Дело ЮКОСа и кремлевские страхи

Факты. События. Комментарии
№21 (474)

Итак, Мещанский суд в Москве 16 мая все-таки приступил к оглашению приговора бывшим владельцам компании ЮКОС Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву. Ожидания значительной части россиян, что заключительный акт судебного процесса вновь будет отложен, не оправдались. На момент сдачи этой статьи в редакцию еще не известно, какой срок тюремной отсидки определят для подсудимых. Но уже нет сомнений, что срок будет, и скорее всего, немалый. Прокуратура при явной поддержке властей на всякий случай перестраховалась, выдвинув против Ходорковского и Лебедева дополнительные обвинения в хищении нескольких миллиардов рублей. То ли всерьез, то ли с целью укрепить готовность суда следовать предварительным договоренностям.
Мало кто сомневается в чисто политической подоплеке процесса. Оглашение приговора ведь отложили не просто так, а из-за опасения испортить президенту страны 60-летний юбилей Победы. Зарубежные гости и журналисты наверняка задали бы Путину множество чрезвычайно неприятных вопросов, касающихся дела ЮКОСа. Политический характер дела не раз открыто признавали некоторые члены российского правительства. Это косвенно признал и сам президент Путин. Все же помнят, как проникновенно он заверял представителей крупного бизнеса, что дело ЮКОСа – показательное, что в будущем ничего подобного не произойдет. Не мог же президент гарантировать абсолютно честную работу российских компаний, а вот дать гарантии насчет излишне ретивой деятельности генпрокурора, готового сварганить уголовный процесс из ничего, Путин, конечно же, может.
Впрочем, на президентские гарантии тоже особо полагаться не стоит. Политика – дама трудно предсказуемая, верткая, а в нынешней России еще и неуравновешенная. Не знаешь, каким боком она повернется завтра или послезавтра. И в этом отношении дело ЮКОСа можно считать зеркалом той ситуации, какая сложилась в верхних эшелонах российской власти. Там все явственней воцаряются разброд и шатания, атмосфера страха, близкого к панике. Неясность стратегических целей порождает лихорадочные реформы, не оставляющие времени на глубокие раздумья. В такой атмосфере дело ЮКОСа, столь значительное для имиджа страны, представляется Кремлю сложнейшей проблемой. Как ее ни решишь, все равно плохо.
Кремлю, конечно, сегодня не позавидуешь. Противников – сверх меры, и внешних, и внутренних. Соседние страны, совсем недавно входившие в единый союз социалистических республик, для кремлевской верхушки превратились в источник постоянной головной боли. Одни пристают с бесконечными упреками и жесткими, подчас довольно наглыми требованиями. Другие заражены вирусом «цветных революций», грозящим пандемией всей территории бывшего СССР. Как и в деле ЮКОСа, Кремль явно не знает, что предпринять, какой уклон выбрать – левый или правый. Ослабишь авторитарную вертикаль власти, так старательно сконструированную, - значит, дашь демократически настроенным слоям легальную возможность повернуть вектор развития государства в сторону гражданских свобод и предпринимательской инициативы. Попробуешь еще туже закрутить гайки, - того и гляди, спровоцируешь бунт уличной толпы. Положим, толпу пока есть кому разогнать. Но как посмотрит на это Запад? Там внимательнейшим образом следят за тем, что происходит в России, и вовсе не намерены сквозь пальцы смотреть на попытки возродить тоталитарную империю зла. В Кремле знают, что с Западом шутить опасно.
Президент Путин вертится ужом, пытаясь удержать баланс, бросая гирьки то на одну, то на другую чашу весов. Клятвенные заверения в твердости демократического курса перемежаются с угрозами в адрес непослушных и стенаниями по поводу развала СССР. За обещаниями ослабить административное рвение налоговиков тут же следуют новые претензии налогового ведомства к тем или иным представителям бизнеса. Поиск паллиативных решений сводится к созданию дополнительных административных органов, хотя чиновников в России и без того великое множество.
Нам трудно судить, обладает ли Путин абсолютной личной властью и насколько он зависим от созданного им самим ближайшего окружения. Дело ЮКОСа тоже не дает четкого однозначного ответа на этот вопрос. Известно, что по меньшей мере трое ответственных сотрудников президентской администрации публично и не раз высказывались в том духе, что судебный процесс против Ходорковского и Лебедева наносит немалый ущерб стране. Экономический советник Путина Илларионов впрямую называл процесс неразумной политической акцией. Столь же прямых возражений от Путина не последовало.
По утверждению совладельца ЮКОСа Леонида Невзлина, инициатором развала самой успешной нефтяной компании в России был заместитель руководителя кремлевской администрации Игорь Сечин, поддержанный министром финансов Алексеем Кудриным. Невзлин вспоминает свою первую встречу с Путиным, когда тот еще руководил ФСБ, но уже готовился занять кресло премьер-министра. Будущий президент тогда хвалил ЮКОС за успехи и слегка журил владельцев компании: мол, редко меня посещаете, другие бизнесмены приходят чаще. Никаких других претензий всесторонне информированный глава ФСБ не предъявлял.
