Театр БОРИСА ЭЙФМАНА В ХХI ВЕКЕ

Вариации на тему
№19 (472)

24 мая в Нью-Йорке начинаются гастроли Санкт-Петербургской труппы “Балет Бориса Эйфмана”. Театр будет выступать на сцене Сити центра , который стал его “родным домом” в Америке, где покажет новый балет Эйфмана на музыку П.И.Чайковского — “Анна Каренина”.
Борис Эйфман начал ставить балеты в начале 1970-х годов для Ленинградского хореографического училища, для Малого театра оперы и балета и для Кировского театра. В 1977 году Эйфман получил под свое начало эстрадный коллектив и начал создавать ту труппу творческих единомышленников (или квалифицированных, грамотных танцовщиков, воплошающих его идеи на сцене — это зависит от таланта артиста), которая так блистатетльно танцует теперь во многих странах мира. В 199 известное агенство “Ардани Артист” впервые привезло театр Эйфмана в Нью-Йорк и Анна Киссельгоф после первого представления начала свою рецензию в газете “Нью-Йорк Таймс” со слов о том, что Америка давно ищет настоящего хореографа. “Можно прекратить поиск, - написала Киссельгоф, - это Борис Эйфман из Петербурга”.
От начала творческой деятельности Эйфмана прошло больше 30 лет. За это время закончился очень плодотворный для мирового балета ХХ век и начался смутный ХХI. В частности в России руководители театров, театроведы, критики мечутся в поисках идей, меняя кумиров, обращаясь к наследию западных театров ХХ-го века и отвергая свое прошлое. В этой общей суете Эйфман продолжает быть верен своей творческой позиции. Тридцать лет назад он начал создавать свой балетный театр. За исключением двух или трех комедийных балетов, жанр спектаклей Эйфмана — трагедия, где проблемы любви и смерти, добра и зла, власти и свободы, преступления и расплаты решаются в приподнятом роматическом стиле: “Убийцы”, “Мастер и Маргарита”, “Чайковский”, “Карамазовы”, “Красная Жизель”, “Русский Гамлет”, “Мольер и Дон Жуан”... Главный герой (героиня) балетов Эйфмана - романтическая личность, правда — с сильной примесью достоевщины.
Столкновения мечты и действительности для такой личности трагичны, будь то Чайковский, Дон-Кихот или великая Балерина. Герой в балетах Эйфмана к тому же всегда противоположен толпе, даже - злодей, если злодеем руководит страсть. Толпа по Эйфману всегда бесчувственна, а потому - бездуховна и агрессивна.
В прошлом году Борис Эйфман — первый русский хореограф в истории театра, созданного в Америке Джорджем Баланчиным, — поставил в этом театре балет “Мусагет”, обращенный к личности и творчеству самого Баланчина. Это балет посвящен еще одной теме, которая занимает Эйфмана — истокам творчества. Но и в судьбе великого хореографа, как и в судьбе Чайковского или Мольера “жребии жизни святым побужденыям враждебны”, и только смерть дарует покой, признание и бессмертие. Я считаю “Мусагет” большой удачей Эйфмана.
С самого начала своего творчества хореограф соединял классику с движениями рок-энд-ролла и акробатики, фольклорными танцами, пластикой других танцевальных форм. Так складывался неоклассический стиль танца хореографа, особый творческий почерк, присущий только этому Мастеру. Постепенно возник яркий, уникальный авторский театр со своими законами построения спектакля, где хореографическая форма — единый танцевальный поток со страстными дуэтами-поединками, короткими монологами и развернутыми, усложненными ансамблями.
Театр Эйфмана вырос на основе исторической традиции русского театра — аппелировать не только к эстетическому восприятию танца зрителя, но — прежде всего — к его сердцу. Сам хореограф говорит, подводя итог своей работе : “Самое важное для меня — это театр для людей, как средство общения. Хореографу отпущена Богом большая привилегия: общение с многомиллионной аудиторией, не знающей языкового барьера... Мы создаем спектакль с полноценным сюжетом, завязкой, кульминацией и развязкой. Но это не драматический спектакль, не иллюстрация к драме, не пересказ содержания, это балет. Пластикой, движением тела мы стараемся непосредственно выразить душевную жизнь героя, его эмоции. Драматизация танца, материализация эмоции, души - это то, к чему я всегда стремился... Я не пользуюсь пантомимой, весь балетный спектакль - это танец в чистом виде. Я не ищу форм танца, которые выражали бы музыку, я хочу выразить танцем идеи, человеческие страсти, на которые меня вдохновляет музыка. Я мечтаю создать танец, который несет в себе новый эмоциональный заряд.” Хореограф считает, что только взволновав зрителя, можно заставить его воспринять идеи спектакля (хореограф аппелирует к разуму зрителя через чувство): проблемы любви и смерти, добра и зла, власти и свободы, тему преступления и расплаты.
Женщина — главная героиня многих балетов Эйфмана. Иногда у меня создается ощущение, что автор ведет постоянную борьбу со своей героиней: он ею восхищается, он ее обвиняет, он ее возносит и унижает... Женщина в балетах Эйфмана — всегда вечно-прекрасный идол, но далеко не всегда — достойный поклонения. Как будто автор, как ненасытный любовник, все время сводит с этим идолом счеты за неутоленные обиды...
Анна Каренина — талантливая и неординарная личность с трагической судьбой, для которой единственное бегство из замкнутого вокруг нее пространства — смерть. Такой Анна Каренина представляется мне. Какой ее видит хореограф, мы узнаем, когда посмотрим новый балет Бориса Эйфмана в конце мая на сцене Сити центра.
Встреча с новым балетом Эйфмана — всегда событие, да и творческий потенциал труппы очень высок. На нью-йоркской премьере Анну Каренину будет танцевать моя любимая балерина, которая находится в расцвете творчества — Вера Арбузова. Словом, я не сомневаюсь, что мы увидим балет — праздник для глаз и сердца и насладимся интереснейшими актерскими работами.


Комментарии (Всего: 1)

человек-легенда,который строит историю. я им восхищаюсь!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *