“Шерлок Холмс” Гая Рича – кино нового поколения

Культура
№51 (817)

С 16 декабря начнется показ для многих долгожданного, детективно-приключенческого боевика “Шерлок Холмс. Игра теней”, продолжающего эксперимент Гая Ричи с литературными героями Конан Дойля. Именно эксперимент. И это напрягает – в плане правомочности режиссера столь вольно обращаться с любимыми всем миром образами.

Поначалу он превратил гениального сыщика с его сугубо дедуктивными методами ведения расследования в задиру и драчуна, ввязывающегося в любые авантюры, черного от грязи, постоянно от кого-то или за кем-то бегущего.

Но широкой публике, жаждущей крутого экшена – взрывов, крови и пальбы, это пришлось по душе. Тогда Гай пошел дальше и к находкам первой серии добавил новые, превратив Холмса и Ватсона в... геев-любовников.

Может быть американцам, с их вывернутыми наизнанку мозгами, цацкающимся с геями и лесбиянками до маразма, “такой”  Холмс не резанет ни глаз, ни ухо, ни душу. А как отнесутся к осквернению с детства любимого героя зрители Европы и России? Одно успокаивает, не только с Америки спрос. Производство-то совместное – англо-американо-немецкое.
Не удовлетворившись откровенно любовными сценами между героями, Гай наряжает Холмса в дамскую шляпку и раскрашивает ему лицо, как хеллоувиновскому гею с Санта-Моники. Хоть режиссер и признается, что “во вселенную Холмса” он “был погружен еще с малых лет”, это не дает ему основания так измываться над ним. Причем вынашивал он свою гениальную идею годами: “У меня изначально была задумка создать своего Холмса, и посмотреть, как бы выглядели их отношения с Ватсоном”.

Видимо, на подобные находки “погруженного во вселенную Холмса” Гая натолкнуло то обстоятельство, что практически во всех рассказах о Шерлоке Холмсе у Конан Дойля отсутствуют женщины, в которых герои были бы по-настоящему влюблены или имели какие-то отношения, а два друга постоянно вместе и живут в одном доме. Так или иначе, а вторую серию, стилизованную под альтернативно-исторический стимпанк и обещающую стать, как считают многие, самым масштабным фильмом модернового режиссера, стоило бы назвать “Шерлок Холмс по-американски”, хоть Ричи и британский режиссер.
Англия давно уже выполняет роль этакой колыбели для голливудских фильм-мейкеров, обучая, выпестовывая их и отпуская за океан, в более перспективный и щедрый киномир. Вот и Гай Ричи (Guy Ritchie), выросший, благодаря отчиму, сэру Майклу Литону, в старинном английском поместье XVII века, к своим первым вершинам добирался на туманном Альбионе.
Поскольку родной отец Гая, Джон Ричи, руководил рекламной компанией, то и Гай, с детства мечтавший стать режиссером, начинал свою карьеру с рекламных клипов.

Заработав таким путем немного денег, в 1995 он взялся за первые кинопробы. Сначала небольшая короткометражка, а потом сразу замахнулся на полноценный художественный фильм, сценарий к которому написал естественно сам. Труднее всего было достать деньги на его производство, найти спонсоров, которые бы поверили в успех никому не известного начинающего режиссера.

Искать пришлось долго, но такие люди нашлись, и модерновая криминальная комедия, получившая название “Карты, деньги, два ствола”, к 1998 году была снята. Фильм был принят зрителем на ура, заняв третье место в списке самых коммерчески успешных, а Гай Ричи, благодаря своим нестандартным методам, стал у себя на родине одним из самых обсуждаемых режиссёров. Не менее успешным оказался и “Большой куш” (2000), снятый в том же жанре.

В канун третьего тысячелетия Гай обвенчался с Америкой. Ну, если быть точнее – с ее популярнейшей певицей Мадонной. Но ни Америка, ни Мадонна на первых порах ему удачи не принесли. Звездная супруга снялась в главной роли его следующей комедийной мелодрамы “Унесенные” (2002), по сюжету больше соответствующей своему рабочему названию: “Любовь, секс, пороки и деньги”.