Напротив, Игорь Сечин с самого начала владельцев ЮКОСа невзлюбил. Сечин – одна из наиболее мрачных и закрытых фигур в президентском окружении. В советские времена он служил в КГБ, потом был помощником Путина в мэрии Петербурга. В администрации президента занимается связями с деловыми кругами страны, а по совместительству возглавляет государственную нефтедобывающую компанию «Госнефть». Известно также, что Сечин является убежденным сторонником любых, даже самых жестких мер укрепления традиционной российской государственности, распространения власти верхов на все сферы жизни страны. Так что не стоит удивляться тому, что он приложил максимум сил для уничтожения столь мощной хозяйственной единицы, какой был ЮКОС. Тем более что давно претендовал на присоединение «Юганскнефтегаза», самого прибыльного звена ЮКОСа, к той же «Роснефти».
Но и этим еще не исчерпывается объяснение печальной судьбы Ходорковского и его коллег. Игорь Сечин породнился с генпрокурором Владимиром Устиновым – их дети поженились. Кумовья дружно обделали дельце, пустив в ход хорошо известные с советских времен подтасовки, грубые передергивания и мелкие придирки. Теперь Путин, видимо, не знает, как поступить, хотя напрямую участвовал в этом кремлевском заговоре. Вот доказательство: когда накануне выборов ему в нарушение всех норм закона и морали принесли на просмотр список кандидатов, он решительно вычеркнул фамилию Владимира Дубова из списка от партии «Единая Россия», тоже совладельца ЮКОСа. Знал, значит, что именно готовится. Дубова предупредили, и он в тот же день улетел в Израиль, тем самым избежав ареста.
Российский президент все еще не оставляет надежды каким-то образом выпутаться из глупейшей ситуации. Так, чтобы и владельцев ЮКОСа в тюрьме оставить, и невинность в глазах Запада соблюсти. Верные режиму журналисты открыли в российских СМИ пропагандистскую кампанию, призванную доказать полную идентичность дел ЮКОСа и американского «Энрона». Дескать, и мы, и вы одинаковыми методами боремся с нечистоплотным бизнесом. При этом выдумывают несусветную чушь.
Некая Лариса Подольская, например, пишет: «Как и ЮКОС, «Энрон» претендовал на ключевую роль в стране, содержал лоббистов, оплачивал предвыборные кампании известных политиков, подкупал чиновников. По решению суда... в тюрьму было посажено все руководство «Энрона». Однако в американской прессе не было ни одного упоминания о том, что это дело политическое». Поразительный пример того, как правда, помноженная на ложь, в итоге дает ложь. Точно так же любое число, помноженное на ноль, тоже превращается в ноль. У Л. Подольской все перевернуто с ног на голову.
Топ-менеджеров «Энрона» никто не обвиняет ни в лоббировании, ни в финансовой поддержке кандидатов на выборные должности. И американскими, и российскими законами это не запрещено. Обвиняют их в намеренном завышении отчетных данных о прибыли компании, что позволяло поднять авторитет и цену акций «Энрона» на бирже, одновременно пополняя доходы самих менеджеров. Попросту говоря, у акционеров крали деньги. И обнаружилось это лишь после того, как «Энрон», окончательно запутавшись, объявил о своем банкротстве. Суда еще не было и «все руководство» даже в следственную тюрьму не посажено. Ничего общего с делом ЮКОСа. Фальшивка сочинена с единственной целью: убедить читателя, что в российской юстиции уже сегодня все, как на Западе.
Пример судебного дела Ходорковского и Лебедева свидетельствует и об истинной цене путинских призывов служить интересам народа и строить «социально ориентированный» бизнес. За короткий период своего расцвета ЮКОС не только резко увеличил добычу нефти, но и обеспечил сотрудников компании приличной зарплатой, выстроил в сибирской глуши десятки тысяч квадратных метров современного жилья, взял на себя все расходы по содержанию дома-интерната, нескольких больниц, подсобных хозяйств и пр. А в сечинской «социально ориентированной» компании «Роснефть» после уплаты налогов и рентных платежей доход остается такой, что позволяет лишь сводить концы с концами.
Вопреки словам президента, ЮКОС поплатился за проявление «заботы о народе». Заботы, уровень которой целиком зависит от прибыльности бизнеса. Урок учтен другими предпринимателями – теперь они предпочитают выводить свободный капитал за пределы России. Так на душе спокойнее. Другой известный предприниматель, Ваксельберг, уплатив огромную сумму, вернул на родину уникальную коллекцию яиц Фаберже, и вскоре на его компанию обрушились дополнительные претензии налоговой службы. Лучше благотворительностью не увлекаться.
Похоже, Кремль озабочен вовсе не тем, что и сколько получит любимый народ. Гораздо важней, чтобы он получил, пусть и меньше, но из рук государства, от власть предержащих. Тогда народ, эта толпа несмышленышей, будет знать, кого надо чтить и лелеять. Кремль боится частной инициативы, частного капитала, экономической самостоятельности граждан. Боится почти так же, как террористов и «цветных» революционеров. Удар по ЮКОСу знаменует собой поворот назад, к советскому представлению о богатстве, которое якобы невозможно нажить без воровства. Государство – вот кто должен иметь исключительное, монопольное право распоряжаться всеми материальными ресурсами страны, национализированными и частными. И никаких свобод! Демократия, свободный рынок, плюрализм мнений – все это не более чем приличный костюмчик, который в панике, торопливо натягивают на себя лукавые люди, встречая именитых зарубежных гостей. Авось не разглядят, что под костюмчиком.