Донести, Чтобы спасти...

Общенациональная проблема
№18 (471)

Моей дочери немногим более двух лет, и в школу ей еще не скоро. Между тем меня, как отца, не может не волновать происходящее в американских учебных заведениях, страдающих от насилия. Время летит быстро, не успеешь оглянуться, а твой ребенок уже ученик.
Что же делать, как эффективнее бороться с преступностью в школах, справиться с которой никак не удается?
Естественно, эти вопросы задают себе сегодня миллионы американских родителей, школьные власти, правительственные чиновники. После очередного чудовищного преступления, совершенного в одной из школ Миннесоты – расстрела подростком своих же товарищей, стали раздаваться голоса о необходимости более активной пропаганды принятой еще в 1983 году государственной программы Student CrimeStoppers. Суть идеи – поощрять школьников информировать учителей и администрацию учебного заведения о своих соучениках, совершающих неблаговидные поступки, например, сознательно портящих школьное имущество (вандализм) или нарушающих закон (торговля наркотиками, пронос в школу холодного и огнестрельного оружия). Причем информировать не «за так», а за деньги.
Вопрос о доносительстве в стенах школы, заданный мной американцам ( я не проводил масштабного опроса, просто перекинулся словами со знакомыми), вызвал вполне положительную реакцию. Зато «наши» в своих ответах были очень осторожны.
«Не знаю, поддержал ли бы я своего сына, если бы он попросил у меня совета, сообщить школьной администрации об увиденном или смолчать, - сказал мне один знакомый таксист, назовем его условно П., – я ведь всегда воспитывал своего парня по принципу «доносчику – первый кнут».
«Но ведь здесь совершенно иная ситуация, - возразил я, - мы в школе тоже дрались, били, извиняюсь, друг другу морды, но ножичками не махали, друг в дружку не стреляли, разве что из рогатки или пугача. Доносительство, конечно, поощрять не стоит, но если твой пацан заметил у соученика заряженный револьвер, стоит ли играть в молчанку и отводить глаза? Кто знает, на кого будут направлен ствол? Жертвами отморозка из Миннесоты оказались просто попавшиеся ему под руку мальчишки и девчонки. Одно дело, когда ребят учат с детства ябедничать на однокашников, пользующихся шпаргалками, красочно живописуя доносительство как некую добродетель. Другое - когда от твоего, с позволения сказать, «доноса» может зависеть жизнь десятков людей».
Увы, но и таксист П., и другие «наши» - правда, я задавал этот вопрос исключительно мужчинам - заявили, что не станут поощрять своих детей выступать в роли сексотов.
Сексот – лагерный термин, по моему мнению, несправедливый в отношении человека, решившего предотвратить преступление, о котором ему стало известно. Ведь одно дело – наушничать на ближнего своего, другое – не дать ему взять на душу тяжкий грех, из-за которого будут страдать не только другие люди, но и он сам.
Как мне представляется, в голове многих из нас – выходцев из одной шестой части планеты, живет несколько извращенное понятие о системе контроля в обществе. Нам-то все время приходят на ум товарищ Сталин и его вурдалаки из НКВД. Между тем в той же Западной Европе, в таких, казалось бы, супердемократических странах, как, например, Австрия или Швейцария, граждане не стесняются присматривать друг за другом, дабы поведение соседа не создавало проблем для всего дома или улицы. Для нас – чистой воды тоталитаризм, для них - порядок. В Нью-Йорке – современном Вавилоне - наибольшее число звонков по линии 311 связано с шумом, поскольку власти, в том числе и полиция, никак не могут навести в Большом Яблоке порядок. А в той же Швейцарии, если у вас хватит наглости включить громко приемник или взбредет в голову после 11 часов вечера вешать картину на стену, санкции последуют незамедлительно. Соседи немедленно вызовут полицию. Попробуйте тамошним копам возразить - даже разговаривать не станут, тут же оденут браслеты.
Но вернемся в американскую школу. Несмотря на то, что программе Student CrimeStoppers уже 22 года, нельзя сказать, что к ней обращались в нашей стране особенно часто. Даже после известных событий в колорадской Columbine High School, где двое подростков убили и ранили десятки учащихся, инициатива «деньги в обмен на информацию» использовалась редко. Напомню, что она предусматривает вознаграждение в размере до 500 долларов за указание на учащегося, который приволок в школу пистолет. За помощь в разоблачении воров или торговцев наркотиками выплачивают от 50 до 100 долларов.
У меня нет статистических данных о том, сколько именно школ являются в настоящий момент участниками программы «деньги в обмен на информацию. Однако там, где эта программа практикуется, криминогенная ситуация явно улучшилась. Например, в техасском школьном округе Карлтон-Фармерс в 2003-2004 учебном году благодаря учащимся, проинформировавшим своих педагогов, было конфисковано 11 стволов. Вроде бы скромный показатель, но сколько жизней могли унести эти «пушки», если бы «заговорили»?
«Я бы не стал говорить о деньгах, которые получают ребята за переданные нам сведения, как о вознаграждении за донос, - считает Дан Кноулс, глава школьной полиции графства Бэртоу (штат Джорджия), - эти деньги - премия, которую общество выплачивает им за помощь в предотвращении преступлений. Они – настоящие граждане, а вовсе не сексоты...»
По словам Кноулса, благодаря учащимся уже в первый год действия программы было произведено 80 арестов, по большей части - за распространение в стенах школ графства наркотиков.
«Не так давно, в декабре прошлого года, нам удалось конфисковать револьвер у одного учащегося, грозившего расправиться со своим обидчиком, - рассказывает полицейский. - Считайте, спасли жизнь подростка. Спасли благодаря бдительности его товарища, связавшегося с нами».
Я, поверьте, сам очень не люблю сексотов, однако не собираюсь воспитывать своего ребенка, неукоснительно следуя принципу: «доносчику – первый кнут». Увы, не всегда молчание – золото...