Почта недели
№21 (474)

Уважаемая редакция!
Хочу выразить свою точку зрения относительно роли СМИ в жизни иммигрантов из бывшего Союза (опрос в № 20 «РБ»). Решительно не согласен с теми, кто утверждает, что печать нашей русскоязычной общины, ее радио и телевидение не играют никакой роли в политической жизни страны. Еще как играют!
Раскроем, например, «Русский базар». Чуть ли не в каждом опросе принимают участие известные политики. Тут и сенаторы Хиллари Клинтон, Эдвард Кеннеди, Чарльз Шумер, Джон Керри, законодатели нью-йоркской легислатуры, горсовета. Разве они обратили бы внимание на представителя русскоязчных этнических СМИ в лице «Русского базара», если бы считали общину выходцев с одной шестой части суши не заслуживающей внимания?
Выборы последних лет показывают, с каким микроскопическим преимуществом побеждает тот или иной кандидат как на федеральном, так и на местном уровне. Игнорировать этнические общины – недальновидно, поступать таким образом - только себе вредить.
Безусловно, русскоязычные печатные и электронные СМИ не могут оказывать такого же влияния на политическую жизнь страны, как «Нью-Йорк таймс», «Вашингтон пост», CNN или Fox. Однако это не означает, что они импотентны. Позиция, занимаемая газетой, влияет на умы читателей. А это тысячи избирателей и членов их семей. Вспомним, что во Флориде Джордж Буш победил Ала Гора с перевесом в 500 с лишним голосов. А если это были «русские» голоса? Вывод напрашивается сам собой.
О том, что русскоязычные СМИ пользуются популярностью – неоспоримый факт. Многим газетам предрекали быструю кончину – прогноз не выдержал проверки практикой. Включите радио – интерактивные программы не знают отбоя от желающих самовыразиться в эфире. Спросите у среднестатистического русскоязычного иммигранта имя и фамилию главного редактора или журналиста того или иного популярного издания или телепрограммы – ответят не задумываясь. Любят их или ненавидят, уважают или презирают – другой вопрос. Главное, что они на слуху, а значит СМИ оказывают влияние на общину, хотим мы это признать или нет.
То, что я пишу в «Русский базар», вовсе не случайно. Газета мне нравится потому, что ее авторы действительно высказываются свободно и оригинально по многим вопросам. Благодаря журналистам «РБ» я совершенно по-другому стал оценивать различные проблемы, хотя из-за внесенной ими в мои мозги сумятицы только усложнил себе жизнь.
А вообще, положа руку на сердце, надо признать, что русскоязычные СМИ Америки помогли многим из нас заполнить тот духовный, культурный и информационный вакуум, который угрожал большинству иммигрантов среднего и старшего возраста. Шансов овладеть английским настолько, чтобы свободно читать газеты, слушать радио и понимать диктора TV, у них ведь практически не было. Благодаря нашим СМИ мы оказались способными адекватно оценивать происходящее в нашей стране и за рубежом, а значит ощущать себя полноценными людьми. Можно не любить и не соглашаться с точкой зрения отдельных журналистов, однако в целом нельзя не отдать должное русскоязычным СМИ, поблагодарить их за то, что они есть.

С уважением, Евсей Рутман

* * *
Уважаемая редакция!
В прошедший уик-энд телекампания RTVi попросила своих зрителей ответить на вопрос: правильно ли поступает правительство США, лишая водительских прав нелегалов? Около 35 процентов ответило утвердительно. Да, меньшинство. Однако не может не удивлять, что так много бывших беженцев готовы повернуться спиной к нелегалам, среди которых немало людей, приехавших в США из стран СНГ.
Опрос на RTVi – свидетельство того, что говорить о некоей русскоязычной общине, увы, не приходится - слишком много в ней тех, кто видит в нелегалах людей второго сорта, не желая считать их равными себе.
Сам я давно уже гражданин США, однако назвать себя экс-беженцем – язык не поворачивается. Как еврей - да, сталкивался с проявлениями бытового и государственного антисемитизма в СССР. Ну и что? Это не помешало мне иметь хорошую работу, просторную квартиру и даже скромную дачку. Кстати, женат на русской. Почему уехал? Хотелось увидеть мир, вырваться за «красные флажки». По большому счету, мне и моим приятелям никто в Союзе не угрожал, не врывался в наши дома, не ограничивал нас в правах. Подавляющее большинство уезжало на Запад с надеждой – там будет жить лучше. Инженерно-технические работники мечтали применить свои мозги, получая достойную зарплату, а не 100 «ре» в месяц, люди предприимчивые – открыть свой бизнес, не опасаясь ОБХСС и обвинения в частнопредпринимательской деятельности.
Почему же мы, бывшие граждане Страны Советов, обосновавшись в США не без поддержки влиятельных этнических организаций, отказываем в этом людям, в частности, говорящим на русском языке, в возможности нормально жить в Америке? А потом удивляемся, за что же это они нас так ненавидят?
Вообще, лишение нелегалов водительских прав – глупость несусветная. Мой сосед – полицейский. По его словам, большинство стражей порядка против этой меры. Водительские права – гарантия того, что человек знаком с правилами дорожного движения, сдал экзамен на вождение. Нелегалы, уверен он, все равно будут садиться за руль, так как у многих из них нет другого способа заработать себе на кусок хлеба. Что же касается террористов, то они найдут выход из положения. Разве на черном рынке нельзя приобрести липовые документы?
По моему мнению, проблема нелегалов – это проблема правительства, которое допустило в страну миллионы людей - границы-то фактически открыты, а теперь пытается усложнить им жизнь. Все это несерьезно, и я бы даже сказал, цинично.
Многие американцы, рожденные в США, не согласны с иммиграционной политикой Конгресса, зато 35 процентов выходцев из СССР/СНГ – горой стоят за нее. Ну разве это не нонсенс?
С уважением, Михаил