Фильм с бюджетом 10 млн. заработал всего полмиллиона и кучу “Золотых малин” в номинациях: Худшая картина, Худшая актриса (Мадонна), Худшая экранная пара (Мадонна-Адриано Джаннини. Может потому, что за их чересчур откровенными любовными сценами наблюдал через объектив ее муж?), Худший ремейк, Худший режиссёр, Худший оператор и т.д.
Но Гай Ричи все же восстановил свое реноме, и не в Америке, а у себя на родине. Он видимо понял, что любовные мелодрамы, даже снятые с юмором – не его конек, и вернулся к тому, с чего начинал, и что понравилось зрителю – к комедийным гангстерским боевикам: “Револьвер” в 2005, и “Рок-н-рольщик” в 2008. К этому времени Гай и Мадонна расстались.

И вот, наконец, в 2009-м, новый головокружительный взлет с Шерлоком Холмсом №1. В первый же уикэнд фильм побил все рекорды по кассовым сборам. В мировом прокате он собрал свыше $ 520 млн. (при бюджете $ 90 млн.). Те, кто сумел принять модернизированного Холмса в исполнении Роберта Дауни-мл., а их, похоже, большинство, с нетерпением ждут продолжения.

Сюжет второй серии, как и первой, насыщен действием и динамикой. В нем все на пределе и в превосходной степени. На вопрос Ватсона “С кем воюем на этот раз?”, Холмс отвечает: “С самым чудовищным криминальным гением Европы.
Остановим его. Предотвратим крах всей западной цивилизации... Мягко говоря”.

Кого он имеет ввиду, знает каждый, кто любит Конан Дойля – конечно же, заклятого врага Холмса, беспощадного и неуловимого злодея Мориарти, который таки убил бы гениального сыщика, если бы читатель не потребовал от автора реанимации своего любимца.

Профессор Мориарти, согласно Конан Дойлю – “глава мощной криминальной организации... самый блестящий ум Европы, возглавляющий все силы ада”. Он от природы наделён феноменальными математическими способностями, но в его жилах течёт кровь преступника и наследственная склонность к жестокости. “А его необыкновенный ум только усиливает эту склонность и делает её ещё более опасной”.

Этот гений криминального мира, замысливший коварный, замешанный на крови и смертях грандиозный план, способный изменить ход истории, всегда на полшага опережает не менее гениального сыщика. Если в первой серии фильма Ричи Мориарти – всего лишь символ, то во второй Холмс вступает с ним в открытое противоборство.

Роль Мориарти в разные годы и в разных фильмах о Шерлоке Холмсе играли актеры мировой известности, включая сэра Лоуренса Оливье. У Ричи им стал англичанин Джаред Харрис, знакомый зрителю по телесериалу Mad Men – “Безумцы” (идущему уже 4 сезона на американском кабельном канале АМС), и роли капитана Майка в “Загадочной истории Бенджамина Баттона”.

Холмс и Мориарти не просто равны по силе, последний куда сильнее и опаснее, поскольку он не гнушается ничем для достижения собственной цели. Расследуя цепь мистически-таинственных и взаимосвязанных событий, Холмс понимает, что все нити гигантской и зловещей паутины ведут к Мориарти.

Распутывая этот клубок (кстати, детективная часть фильма получилась слабее всего) Холмс, Ватсон и их случайная спутница, коварная и обворожительная цыганка Сим, гоняются по всей Европе – Англия, Франция, Германия, и наконец, Швейцария, где должна произойти последняя встреча двух заклятых врагов...

Цыганку Сим сыграла шведская актриса Нооми Рапас, привлекшая внимание Голливуда после роли хакерши Лисбет Саландер в трилогии “Миллениум” (“Девушка с татуировкой дракона”, “Девушка, которая играла с огнем” и “Девушка, которая взрывала воздушные замки”), совместного производства трех европейских стран (без участия США).

