ЧЕРНОБУРКА. Из сборника “Дебют частного детектива”

Литературная гостиная
№49 (815)

Частный детектив Макс Черняховский медленно вел свою “субару-импреза” по улице Гилеля - в самый час пик. Даже не глядя в зеркало заднего вида, он знал, что следом выстроилась колонна машин, которые не могут объехать его на этой неширокой улице в центре столицы. И чувствовал затылком, спиной, как задние водители ненавидят его! И только близость дорожной полиции не позволяет им выразить свое презрение и возмущение гневными гудками.

Но что Макс может поделать - он не должен проехать поворот направо в узенькую улочку, к дому, где сейчас его с нетерпением ждут. Прозевает поворот - и придется потом ехать до перекрестка, разворачиваться, ехать огромный перегон назад, опять развернуться и снова так же медленно тащиться по этой стороне, ища нужную улочку.

Называя ему адрес, сказали: “На окне углового дома висит огромный двуцветный плакат на иврите: “Родина в опасности!” Из окна напротив вывесили оппозиционный плакат: “Мир - немедленно!” То же мне ориентиры. На каждом шагу плакаты с теми же словами.

Плохо еще то, что дорога - скользкая. Макс в стране несколько лет, и для него это первая такая холодная зима. А старожилы говорят, что такого снега в Иерусалиме, такой зимы с легким морозцем среди бела дня - не упомнят.

Вот детектив увидел действительно необычайно огромный плакат о грозящей стране опасности. Есть оппозиционный плакат и на доме напротив. Скорее всего, именно о них говорила Ора, знакомая Максу девушка, которая позвонила и попросила поскорее приехать, помочь разобраться в одном деликатном деле. Это та самая Ора, у которой года два назад возникли проблемы с нашедшимся в России братом, и которой тогда сыщик сумел помочь.

Макс, к огромному облегчению едущих за ним, включил лампочку правого поворота, съехал с главной улицы. В переулке он быстро нашел нужный дом. Начались поиски места для парковки. Нет, к лету он точно исполнит давнюю угрозу - продаст машину и приобретет мотоцикл. Еще через несколько минут он уже входил в нужный офис на первом этаже. Контора состояла из большой прихожей и кабинета за тяжелой дубовой дверью. Ора сидела за широким столом в прихожей, больше никого здесь не было. Завидев его, она обрадовалась, встала ему навстречу.

- Ты здесь работаешь секретарем? - спросил детектив.
- Нет, я доброволец, волонтерка. Это фонд помощи новым репатриантам, нужен человек, который знает и иврит, и русский, и английский. Вот и попросили меня. Помогаю, когда свободна, - объяснила девушка.
- Ну, рассказывай, что здесь у вас произошло.

История была действительно запутанной и довольно неприятной. Помещение это - прихожую и кабинет - снимает фонд, основанный одним частным лицом, богатым промышленником-евреем, живущим в США. Капиталист этот из филантропических побуждений дает беспроцентные ссуды новым репатриантам. Ссуда очень удобная, не нужно приводить гарантов, ежемесячные возвратные платежи небольшие, да к тому же нередко часть суммы прощается должнику. Претендентов, естественно, много.

Сегодня как раз еженедельное заседание особой комиссии, рассматривающей заявления просителей. Согласно пожеланию основателя фонда, его представитель в Иерусалиме, прежде чем решит, выделять ссуду или нет, должен лично побеседовать с каждым претендентом. Сейчас перерыв на обед, комиссия возобновит работу через час.

Рассказав все это, Ора продолжала:
- А теперь - что же произошло. Представитель основателя фонда, милейшая Рути Коэн, пришла утром сюда, повесила на вешалку у входа свою сумку, зашла в кабинет, а спустя два часа вышла зачем-то, полезла в эту сумку и обнаружила пропажу! Нет роскошной горжетки из черно-бурой лисы, которую она надела по случаю столь редких здесь холодов. Рути привезла ее из Парижа три года назад, и все не было случая надеть. Так что она этим холодам обрадовалась, наверное, больше всех. Придя сюда утром, она сунула эту горжетку небрежно в сумку. И теперь ее нет. Скандал!

Нисим Фридман, секретарь фонда - человек, получающий, в отличие от Оры и от Рут Коэн, зарплату за свою работу, узнав о происшедшем, пришел в ярость. Велел девушке вызвать полицию - пусть отыщет похитителя.

Ясно, что украл кто-то из просителей фонда в ту минуту, когда Ора находилась в кабинете. Нисим сказал: “Мы уходим в ресторан пообедать, вернемся через два часа, чтобы горжетка была возвращена”.

Девушка не стала звонить в полицию - ей искренне жаль того, кто взял чужую вещь, она надеется, что знакомый частный детектив поможет выпутаться из ситуации без большого скандала.

- Ты уверена, что эту горжетку взял кто-то из “пациентов”? - спросил Макс.
- Больше некому.
- Не мог кто-то зайти с улицы? Вешалка - у самого входа.
- Нет, в приемной всегда кто-нибудь оставался.
- И было так, что в приемной посетитель оставался совсем один?
- Да, всякий раз, когда меня звали в кабинет. А зовут, когда проситель не знает иврита. Тогда следующий остается здесь один. Претенденты на ссуду фонда приходят строго по часам, как к врачу на прием. Наш секретарь, господин Нисим Фридман, очень любит порядок. Пришедшего прежде времени просят погулять и подойти позже. Если кто-то опоздает, то


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | Следующая страница