Израильская пресса - кошка без когтей

В мире
№50 (816)

В Израиле оживилась борьба со злоязычием – именно так переводится ивритское словосочетание   “лашон ха-ра”, содержащееся в названии Закона о клевете. Хотя кое-кто предпочитает называть эту кампанию наступлением на свободу слова, а кто-то – просто местью политиков пишущей, вещающей и снимающей братии.

Началось все с принятия Кнессетом в первом чтении законопроекта депутатов Ярона Левина и Меира Шитрита, предложивших поправки к Закону о клевете. Согласно этим поправкам максимальная сумма компенсации ущерба пострадавшему от диффамации в СМИ может быть увеличена в шесть раз - с нынешних 50.000 до 300.000 шекелей (90.000 долларов). В случаях, когда у пострадавшего не было возможности отреагировать на публикацию, эта сумма может возрасти до 1.600.000 шекелей или 450.000 долларов.

Итак, пишем, как принято в финансовых документах, “суммы прописью”. Пятьдесят тысяч шекелей штрафа – сумма солидная даже для высокооплачиваемого журналиста и издания, крепко стоящего на ногах. Но пережить это все же можно. Триста тысяч, которые предусматривают вводимые поправки к закону, - потеря, способная сильно пошатнуть материальное положение редакции, а журналиста – лишить работы, так как его, скорее всего, с досады уволят. Ну, а более полутора миллионов шекелей или четыреста пятьдесят тысяч долларов – та самая куча денег, которая может поставить издание на грань закрытия, а признанных виновными реактора или корреспондента попросту уничтожить.

И самое главное – истец (он же – оболганный, он же оскорбленный и он же ославленный) не должен доказывать, что ему нанесен ущерб той или иной публикацией. Он – априори пострадавший, а пресса заведомо виновна. А каким будет штраф или компенсация за клевету, решит суд.

Еще более интересно выглядит пункт о непредставлении возможности отреагировать на критический материал в том же издании, в котором он опубликован. Бывалым политикам, солидным предпринимателям и знаковых фигурам шоу-бизнеса известно немало методов ухода от реагирования на готовящуюся разоблачительную статью или неприятный репортаж. Приемами этими хорошо владеют их пресс-секретари и агенты, либо отделывающиеся пустыми отписками,
демагогическими заявлениями ни о чем, либо вовсе не допускающие журналистов к “телу”. Тянуть время они смогут сколько угодно, а ложка, как известно, дорога к обеду: журналистское расследование, не увидевшее свет своевременно, силу и ценность свою теряет. Однако теперь редакторы будут “заворачивать” любой материал, на который не получена реакция упоминаемых там деятелей. Кому же захочется платить полмиллиона долларов за подобную смелость?

Так, во всяком случае, рисуют ситуацию с новыми поправками к Закону о клевете многие сотрудники и руководители израильских СМИ. Они уже успели провести заседание Союза журналистов Израиля, на котором гневно заклеймили “жандармские методы” и “политику затыкания ртов”. Прошла также демонстрация протеста против новых мер усмирения прессы, в которой активное участие приняли представители левых, так называемых правозащитных организаций, имеющих зуб на нынешних законодателей.

Политики же реагируют на происходящее спокойно. Почти как блестяще исполненный Анатолием Папановым тесть Димы Семицветова из фильма “Берегись автомобиля!”: “Тебя посодют, а ты не воруй!” В том смысле, что, мол, пишите правду, только правду, ничего, кроме правды, и останетесь целы. Вот только правда в современном израильском обществе она ох, как многолика!

Всего лишь один, причем не самый убийственный, пример.

По правде говоря, у 10-го канала израильского телевидения были большие долги, которые из года в год частично прощались, частично погашались с помощью государства. Но вот в эфире этого канала появилось расследование зарубежных поездок четы Нетаниягу, на то время (2002-2007 гг.) экс-премьера Биньямина и его просто жены Сары, за счет зарубежных частных спонсоров. И долги канала превратились уже в просто нестерпимые и ставящие на повестку дня вопрос о закрытии “десятки”. Чистая правда, что сам глава правительства подавал в суд иск о клевете, привлекая к ответу и 10-канал, и примкнувшую к нему газету “Маарив”. Правда и то, что юристы отчего-то не нашли особой крамолы в оплаченных из кармана иностранных богачей перемещениях по миру нынешнего главы правительства с супругой. Скандал, уже
получивший забавное название “Биби-турс”, захлебнулся и стих. А сегодня выдается за правду некое требование, якобы предъявленное руководству 10-го телеканала: “Увольте журналиста Амнона Друкера, автора “Биби-турс” и других не приятных “самому” материалов, тогда и поговорим о ваших задолженностях...”

