Горячий материк Бориса Косарева

Культура
№51 (817)

Ты, сокол сизокрылый,
Под куполом бескрайним
Гнездо своё от взоров прячешь,
Лихой и одинокий...

Анастасия Лисовская, которая вошла в истрию как Роксолана


Долгие-долгие, по сути, почти все советские годы имя Бориса Косарева замалчивалось, а его талантливейшие живопись и графика в музейные залы из запасников не поднимались. Да и сам этот большой художник, провозвестник украинского модернизма как творец самобытный и ищущий умолк слишком рано, полный сил и творческого огня, не перешагнув даже границу четвёртого десятка (пик зрелости!). Сегодня он прервал молчание, длившееся едва ли не восемь десятилетий, – в нью-йоркском Украинском музее, впервые за океаном, открылась обширнейшая экспозиция работ Бориса Косарева.
И вот, что чрезвычайно интересно: выставка эта богаче и разнообразнее, чем то, что представляет зрителю Харьковский художественный музей, потому что к привезенным из Харькова бесценным сокровищам добавились косаревские работы, бережно хранимые в семейных коллекциях ставших американцами украинцев, а также работы, предоставленные дочерью художника Надией Косаревой.

Почему-то сейчас приходится иногда с удивлением слышать утверждения, будто именно Америка была родиной модерна. Совсем нет! Америка так много дала и науке, и технике, и искусству, что ни в каких ложных восхвалениях не нуждается. И вот каков был путь модерна, искусства по-настоящему авангардного: резво догоняющие друг друга и друг на друга наскакивающие – авангард немецкий (родившийся в завершающие годы ХIХ века), французский, итальянский, норвежский, украинский, русский... Да-да, украинский опережал русский, хотя счёт тут шёл иногда не на годы – на месяцы, ведь весь процесс перерождения искусства и возникновения его новой жизнеспособной ветви занял всего 10-15 лет. Дальше шло бурное, подобное пожару развитие вширь и вглубь – в борьбе, в неустанных поисках и противоречиях, в бесконечном обновлении. С неизбежными, увы, издержками и перехлёстами.

«И мы стоим миров двух между». Эта ставшая программной фраза поэта-авангардиста Велемира Хлебникова без натяжки может быть названа лозунгом того блистательного сообщества бунтарей в искусстве, собравшихся во втором, а потом и в третьем десятилетии прошлого века в Харькове. Иван Карпенко-Карий, Марко Кропивницкий, Панас Саксаганский, Мария Заньковецкая, неподражаемый Лесь Курбас с театром «Березиль»... Бывали тут и Казимир Малевич, а в 10-х – Давид Бурлюк. И Велемир Хлебников тоже. Он и Георгий Нарбут, звезда украинской графики, были ближайшими друзьями Косарева.

Но именно Борис Косарев с его творческим, истинно новаторским боевым духом, с его волей, с его глубочайшим проникновением в недра украинской культуры, с его талантом, был ключевой фигурой авангарда, сформировавшегося на Украине ещё до Первой Мировой, развивавшегося и утвердившегося во времени. Именно он был зачинателем украинского модернизма, ставшего важной составной частью модернизма мирового.

Каким он был? Не нужно даже читать мемуарную литературу, достаточно внимательно разглядеть его в полной мере исповедальный автопортрет. Создавался он в трудный для мастера год, для грусти были причины. Оттого и назвал он полотно «Меланхолией». Но... Вглядитесь! Перед вами умный, тонко чувствующий, умеющий отстаивать свои идеалы, не сдаваться и не продаваться человек. Художник. Без устали ищущий и свои удивительные новаторские находки доверяющий полотну, бумаге, фотоплёнке. Художник, в чьём видении отразилось образотворчество Украины, романтика её песен и её природы. И её жизнь именно в тот год и день, когда произведение создавалось. Неслучайно о его работах говорили: «Горячий материк».

На выставке представлены 300 самых разных работ Косарева. Обо всех не рассказать, их нужно (и важно!) увидеть. Поражает редкостное стилистическое разнообразие. Здесь и живопись, и графика, причём не только станковые, но и функциональные, те, что служили и служат театру, кинематографу, всяческим образовательным программам, даже рекламе. Много чего и в наше время  используют, зачастую беспардонно присваивая авторство себе. Увы!

А в музейном зале вам не раз придётся надолго задержаться у многих косаревских работ, всякий раз удивляясь их разнотемью и разнофункциональности, живому трепетанью мысли. «Старый Харьков» – так мог написать городской пейзаж только талантливый художник, влюблённый в свой город. Плакат «Стройте народные дома!» – готовый эскиз архитектурного ансамбля. Альбом «7+3» – молодость объединяла этих неординарных художников, а в их числе Мищенко, Ермилова, Мане-Каца и Косарева, разумеется, во главе десятки. Горько знакомая старшему нашему поколению «Коммуналка» – ух, какие образнейшие персонажи и какая выразительность! Дивная акварель «Гитара». Супрематические пейзажи и композиции – не подражание Малевичу, а собственная стилистика и дерзкий штрих. Находки театрального дизайна: эскизы декораций, костюмов, грима... И интереснейшая подборка фотодокументов: съёмки хрестоматийной довженковской «Земли», где Косарев был одним из операторов...

Так что упустить возможность окунуться в водоём украинских истории и искусства просто грешно. Адрес музея: 222 6 Street (между 2 и 3 авеню), а добраться до него можно поездами метро “6” до Астор Плэйс или “F”  до 2 авеню.