* * *
Вся ли правда о штрафбате?
С интересом прочел статью «Правда о штрафбате» (на обложке газеты она преподносилась как «Вся правда о штрафбате»). И, признаться, был крайне разочарован. Вовсе это не правда и, тем более, не вся правда. Я надеялся, что в статье суровая действительность будет показана даже в большей мере, чем в нашумевшем фильме. А вместо этого – приглаженная, подслащенная реальность.
Я понимаю, что авторы фильма рассчитывали на коммерческий успех, потому и постарались напичкать ленту насилием и кровью. Может быть, они впали в крайность. Но нельзя же впадать в другую крайность! А именно это делает автор статьи «Правда о штрафбате». Ни уголовников, оказывается, в штрафбате не было, ни грубо ни с кем не обращались, никого не расстреливали, а гэбэшники если и были, то никто их не замечал. Перед боем сам Рокоссовский приехал, чтобы штрафников морально поддержать, во время боя помощь им прислали из регулярных частей. Словом, тишь, гладь, да божья благодать!
Может быть, такие штрафбаты действительно были. Но это скорее исключение из правил. А исключение нельзя выдавать за правило. Когда пишешь статью под названием «Вся правда о штрафбате», надо проинтервьюировать не одного бывшего штрафника, а многих, чтобы картина была полной и правдоподобной. В нашей иммиграции при желании можно найти бывших штрафников. Дед моей жены (к сожалению, он уже скончался) тоже служил в штрафбате, и его рассказы совсем не походили на ту розовую картину, которую нам преподносит Лея Мозес. Впрочем, удивляться не нужно. Газеты тоже рассчитывают на коммерческий успех. Для них главное – продать товар. А если покупатель недоволен, то это уже его проблема.
Леонид Френкель, Нью-Йорк

* * *
Уважаемая редакция!
После прочтения статьи постоянного автора рубрики “Земля Обетованная” израильтянина Айзека Эвентова – «Ты чье, жилье?» вспомнил свои встречи в третьеяразрядном отеле «Норланд» в Риме с представителями то ли «Сохнута», то ли израильского посольства 16 лет назад. Как они старались убедить нас, иммигрантов из СССР, что ехать следует только в Израиль, в свое еврейское государство. «Нигде вас не встретят так радушно, как у нас», - говорили они.
Многие слушали их с недоверием. Сам я задал вопрос насчет жилья. «Можем ли мы рассчитывать на получение квартиры или, по крайней мере, финансовой помощи со стороны государства на их покупку?»
Ответ «полпреда» никого не убедил. Мне стало очевидно, что с жильем ситуация обстоит неважно.
Я не сомневаюсь в объективности израильского журналиста Эвентова, так как его материалы перекликаются с материалами тележурналистов канала RTVi. У нас в Америке чиновники могут довести до слез, однако такого бюрократизма, как в Израиле, кажется нет нигде.
Непонятно, как Шарон может спокойно смотреть на страдания пожилых людей, которым грозит выселение на улицу. Смотреть и не вмешиваться!
Мой визави из отеля “Норланд” убеждал меня еще в 1989 году, что его правительство разработало план обустройства массовой алии, в том числе и строительства жилья. Как оказалось, меня и других иммигрантов просто кормили небылицами, пытаясь завернуть с «американского маршрута».
В свое время на RTVi работал отличный журналист Ступников. Его сюжеты части нашей иммиграции, живущей в США, не нравились, мол, чернит израильскую действительность. В итоге, журналиста “ушли”. Однако проблемы-то остались. Ведь он их не придумал, из пальца не высосал.
Сегодня многим пожилым русскоязычным иммигратам грозит перспектива превратиться в бездомных. Неужели Шарон и его министр финансов, г-н Нетаниягу об этом не ведают?
«Старые люди, выброшенные на улицу, станут несмываемым позором Израиля, предвестием его нравственного самоуничтожения как единственного на свете государства для евреев». - пишет Эвентов. – Выросла эта проблема не только из дискриминационной политики государства, спровоцировавшего обогащение старожилов за счет новоприбывших, но и вообще из стойкого нежелания создать общенациональную жилищную программу».
Да, Израилю приходится вести изнурительную борьбу с агрессивным арабским окружением, тратить на оборону значительные бюджетные средства. Однако это не может служить оправданием безразличного отношения государства к нуждам наших стариков, которых просто безбожно надули. Кому как не Шарону вмешаться и помочь этим людям? Если стариков действительно начнут выбрасывать на улицу или доводить до инфарктов, еврейскому государству будет нанесен огромный моральный ущерб. Остается надеяться на здравый смысл израильского руководства.
С уважением Владимир

