и снова нашла коса на камень. А тут и бен Ладен подоспел со своими подручными, изменив ход мировой истории. По счастию, не в свою пользу.
Как это ни цинично прозвучит, но нет худа без добра. 11 сентября цивилизованный мир почувствовал себя единым перед лицом смертельной угрозы со стороны воинствующего мусульманства. Как говорят в Америке, мир оказался в одной лодке, что можно перевести русской идиомой: в одной упряжке. Ситуация в Израиле стала понятнее рядовому американцу, который столкнулся с террором у себя дома, и опросы в США неизменно показывают этот решительный уклон общественного мнения: на данный момент 5:1 в пользу Израиля. В конце концов, военная операция Израиля в Палестине принципиально мало чем отличается от аналогичной США в Афганистане и – в перспективе – в Ираке. «Вы победите в войне с Ираком, - объясняет Шарон обозревателю «Нью-Йорк таймс» Уильяму Сэфайру. - Это будет недолгая война, и вы уйдете из нашего региона. А нам здесь жить».
В этом новом всемирном контексте Израилю отводилась роль западного форпоста на Востоке, если воспользоваться известным определением Киплинга «Восток-Запад». Киплинг, кстати, предсказывал, что Западу и Востоку никогда не сойтись, что оказалось неверным по отношению к тому традиционному Востоку, в который входят Япония, Южная Корея, даже континентальный Китай, одевающий и обувающий Запад, снабжающий его всей необходимой в жизни техникой. Когда год назад разведывательный самолет-подранок США совершил аварийную посадку в Китае, взошедшие на его борт китайские коммандос были приятно удивлены, обнаружив на сверхсекретной американской аппаратуре надписи «Сделано в Китае». Реальность, близкая к анекдоту. Однако Киплинг, сам того не ведая, предсказал столкновение Запада (христианства, или, как сейчас принято говорить, иудео-христианства – антисемит Киплинг в гробу бы перевернулся, узнай про новый термин) с другим Востоком: мусульманским.
А вот кто знал, что предсказывает, так это Иосиф Бродский, который был совсем недурным провидцем. Как в воду глядел! О предстоящей в новом столетии, до которого ему не суждено было дожить, «борьбе миров» он высказывался неоднократно, но точнее всего в статье «Взгляд с карусели» (1990):
Помимо стремления к реорганизации, катастрофизм милленарного мышления может также найти себе выражение в вооруженных конфликтах религиозного и/или этнического порядка. К двухтысячному году так называемая белая раса составит всего лишь 11 (одиннадцать) процентов населения земного шара. Вполне вероятным представляется столкновение радикального крыла мусульманского мира с тем, что осталось от христианской культуры; призывы к мировой мусульманской революции раздаются уже сегодня, сопровождаемые взрывами и применением огнестрельного и химического оружия. Религиозные или этнические войны неизбежны хотя бы уже потому, что чем сложнее картина реального мира, тем сильнее импульс к ее упрощению.

Пусть упрощение – не Запад его инициатор. Запад поднял перчатку, ему брошенную. Израиль же ее поднял более, чем на полвека ранее: со дня своего основания. Можно и так сказать: союзничество Америки и Израиля на данном этапе подневольное, не от хорошей жизни. Конечно, дети Авраама должны жить в мире, и палестинцы имеют такое же право на свое государство, как и евреи. Буш, несомненно, прав, полагая, что будущее вовсе не обязательно должно походить на прошлое: «Конфликт не является неизбежностью. Недоверие не обязано сохраняться навечно. Мир станет возможен, если мы откажемся от старых привычек и застарелой ненависти. Насилие и страдания на Святой Земле – одна из величайших трагедий нашего времени. Ближний Восток выпал из общемировой тенденции политического и экономического прогресса. Такова история этого региона, но она не обязана и не должна стать его судьбой».
Красивые, достойные слова, но кто их сегодня услышит за грохотом взрывов? Враждующие стороны? Сомнительно. Когда говорит оружие, помалкивают не только музы – сама история немеет, а тем более миротворцы. Давно сказано: глас вопиющего в пустыне. В наш век разгосударствленных войн достаточно парочки-другой камикадзе, чтобы взорвать к чертовой матери любое соглашение, любое перемирие. Вот почему я против сторонних вмешательств в ближневосточные дела. Каждая сторона должна полагаться сама на себя, с трезвой самооценкой, без оглядки на дядю Сэма. Внутреннее решение – единственный выход из ближневосточного тупика. Это не значит, что тогда этот конфликт будет решаться с позиции силы, то есть сильнейшего. В конце концов, есть мировое общественное мнение, к которому израильтяне весьма чувствительны, как бы их ни заносило – до джингоистского угара их самозащита никогда еще не доходила. Обе стороны будут более реалистичны и уступчивы, если останутся один на один друг с другом. Евреи похерят идею о великом Израиле, а палестинцы забудут о лозунге «Евреев в море!» и перестанут публиковать карту Палестины, где Израиля нет и в помине. Мне кажется, без посредников обе стороны быстрее протрезвеют от тяжелого военного похмелья.
Вот почему я против американского вмешательства на Ближнем Востоке.
Врачу, исцелися сам!