Конечно же, весь фильм держится на искрометной игре и взаимодействии двух великолепных актеров, прекрасно сработавшихся на съемочной площадке – Джуда Лоу в роли доктора Ватсона, и Роберта Дауни-мл. в роли Шерлока Холмса.
“Оглядываясь назад, – говорит Ричи о Дауне, – я понимаю, что представить кого-либо другого в этой роли просто невозможно. Подбирая актера, я говорил с ним на отвлеченные темы, и вдруг понял, что разговариваю с Шерлоком Холмсом”.  

Роберт Дауни-младший – американский актёр и музыкант, родившийся в артистической семье. Кровей в нем намешано предостаточно – ирландская, русская и еврейская от отца, и немецко-шотландская от матери. Сниматься в проектах отца-режиссера он начал с 5 лет. Отсюда и такая богатая фильмография – к 46 годам 76 сыгранных ролей и 41 год актерского стажа. Даже 43 года, поскольку Дауни задействован уже в фильмах 2012 и 2013 – Avengers (“Мстители”) и “Железный человек 3”. (Во всех трех Iron Man и в Avengers один герой – Тони Старк, в его исполнении.)

Можно сказать, знаковой для карьеры актера 90-х годов стала роль Чарли Чаплина в фильме Ричарда Аттенборо “Чаплин”. Дауни был номинирован на “Оскара”. Кинокритики и пресса прочили ему большое будущее, как одному из самых многообещающих актёров молодого поколения.

Увы, Роберт, как и многие ему подобные в мире творческой богемы, не выдержал испытания славой, не избежав самой заразной голливудской болезни – наркомании. (Как это ни парадоксально, с марихуаной его впервые познакомил родной отец в возрасте 8 лет.) Он не просто споткнулся, он неудержимо покатился вниз по наклонной плоскости, став, как его давний герой, “меньше, чем ноль”.

Из восходящей кинозвезды Дауни-мл. переродился в законченного наркомана. Бесчисленные скандалы и срывы окончательно выбили его из седла. Заключенные ранее контракты были расторгнуты. Киностудии попросту выгоняли его со съемочных площадок. Его бросила жена, певица и модель Дебора Фальконер, забрав их общего сына. А потом, в 1996, он и вовсе угодил в тюрьму на полтора года и прошел курс (далеко не первый) принудительного лечения.

Казалось на карьере, да и на жизни в целом можно ставить жирный крест. Но парня спасла любовь. Имя ей Сьюзан Левин. Она была продюсером триллера “Готика”, где играл Дауни (она же ныне сопродюсер “Шерлока Холмса”).

Он прошел очередной курс лечения в наркологической клинике и на этот раз, кажется, излечился. Два года спустя, в 2005, они поженились. Здоровье, карьера и жизнь Дауни пошли на поправку. В настоящее время пара ждет ребенка. Продюсеры, режиссеры и студии снова повернулись к нему лицом. Вернулись друзья и поклонники.

Помимо актерского таланта, у Роберта совсем неплохие музыкальные данные, он вполне комфортно чувствует себя в вокале. Альбом песен “The Futurist”, записанный им на собственные слова и музыку, был принят если и не с восторгом, то с удовольствием.

Ну а стопроцентным возвратом в лоно Голливуда, причем с высоким рейтингом, стал для актера примитивненький в своей основе “Железный человек”. На одном телешоу ведущий по-свойски спросил Роберта, мол, что с ним стало, он вроде как всегда предпочитал интеллектуальные роли, где можно показать глубину игры через слова и мимику. А тут закованное в латы “нечто”. На что Роберт весело ответил, что это ничуть не хуже летающего супермена и того, другого – летучей мыши.
После этого самого “нечто” Дауни снова нарасхват и в фаворе. Вторую (после Чаплина) номинацию на “Оскара”, а также – на “Золотой глобус” и приз Британской академии, ему принес фильм Бена Стиллера “Солдаты неудачи” – о том, как актеры попали на настоящую войну, пребывая в заблуждении, что они на съемках. Игра Дауни была оценена критиками как блистательная. А о том, что Ричи уже и представить не может в роли Холмса другого актера, мы знаем.

