Глобальное потепление и кленовый сироп

Наука и жизнь
№18 (471)

Cтарая амфибия заскучала и вышла наружу. Текс взял у нее оранжевую сферу и отправился осматривать корабль, а Мэтт с Оскаром пошли в двигательный отсек.
- Посмотрите, ребята, что я нашел! Текс показал консервную банку с надписью: “Блинная мука”.
- Отлично! Но что за блины без сиропа?
- Ага! А это что? - И Текс торжествующе протянул Оскару банку, на которой красовалась надпись: “ЧИСТЫЙ КЛЕНОВЫЙ СИРОП ИЗ ВЕРМОНТА”.
Роберт Хайнлайн
“Космический патруль”[!]

Ранней весной сборщики сиропа в штате Вермонт выезжают на промысел задолго до восхода солнца. В предрассветной темноте маленькие грузовики, груженные шлангами, вакуумными насосами и большими металлическими баками, медленно пробираются по изрытым колеями лесным дорогам, направляясь к поросшим кленами невысоким холмам.
Сладкий сок, вытекающий из тысяч просверленных в коре деревьев отверстий, медленными струйками бежит по десяткам миль пластиковых трубок, наполняя большие цилиндрические резервуары. Потом собранный урожай перевозится на фермы, где сок уваривают до тех пор, пока он не превратится в сироп.
В Вермонте этим промыслом вот уже более ста лет живут целые семьи, причем технология получения конечного продукта за это время изменилась весьма незначительно. Разве что вместо резиновых трубок сейчас используются пластиковые, вместо деревянных корыт и ведер - баки из нержавейки, а вместо гужевого транспорта - автомобильный.
Расфасованный в небольшие фигурные бутылки, в том числе и в форме кленового листа, “чистый кленовый сироп из Вермонта” отправляется в магазины по всей территории Соединенных Штатов и за границу, где нередко стоит на одних полках со своим главным конкурентом - сладким древесным соком из соседней с Америкой Канады.
В отличие от Вермонта, где сбор на лесных “плантациях” растет сравнительно медленными темпами, в Стране кленового листа производство сиропа увеличилось по сравнению с 1970-ми годами более чем в три раза. В 1950-е годы 80 процентов всего производимого в мире кленового сиропа шло из Америки, и только 20 процентов поставляла Канада. Сейчас ситуация на мировом рынке резко изменилась - только одна провинция Квебек обеспечивает три четверти мировых поставок.
Это объясняется в первую очередь более щедрыми субсидиями канадского правительства, а также его энергичной поддержкой разнообразной местной продукции из клена. Однако, как отмечают специалисты, в конкурентной борьбе могут иметь значение и другие факторы, такие, в частности, как изменение климата.
“Из-за изменений как в технологии сбора сока, так и в состоянии климата производство кленового сиропа мигрирует из Новой Англии в Канаду”, - такое заключение сделала Региональная оценочная группа Новой Англии в своем отчете еще четыре года назад. Тогда же исследование, которое возглавили ученые Нью-Хемпширского университета, предсказывало, что в случае дальнейшего потепления климата в лесах Новой Англии к концу столетия будут преобладать дуб и гикори (вид американского орешника), а не клены.
“Конечно, последние не будут сбиваться в стаи и улетать в Канаду, как это делают весной канадские гуси. Преобразование лесов Новой Англии будет происходить постепенно в конкурентной борьбе разных видов деревьев”, - говорит доктор Тимоти Перкинс, директор исследовательского центра по клену Вермонтского университета, завершающий научный труд, посвященный воздействию глобального изменения климата на производство кленового сахара.
Прогнозируемое в Вермонте на следующее столетие повышение температуры на 6-10 градусов по шкале Фаренгейта может привести к серьезной засухе, загрязнению воздуха и увеличению количества вредителей - то есть тем стрессам, которые затрагивают клены куда больше, чем дубы или гикори.
Но наиболее неприятной для Новой Англии может оказаться связанная с повышением температуры тенденция к сокращению сезона сбора кленового сока. Некоторые признаки этой угрозы проявляются уже в настоящее время. Так, в этом году сезон сбора кленового сока в Вермонте открылся поздно, причем зима перешла в весну практически сразу, без переходного периода.
Как воздух из проткнутой автомобильной шины, сок вытекает из дерева потому, что давление внутри больше, чем атмосферное давление снаружи. Когда температура воздуха понижается ниже замерзания, клен действует как гигантский насос, забирая сок из ветвей и перекачивая его к корням. При подъеме температуры выше точки замерзания картина меняется на обратную, и сок вытекает наружу из любой - естественной или искусственной - “раны” в коре.
Необычно быстро наступившая весна резко уменьшила число циклов таяния-замораживания, стимулирующих поток сока под корой кленов, в результате чего его “урожай” составил в этом году всего треть от обычной величины.
Интересно, что в расположенной севернее Канаде ничего подобного не происходит, и это создает для нее дополнительные преимущества в соревновании с Вермонтом.
Традиционно климат Новой Англии практически всегда создавал оптимальные условия таяния снега для сбора кленового сока. Но в последние годы переход от зимы к весне здесь ускорился, уменьшив число скачков ртути (вверх и вниз) в термометрах через нулевую отметку. В Канаде же более высокие дневные температуры увеличили количество этих циклов таяния-замораживания, помогая сборщикам выкачивать с каждого дерева большую дань.
В итоге канадский сироп буквально заполонил мировой рынок, что привело к снижению цен и вытеснению с него американских производителей. Правда, одновременно северный сосед проложил дорогу новому продукту в такие страны, как Китай и Япония, где ранее о кленовом соке имели весьма отдаленное представление. Вот туда и направляется сейчас поток темно-коричневой сладкой жидкости из лесов Новой Англии. На этом в значительной мере основывает свои надежды и Жак Кутюр, президент Ассоциации изготовителей кленового сахара штата Вермонт, уже заключившей договоры о поставках с новыми заказчиками на Дальнем Востоке.