И где же правда, пропади она пропадом?!

Ну, ладно, состоятельные издательские дома и телевизионные корпорации как-то выживут и после принятия драконовских поправок к Закону о клевете. Зато более мелкие газеты, телеканалы и радиостанции (региональные, секторальные, те же общинные, вроде русскоязычных), посягни они на покой, благополучие и реноме сильных мира сего, будут разорены в пух и прах. Не повезет изданиям, не придерживающимся леволиберальных взглядов и тем газетам или каналам, которые не обвиняют свое государство в геноциде, оккупантских преступлениях и преследовании всевозможных меньшинств. Ведь их участь будут решать судьи, большинство из которых в Израиле своих политических взглядов не скрывает.  И всем станет ясно, что пресса уже никакая не “четвертая власть”, а властью в сегодняшнем Израиле обладают только служебное положение, принадлежность к правящей элите, влиятельные связи и, конечно, деньги...

Вслед за законопроектом Ярона Левина на стол кнессета легло предложение, касающееся уже не традиционных СМИ, а ресурсов интернета. Точнее, невидимой армии токбекистов – людей, окликающихся на публикации в блогах, на сайтах и т.п. Не секрет, что эта сфера либо плохо контролируется, либо не фильтруется вообще. И в комментариях нередко попадаются и оскорбления в адрес авторов или героев “постов”, и ложные обвинения бог весть в чем, и просто хамская брань. Нередко под перекрестный огонь из “коммент-укрытий” попадают и политики, общественные деятели, известные люди. Вот против этого-то и намерены израильские законодатели бороться все тем же проверенным способом – “выставлять на бабки”.

Однако кары, грозящие работникам печати, радио и телевидения разнятся с теми способами, которыми хотят приструнить блогеров и токбекистов. В отличие от журналистов общепринятых масс-медиа, выступающих под своими именами, эта публика сплошь анонимна, скрыта под “никами”. Стало быть, идентифицировать их без помощи владельцев и держателей сайтов невозможно. А те не хотят выдавать IP-данные своих пользователей, дабы не прослыть стукачами, не отпугнуть завсегдатаев и не уменьшить число посещений. Поэтому законопроект предлагает следующую механику: гражданин, обиженный блогером или токбекистом, подает иск на сайт, суд предписывает тому выдать все данные авторов текста или комментария. Выясняется, с какого компьютера посланы криминальные материалы, определяется место жительства подозреваемых, затем эти конкретные люди превращаются в ответчиков по делу о клевете. Но вот основное различие этих законодательных инициатив: если традиционные СМИ становятся ответчиками по многотысячным искам безо всяких доказательств причиненного истцу ущерба, то в случае с авторами записей в интернет-дневниках или комментаторами нужно еще доказать, что те или иные высказывания причинили реальный вред упомянутым в текстах людям. И только потом решается вопрос цены.

Далее. Владельцы и редакторы интернет-ресурсов, в отличие от хозяев и редакторов газет, журналов, телеканалов и радиостанций, персональной ответственности за “художества” посетителей сайтов не несут. Им лишь предписывается наладить проверку откликов, увеличив штат модераторов, чтобы редактировать некорректные или блокировать опасные высказывания токбекистов.

Все это позволило ряду израильских журналистов, написавших в эти дни статьи о новых законах,  предположить, что законопроект о клевете в блогосфере – всего лишь попытка создать видимость баланса. На самом же деле власть объявила войну прессе – своему реальному оппоненту и контролеру.

...Смешное совпадение: принятие в первом чтении поправок к Закону о клевете произошло одновременно с окончательным утверждением закона, запрещающего хирургическое удаление когтей у домашних кошек и котов. Вот и выходит, что теперь израильские кошки будут с когтями, а израильская журналистика должна превратиться в пугливое существо с мягкими лапами, трущееся спинкой о монументальную ножищу власти.Кому это выгодно? Кому угодно, но только не свободному обществу.