болезнь, поразившая Нью-Йорк

Будни Большого Яблока
№18 (471)

В 2003 году созданная президентом Бушем группа экспертов рекомендовала службам здравоохранения расширить контроль за состоянием психического здоровья жителей страны, а в этом году Конгресс выделил на эти цели 20 миллионов долларов. Деньги направляются штатам, многие из которых, включая густонаселенные Флориду и Иллинойс, уже приступили к разработке крупномасштабных планов по изучению положения с психическими заболеваниями среди своего населения.
Естественно, такой крупный мегаполис, как Нью-Йорк, с его бешеным ритмом жизни, не мог остаться в стороне от этой инициативы и разработал собственную программу исследований. В настоящее время она уже выполняется в городских госпиталях, причем Департамент здравоохранения столицы мира не привлекает для этого никаких федеральных средств. В Нью-Йорке речь идет прежде всего о депрессии – недуге, который распространен в нашем городе намного шире любых других заболеваний. “Депрессия - ведущая болезнь в Нью-Йорке, - говорит глава Департамента здравоохранения города доктор Томас Фриден. – По нашим данным, ею страдают приблизительно 400 тысяч горожан, причем многие из них не только не получают достаточно эффективного лечения, им даже не всегда устанавливается правильный диагноз”.
Среди причин такого положения в первую очередь следует назвать отсутствие медицинской страховки у бедных слоев населения, не позволяющее их представителям лишний раз обращаться к врачу, тем более с жалобами на состояние, которое достаточно сложно отличить от вызванных жизненными невзгодами усталости, общей подавленности, раздражения, грусти...
Однако в случае острой необходимости практически любой человек, даже не имеющий страховки, может воспользоваться услугами того или иного городского госпиталя. И вот тут его, помимо лечения основного заболевания, послужившего причиной обращения в стационар, подвергнут стандартному опросу, который позволит выявить признаки уже имеющейся или только надвигающейся депрессии. Этот тест содержит девять вопросов о настроении и поведении. Например, пациентов спрашивают, испытывали ли они в течение прошлых двух недель чувства “опустошенности, тоски или безнадежности.” Тут же прилагаются четыре варианта ответа: “нет, не испытывал”, “испытывал только несколько раз”, “испытывал в течение более половины названного срока” и “испытывал почти каждый день”.
Доктор Ллойд Седерер, который возглавляет отдел психического здоровья городского Департамента здравоохранения, надеется, что такие опросы со временем станут такой же стандартной процедурой для всех врачей, как обязательные измерения кровяного давления, подсчет пульса или взвешивание. Пока же тест, разработанный с помощью RAND Corporation – одного из крупнейших “мозговых трестов” страны, ведущего различные исследования по контрактам с государственными ведомствами, используется еще недостаточно широко. Сотрудники Департамента здравоохранения Нью-Йорка ставят своей целью сделать такое тестирование по-настоящему массовым, для чего убедить в его необходимости как врачей, так и население. Каждый доктор, работающий в том или ином городском госпитале и оказывающий больному первую помощь, должен, по их мнению, сделать в течение следующих двух-трех лет “опрос на депрессию” обязательной частью своей практики. А так как в городских госпиталях лечится каждый четвертый житель Нью-Йорка, это будет означать, что программа обследования психического состояния распространится на миллионы горожан.
Доктор Седерер считает, что аналогичный тест должен быть разработан не только для взрослых, но и для подростков. Медицинская статистика утверждает, что в наши дни в старших классах любой американской школы можно обнаружить как минимум одного ученика, страдающего депрессией. Мало того, ежегодно примерно 20 процентов тинейджеров посещает мысль о самоубийстве, а к моменту окончания средней школы каждый десятый из них пытается покончить счеты с жизнью, причем двум тысячам несчастных такие попытки удаются.
При этом известно, что половина погибших страдала депрессией, характеризующейся пессимистическим настроем, подавленностью, раздражительностью и чувством безнадежности. Проблема борьбы с суицидом вообще стоит сегодня в Америке достаточно остро. Особенно это относится к подросткам и молодежи в возрасте двадцати лет с небольшим, которые, по статистике, принимают трагическое решение чаще пожилых и старых людей. Психиатры и другие медики по всей стране настаивают на том, что массовая проверка психического здоровья давно назрела. Они утверждают, что миллионы людей с серьезными расстройствами психики не получают необходимой помощи и что усиленная бдительность в этом направлении не только позволила бы докторам воспрепятствовать ухудшению психического состояния нации, но также уменьшила бы причиняемые депрессией огромные издержки. По некоторым оценкам, депрессия, которой страдают 46 миллионов американцев, обходится стране в 44 миллиарда долларов в год из-за потерь рабочего времени и инвалидности – больше, чем любая другая болезнь, включая сердечно-сосудистые расстройства.
Несмотря на, казалось бы, полную очевидность необходимости предлагаемых программ массовой проверки, у них находятся и противники. Оппоненты говорят, что депрессия не всегда быстро распознается даже у тех, кто обращается за помощью, и утверждают, что результаты теста могут в некоторых случаях смутить и взволновать пациентов без достаточных на то оснований. “Когда вы вешаете на человека ярлык умственной неполноценности, он остается на нем всю жизнь, независимо от того, так это или нет на самом деле,” - сказала Вера Шарав, президент Союза в защиту пациентов, который провел кампанию блокирования программ обследования психического здоровья. Оказывается, то, чего мы так боялись в России и странах, входивших в состав СССР, не менее актуально и здесь, в Америке.
Критики, подобные госпоже Шарав, утверждают также, что тесты увеличат использование психотропных средств, включая такие антидепрессанты, как Zoloft и Prozac, использование которых детьми и подростками вообще поставлено под вопрос. Кстати, недавно некоторые антидепрессанты, к которым, в частности, относится и Prozac, привлекли к себе повышенное внимание медицинской общественности после того, как фармацевтические компании отказались опубликовать данные о росте числа самоубийств людей, принимавших эти лекарства. “Мы уже имеем огромное число детей, использующих такие препараты, как Ritalin и Prozac, - говорит член Палаты представителей Конгресса врач Рон Пол. - И я опасаюсь, что если программы обследования будут широко применяться, мы столкнемся с еще большим количеством малолетних пациентов, которым предложат программы коррекции поведения.” Прошлой осенью конгрессмен даже внес на рассмотрение нижней палаты предложение остановить федеральное финансирование программ проверки психического здоровья, мотивируя это тем, что школьникам и так прописывается слишком много лекарств.
Из-за того, что забота о психическом здоровье не всегда покрывается страховками, а также из-за нехватки в стране квалифицированных психиатров лечение детей от депрессии представляет собой в Соединенных Штатах серьезную проблему. “Родителям американских детей требуется большая настойчивость, чтобы добиться лечения для своего ребенка, страдающего депрессией, - говорит Кен Дакворт, детский психиатр и медицинский директор Национального союза психического здоровья (National Alliance for Mentally Ill). – Но эти трудности необходимо преодолевать, поскольку самый большой риск состоит в том, чтобы ничего не делать”.
Так что если вам или вашим детям при обращении в какой-нибудь из нью-йоркских госпиталей предложат ответить на вопросы, которые могут показаться странными и не относящимися к делу, - не удивляйтесь. Чем раньше будут выявлены признаки начинающегося психического расстройства, если таковое действительно имеется, тем легче будет не допустить, чтобы оно потом перешло в настоящую депрессию.