Копить или тратить?

Факты. События. Комментарии
№19 (472)

Американцы – известные транжиры. Шопинг стал чем-то вроде общенационального хобби, а для некоторых - чуть ли не профессией. По этому поводу американцы ворчат и посмеиваются над собой, однако по-прежнему не в силах устоять перед соблазном покупок. На завлекательную рекламу и массовые распродажи сетовать нечего - всего этого хватает и в других странах, тем не менее, такого сумасшедшего спроса там не наблюдается. Копить деньги, откладывать их на черный день большинство американцев не любят. Если заработанных средств не хватает, можно потратиться и в кредит. Любой банк с превеликим удовольствием предоставит ссуду на что угодно.
Высокий уровень потребления позволяет сохранять завидную стабильность американского внутреннего рынка, дающего примерно две трети всего национального продукта страны. С другой стороны, для населения совсем неплохо иметь солидные сбережения. Еще отцы-основатели учили молодую нацию откладывать доллар к доллару, накапливая средства на приобретение собственного дома, хозяйственной утвари, оплату образования и вообще на всякий пожарный случай. Достаточный объем личных сбережений автоматически приводит к определенному балансу всю экономику страны. К примеру, если люди стремятся накопить больше средств, чем требуется для новых инвестиций, процентные ставки на кредит начинают снижаться, а стоимость биржевых акций сокращается.
В Европе, Азии, Латинской Америке с давних пор и по сегодняшний день принято какую-то часть заработанного откладывать, не тратить. Кто-то держит наличность дома, в сейфе или чулке, кто-то - на счету в банке по соседству. В последнее время обычным делом стал и перевод средств за границу. В 80-х годах прошедшего века американский президент Рональд Рейган и британский премьер Маргарет Тэтчер провозгласили принцип свободного обращения капитала. По существу, это был первый акт признания глобализации экономики. Вывоз накопленных средств за рубеж быстро превратился в закономерный фактор современности.
В России многие с ужасом воспринимают сообщения, что из страны снова переведены за рубеж три, пять, девять, а то и девятнадцать миллиардов долларов. Лучше бы их вложили в развитие отечественного хозяйства. Конечно, лучше бы. Российская экономика страдает от недостаточного развития. Но для крупных инвестиций нужны благоприятные условия, а их в стране нет. Как ни странно, французы тоже стараются вывезти капитал за рубеж. Правда, по иной причине: деньги некуда вкладывать, рынок товаров и услуг забит до отказа. По данным за 2003 год, из Франции в другие страны вывезено 3,3 триллиона(!) долларов. России до такого объема вывозимого из страны свободного капитала пока далеко. А вот японцы, пожалуй, французов перегнали. В прошлом году весь национальный доход Страны Восходящего солнца разделился на три части: 24 процента пошли на инвестиции, 28 процентов составили накопления внутри страны, остальное отправлено за рубеж - главным образом, в Соединенные Штаты.
Иной читатель спросит: ну и в чем проблема? Пусть каждый живет по-своему. Нам, американцам, нравится деньги тратить, европейцы и азиаты, наоборот, привыкли к самоограничению, жмотничают. Никто друг другу не мешает. К сожалению, с недавних пор положение изменилось - тесное сотрудничество стран и народов изрядно поколебало уверенность любого государства в том, что оно способно во всем придерживаться собственных жизненных принципов.
Известный американский экономист Бен Бернанке поделился своими соображениями на этот счет. К его словам стоит прислушаться – он является членом правления Федерального резерва и одним из наиболее вероятных кандидатов на должность экономического советника Белого дома. По мнению Бена Бернанке, чрезмерная тяга населения многих стран к скопидомству, как и слишком высокий уровень потребительства в Америке, отрицательно сказываются на мировой экономике. Оба явления, в частности, помогают объяснить, почему в США постоянно растет внешнеторговый дефицит, падает курс доллара, замедляется развитие хозяйства и по какой причине так трудно преодолеть возникшие неприятности.
Надо сказать, что особенно высокий всплеск потребительской активности в Америке пришелся на 90-е годы, на невиданно длительный период бума. Миллионы американцев самостоятельно участвовали в биржевых торгах, играли на повышение и стремительно обогащались. Все решили, что откладывать нужно меньше, а покупать больше. Потом бум кончился, Федеральный резерв круто снизил процентные ставки, и потребление несколько сократилось. После короткого перерыва совершенно искусственным образом народился следующий бум - бум домостроительства. Он продолжается и сегодня. Население вновь охватила жажда приобретательства.
А за пределами США по-прежнему к деньгам относятся бережно, население избегает излишних трат. Вот и получилось, что американцы охотно покупают импортные товары, а то, что идет из Америки на экспорт, пользуется недостаточным спросом на мировом рынке. Отсюда - огромный внешнеторговый дефицит США. Вдобавок к этому из-за снижения курса доллара стал слабеть интерес зарубежных инвесторов к американским ценным бумагам. На фондовой бирже в Нью-Йорке основные индексы за последние четыре месяца снизились на 6 – 10 процентов и сейчас дергаются то чуть вверх, то чуть вниз, продолжая неуклонно падать.
Как утверждает Бен Бернанке, процессы, происходящие ныне в мировой экономике, никто не планирует и никто не в силах ими управлять. А раз так, мы вправе ожидать каких угодно замысловатых поворотов. Эксперт не исключает, что заграница может полностью утратить заинтересованность в американских бондах и акциях, и доллар упадет еще ниже. Страны, где средства населения сберегаются, а условий для новых инвестиций нет, заполнят своим свободным капиталом многие регионы планеты. Излишек финансов способен спровоцировать мощную мировую инфляцию.
Бернанке подчеркивает: изменить вектор движения одна Америка, несмотря на ее мощь, не может. У нее нет надежных инструментов, чтобы заставить других строить жизнь так, а не иначе. Азиатские государства не намерены снижать увлечения работой на экспорт, сулящей сегодня приличные доходы. Европейцы, с их политикой высоких налогов и традиционной сдержанностью в личных расходах, тем самым отказываются от расширения внутреннего рынка и стимулирования инвестиций. Примерно то же самое наблюдается в Латинской Америке. Реальность, выходит, такова, что мы, американцы, расписываемся в своей беспомощности. Одна надежда – кривая куда-нибудь да вынесет.
И все же полностью соглашаться с мнением авторитетного эксперта, наверное, не стоит. Не потому, что не хочется (приятно ли слушать мрачные прогнозы?). Просто остаются еще и другие варианты, не столь жесткие.
Уже не раз приходилось отмечать, что глобализация экономики – процесс необратимый и чем-то схожий с системой сообщающихся сосудов: где мало, там прибавляется, где слишком много, там убавляется. Яростное движение антиглобалистов, бьющих магазинные витрины в благополучных странах якобы во имя счастья стран отсталых, поражает своим идиотизмом. Глобализация, напротив, повышает благосостояние народов так называемого «третьего мира». Правда, одновременно разрушает некоторые их традиции. Однако с этим придется смириться. Как и с тем, что уровень материальных благ в развитых странах уже не будет повышаться прежним стремительным темпом. Никакой катастрофы в этом случае не произойдет, революционных сдвигов не предвидится. Если, конечно, волну не поднимут буйные головы, готовые во имя своих интересов или принципов пожертвовать хоть вселенной. Надо полагать, у политиков всех стран и регионов хватит понимания, что мы живем в тесном, жестко ограниченном современном мире, где свобода выбора между плохим и хорошим постепенно уступает место выбору лишь между необходимым и невозможным.