ФОТОВЫСТАВКА: ПОСВЯЩАЕТСЯ СЕРГЕЮ ЮРСКОМУ ВО СЛЕД ЮБИЛЕЮ

Вариации на тему
№18 (471)

Сергею Юрскому в марте исполнилось 70 лет. Я посылала ему телеграму на адрес театра — она не дошла. Я позвонила по телефону ему домой и оставила поздравление на автоответчике — оно не записалось. И все таки мне хочется хоть и с запозданием отметить его юбилей.
Я почти не снимала Юрского, когда он работал в Большом драматическом театре. Но я помню неснятые мною кадры: вот Чацкий бежит к Софье, вот Генрих говорит с сыном, умирая на огромном черном ложе... Фотографировала я Юрского только в тех спектаклях, которые он сам поставил: в “Мольере” и “Фантазиях Фарятьева” в БДТ, в камерном спектакле “Избранник судьбы” , а также во время телевизионных съемок “Фиесты “ и “Младенцев в джунглях”, во время концертных выступлений. Мне захотелось сделать небольшую выставку в газете в честь любимого артиста из сохранившихся фотографий ленинградского периода и более позднего — московского и нью-йоркского. Кстати, к моей первой выставке в Ленинграде 31 год тому назад Юрский имел прямое отношение.
Все началось у меня дома...
В 1974 году известный польский актер Даниэль Ольбрыхтский приехал с театром “Вильке” в Ленинград на гастроли. Юрский меня с ним и познакомил. В какой-то вечер, когда Ольбрыхтский оказался не занят в спектакле, нам удалось отвязаться от явного стукача, ходившего за нами по театру, и мы с Ольбрыхтским, Юрским и двумя моими друзьями сбежали из театра ко мне ужинать. Даниэль увидел у меня на стене большую фотографию замечательного актера Драматического театра имени В.Ф.Комисаржевской Владимира Особика и спросил: “А где этот актер снимается? А почему я его не знаю?” Затем увидел портрет Барышникова в “Фиесте” и сказал: “А почему бы тебе не сделать выставку фотографий во Дворце искусств?” Юрский подхватил идею и, кажется, взял на себя переговоры с дирекцией Дворца. Ольбрыхтский уехал, а я стала готовиться к открытию выставки, которую назначили на конец мая. В ней приняли участие еще три театральных фотографа. Я собиралась показывать как балетные так и театральные фотографии, портрет Барышникова в “Фиесте” должен был открывать экспозицию. Выставку отложили до осени. За это время Барышников остался на Западе, так что осенью не только этой, но никакой другой фотографии Барышникова уже нельзя было выставлять... Но фотографии Юрского, естественно, занимали важное место в мой экспозиции, я и сняла его на фоне трех портретов Мольера.
Мне лестно, что в некоторых своих книгах Юрский использует мои работы. Как-то я попросила его надписать мне тот снимок, которую я сделала в Москве в гримуборной после спектакля “Стулья”: Юрский уже курит и улыбается, хотя еще не переоделся, грим не снял и не полностью отрешился от роли. Сергей написал на фотографии: “Нина, Ниночка! Ты что-то знаешь о каждом из нас!” Я горжусь этой надписью...
Итак, предлагаю вниманию читателей небольшую фотовыставку, посвященную семидесятилетию Сергея Юрского.
Фото автора