* * *
Так уж сложилось - и детство мое, и юность были накрепко связаны с РККА. Началось всё с батальона связи, где командиром отделения служил мой старший брат и где впервые мне пришлось сидеть за одним столом с красноармейцами и красными командирами во время товарищеского ужина 7 ноября 1932 года. Во все глаза я глядел на сидящего рядом командира роты, на его четыре «кубика» в петлицах гимнастерки и орден Красного Знамени на груди (непосвященным сообщу, что в те годы в войсковых частях еще устраивались товарищеские ужины). Помню и казарму тех лет, и двуколки, и телефоны УНА-Ф и УНА-И. Однажды даже держал в руках тяжеленную винтовку образца какого-то, казавшегося доисторическим года. И – ученик третьего класса!– учил красноармейцев грамоте, карандашиком писал им письма на родину. Помню лагеря Академии имени М.В.Фрунзе. Помню рубку лозы. Помню яростные глаза мчащихся кавалеристов и хрипящих коней. Помню лагеря Московской пролетарской стрелковой дивизии, в Первом полку которой перед войной служил пулеметчиком мой средний брат, а во Втором – старший, командиром взвода. Это они, мои братья, привили мне любовь к Красной Армии. Я и сейчас люблю ту армию.
От моих братьев остались четыре моих племянника. Московские парни. Не маменькины сынки. И все они отслужили по четыре года в Советской армии. А вернувшись, сказали мне:
- Дядя Давид, это не та армия, о которой ты нам рассказывал...
Нужны пояснения? Или вам не больно? Мне больно.
Я прошел войну. Мне довелось видеть много: и человечность, и бесчеловечность и бесчеловечную подлость.
И я оказался в Соединенных Штатах Америки. Вникните, прошу вникнуть в горечь последней фразы.
И вот слышу по радио, Илья Левков рассказывает об изданной им новой книге. Фамилия автора мне знакома. Название броское. Слушаю Левкова с интересом...
... В этот же день в нашем Шорфронте проходит научная конференция, посвященная Великой Отечественной. Еду на подаренном Бушем «мерседесе», слушаю ветеранов, тоже хочу что-то свое сказать про войну. Хотел сказать... Не получилось...
Предыдущие ораторы довольно спокойно, строго научно рассказывали о значении еще не угасшей в моей памяти Великой войны, страстно разоблачали и издателя Илью Левкова, и автора Гавриила Попова... Последний мне известен с начала перестройки. К нему, как и к большинству перестроечников, прислушивался с интересом. Но раз братья-ветераны разоблачают, удержаться не мог. Дали мне микрофон и я громко сказал: “Книгу Гавриила Попова не читал, но твердо, вместе со всеми осуждаю!”
Хорошо быть вместе со всеми!
... А потом вернулся домой. А дома гость. Товарищ пришел поздравить с днем рождения. И подарок принес. Вы уже догадались? Книгу Гавриила Попова «Война и Правда»! Бывает же такое! На ловца и зверь бежит.
Прочел, что называется, единым духом. Что сказать? Разволновался.
Гавриил Попов воспевает роль русского народа в достижении Победы. Люблю русский народ! Готов его воспевать! Но всегда знаю, что победил СОВЕТСКИЙ народ. Обидно было за такой взгляд Попова.
Но этим не кончилось. На следующий день опять по радио выступал Илья Левков, который пригласил к телефону аж самого Гавриила Попова. Я воспользовался открытой линией, высказал Гавриилу Харитоновичу СВОЙ ВЗГЛЯД на роль в войне и победе СОВЕТСКОГО И РУССКОГО народов. Я спросил Гавриила Харитоновича, согласен ли он со мной. Ответ меня несколько озадачил: советского народа (по Попову) и вовсе не было.
Послушал я Гавриила Харитоновича и понял: не любит он пейсатых в кацавейках и без. Можно доказать и цитатой из его книги. Кто захочет, увидит. И меня Гавриил Попов, конечно, не любит. Ну что ж. Не он первый...
А книга Попова? Книга и впрямь плохая. Но прочесть ее полезно: врагов нужно знать!
И за это, хоть и за горькое мое познание, спасибо Илье Левкову!
Давид Ставицкий