Sotheby`s: «Со 135-летием Ленина Вас, товарищи!»

Репортерский дневник
№18 (471)

В прошлом году в Нью-Йорке состоялись первые «русские торги» аукциона Sotheby`s. До этого они проходили в Лондоне. Тогда общая сумма продаж составила чуть более 8 миллионов долларов, при том, что был выставлен 131 лот, а пиком торгов стала покупка «Натюрморта со стулом» Владимира Баранова-Россине за 1,884 миллиона. В этом году все обстояло гораздо круче. На 362 выставленных лота пришлось продаж на сумму аж 35,167,720 долларов – таковы итоги второго нью-йоркского аукциона русского искусства.[!]
Расположенный на самой восточной улице Манхэттена York Avenue, между E71 и E72 Street, самый, пожалуй, известный международный аукционный дом Sotheby`s выглядит достаточно демократично как снаружи, так и внутри. Ни тебе роскошных ковровых дорожек, ни позолоты, как в Christie`s. Русские торги проходили там на 9-м этаже в деловой и дружественной обстановке. Ваш корреспондент настолько расслабился, что пропустил свой этаж и улетел на 10-й, где можно посидеть в библиотеке или попить кофейку. Но зайти туда не отважился, заранее предполагая, хотя, быть может, и ошибочно, что цены на кофе там должны как-то соответствовать ценам на произведения искусства и культуры. Поэтому вернулся и вышел на правильном этаже. В фойе там стояли диванчики, на которых непринужденно общались человек десять. Еще примерно 20 слонялось по фойе, ведя оживленные беседы между собой и по телефонам. Господа и дамы были в основном в костюмах и обращали мало внимания на 50-долларовые каталоги, разложенные по столикам. И то сказать, гораздо больше их интересовали вещи, которые предлагались на продажу в зале. К моему удивлению, русская речь слышалась здесь чуть ли не чаще, чем английская, и совсем уже я почувствовал себя дома, уловив легкий матерок, которым сыпал в телефонную трубку очень прилично выглядевший моложавый господин в смокинге, стоявший отдельно от всех в углу. К чести присутствующих надо сказать, что публика, в основном, подобралась интеллигентная и больше ничего подобного я здесь не услышал, как ни старался.
В самом зале находилось человек сто, и хотя некоторые стульчики оставались пустыми, народ сидел довольно плотно. Все было, как мы не раз видели в кино, – распорядитель с молоточком называл «бид», затем изначальную цену, а в ответ из публики поднимались руки с номерами на палочках. На вертящейся сцене демонстрировался предмет искусства, который предлагался к продаже, затем, после того как произведение уплывало по кругу, его сменяло другое. Сбоку за трибункой стоял молчаливый человек, назначение коего я не совсем понял, поэтому решил, что он представляет собой охрану. Справа за столиками разместились человек восемь, внимательно наблюдавших за присутствующими и что-то постоянно писавших. Слева от покупателей на экране размером где-то 2х3 метра проецировалось изображение того, что было выставлено на сцене. Тут же вело съемки телевидение, а среди ценителей искусства я увидел несколько знакомых лиц – трех бизнесменов и одного хорошо известного в «русской комьюнити» врача. Были здесь и представители российского консульства.
Конечно, суммы, которые назывались в этом зале, могли поразить слух неподготовленного слушателя, а того, кто хорошо разбирается в искусстве, - повергнуть в шок имена авторов и названия самих произведений. Вещи, действительно, продавались красивые и очень дорогие – в большинстве своем.
Количество картин русского классика-мариниста Айвазовского, на мой взгляд, было настолько велико, что я уж испугался - а не “толкает” ли их какой-то музей? Но потом успокоился – это же не частная лавочка, а всемирный аукцион, ворованное здесь не “прокатит”. Очень много было и работ Фаберже, но яиц я что-то не заметил, возможно, пропустил. А может, их все уже втихаря скупил Виктор Вексельберг и подарил Путину, я имею в виду - вернул в Россию? Российские бизнесмены и чиновники вообще очень странно реагируют на имя Фаберже – не потому ли, что простые массы советского населения впервые услышали об этом мастере в телесериале «Следствие ведут знатоки», да так оно в народе и закрепилось, это знание? И с тех пор на сие имя такая нервная реакция и такие огромные цены? Впрочем, сегодня имена Фаберже и Вексельберга в российском сознании связаны неразрывно – даже шутка такая ходит. Вопрос:«Почему Вексельберг купил яйца Фаберже за такую умопомрачительную сумму – 70 миллионов?» Ответ: «Потому что свои – дороже!» Но факт остается фактом - фигурка боярина” работы Фаберже из драгоценных и полудрагоценных камней, золота и серебра, купленная в 1910 году царем Николаем II в знаменитой ювелирной фирме за 950 рублей, была продана 21 апреля за 1 миллион 808 тысяч долларов.
За 3,936 миллиона долларов аноним приобрел две дворцовые вазы, выполненные в 1825 году мастерами Петербургского императорского фарфорового завода Николаем Корниловым и Владимиром Столетовым. Специалисты оценивали их примерную стоимость в 500 - 800 тысяч долларов. Куда они ушли? Может, тоже назад в Россию? Who knows?
2 миллиона 88 тысяч долларов – такова оказалась цена монументального полотна Константина Маковского «Суд Париса». В 1889 году оно выставлялось на Всемирной выставке в Париже и принесло автору золотую медаль плюс звание рыцаря Почетного легиона. Картина не маленькая - 2,5 х 4 метра. В ХIX веке, еще до Парижской выставки, ее купил американский бизнесмен-филантроп Чарльз Шуманн, довольно долго она висела в его ювелирном магазине на Бродвее, а затем до конца 80-х годов XX века украшала интерьер частного спортивного клуба в Милуоки. Перед нью-йоркским аукционом «Суд Париса» был оценен в сумму от 750 тысяч до 1,1 миллиона долларов.
«Матросы в кафе» Бориса Григорьева ушли с молотка за 1 миллион 584 тысячи. За 688 тысяч долларов - портрет балерины Веры Фокиной кисти Зинаиды Серебряковой и картина Николая Рериха «Ведущая за собой».
Из современных художников я, естественно, обратил внимание на Наталью Нестерову, чью работу купили за 60 тысяч долларов. Сама художница получит, конечно, меньше, если принять во внимание, что «Сотбис» забирает 15% аукционного сбора.
Стоимость небольшой картины Марка Шагала, выполненной в смешанной технике – акварель и гуашь, оказалась равна 120 тысячам долларов.
Но больше всего мне понравилось, что на аукционе за 24 тысячи продался портрет Ленина «Красный Ленин» работы Энди Уорхола. «Каким образом картину американского художника занесло на аукцион русского искусства?» - недоумевал я поначалу. А потом догадался – аукцион состоялся 21 апреля, а ведь 22-е – день рождения основоположника и основателя. Не забыли? С праздником вас, дорогие товарищи!