Его Холмс-Дауни далек от педантичной английской чопорности своего прообраза. Это крутой детектив, не медлящий, если нужно пустить в ход кулаки или оружие, или перейти на галоп. Ричи поддал ему жизни, поддал жару, и многим импонирует, что Холмс наконец предстал перед зрителем самым обычным человеком – со своими “отклонениями”, слабостями и достоинствами. Но разве не на его исключительности зиждилась притягательность его образа?  

Что же касается Ватсона, то у Ричи он в меру аристократичен и не в меру ироничен. Диалоги между двумя героями искрят, как при коротком замыкании, остротой и юмором. Воплотившему его на экране Джуду Лоу не впервой играть гомосексуального партнера. Достаточно вспомнить его изнеженного и капризного Альфреда Дугласа, любовника Оскара Уайльда в фильме “Уайльд” или мальчика по вызову для богатых мужчин в фильме Клинта Иствуда “Полночь в саду Добра и Зла”. На провокационные вопросы журналистов и телеведущих Лоу реагирует спокойно:

“Это часть моей профессии. Можно сыграть убийцу, и никто не спросит, убивал ли ты когда-нибудь людей, но в ситуации с ролью гея все обстоит иначе – все ищут скандала. Но знаете, мне наплевать. На самом деле для меня важно другое. К примеру, роль Дугласа была сложна не постельными сценами, а тем, что Альфред – очень сложный, избалованный, невротичный персонаж. Полный ублюдок. Мне пришлось прочитать горы литературы об отношениях Уайльда и Дугласа и даже посещать психоаналитика. Все это было настоящим испытанием. Я играл гея, а потом возвращался домой после съемочного дня и был хорошим мужем. После “Уайльда” обо мне заговорили как об актере. И если зрители мне поверили, значит, я чего-то стою”.

Джуда Лоу мы совсем недавно вспоминали в связи с его участием в фильме “Хьюго” или “Хранитель времени”. Так что не буду повторяться относительно его творческого пути, но не откажу себе в удовольствии привести ряд выдержек из отзывов о его персоне. Они стоят того!

“Он – “совершенное творение природы, казалось бы, созданное только для услады глаз, – как писал Томас Манн о другом красавце. – Капризный изгиб полных губ, огромные зеленые глаза, высокий чистый лоб, золото волос, обворожительная улыбка и небрежная грация юного бога. Солнцеподобный шарм Джуда действует на всех, независимо от пола и возраста”.
“Он – Адонис!” (Стивен Спилберг).
“Я никогда в жизни не видел настолько красивого человека!” (Энтони Мингелла).
“Никогда не меняйся!”, – умоляет известный фотограф Энни Лейбовиц.

“Сексуальным Джуда делает теплота, которая лучится из его глаз, – восторженно заявляет Николь Кидман после совместных съемок в фильме “Холодная гора”. – Это самый красивый мужчина из когда-либо живших на земле.”
Но находятся рецензенты, не разделяющие восторгов обоих полов. Так, английский кинообозреватель Дэвид Томпсон, указывающий на то, что Лоу, при всех его исключительных данных, всегда берут только на вторые роли, пишет: “Говоря о Лоу, тяжело осознавать, что этот многообещающий, живой актер понизился до статуса Spruce Goose, Говарда Хьюза. Лоу – самолет, который никогда не взлетал. Последние 5 лет... Лоу посылал множество тревожных сигналов, суть которых сводилась к одному: “Не нанимайте меня на работу!” Это стало одной из самых печальных историй в шоу-бизнесе... “
Остается надеяться, что в образе доктора Ватсона или хотя бы Каренина в грядущем фильме режиссера Джо Райта “Анна Каренина”, он наконец-таки взлетит.