А вы говорите по-испански?

Мнения и сомнения
№23 (476)

Лет пять назад демографы и статистики вдруг взбудоражили Америку сообщением о стремительном росте испаноязычного населения в стране. Тенденция действительно заметная. И многих она настораживает. Более двух веков Соединенные Штаты строились главным образом на ценностях англосаксонской культуры и традициях протестантизма. Массовый приток испаноязычных католиков из центральных и южных регионов континента не мог остаться незамеченным. Кто-то из газетных публицистов, обращаясь к новым иммигрантам из Восточной Европы, полушутя посоветовал им побыстрее овладевать не английским, а испанским языком.
Потом интерес к экстравагантному демографическому явлению угас. Нашлись иные, более актуальные поводы для размышлений: рецессия американской экономики, угроза международного терроризма, война в Ираке, президентские выборы. Теперь несколько подзабытая тема вновь выплеснулась на страницы массовой печати. В разных изданиях публикуются свежие данные о мирной интервенции латиноамериканцев в пределы самой мощной в мире супердержавы.
Как следует из этих публикаций, в 1900 году в США постоянно проживало всего полмиллиона выходцев из Центральной и Южной Америки. Прошло сто лет, и их число превысило 40 миллионов. Демографический состав страны сегодня таков: белые – 68 процентов, черные – 12, азиаты – 4, иные – 2, испаноязычные – 14 процентов. Доминирующая позиция белых вроде бы остается стабильной. Но некоторые эксперты предрекают коренное изменение ситуации в ближайшее время. По их данным, к 2020 году темп роста белого населения упадет примерно на 1 процент, испаноязычного же, наоборот, поднимется почти на 5 процентов.
Процесс великого переселения народов начался вскоре после Второй мировой войны и постепенно набирает необратимую мощь. Волны переселенцев из Юго-Восточных регионов планеты хлынули в Европу, причем, как правило, в индустриально развитые, богатые страны. Вопреки многочисленным предсказаниям, вовсе не китайцы, уроженцы самого многонаселенного государства, возглавляют этот бесконечный миграционный поток. Реальность опрокинула научные прогнозы – самую существенную долю эмиграции в Европу составляют мусульмане. Факт постепенной исламизации континента не вызывает сомнений.
Глобальный процесс, естественно, коснулся и Соединенных Штатов. Коснулся весьма ощутимо. Высокий уровень благосостояния в США манит к себе миллионы полунищих жителей из соседних стран, особенно из Мексики. Благо переезд не связан с длинной дорогой, доступен для широких масс, поскольку пограничный контроль с обеих сторон сознательно ослаблен. Иными словами, обоюдно выгоден.
Вместе с тем последствия массовой эмиграции в Европу и Америку существенно отличаются друг от друга. И дело не только в разнице религиозных верований – Европу заполняют мусульмане, в Америку переселяются в основном христиане, пусть и католики. В силу многих обстоятельств массы, прибывшие в Западную Европу из исламских стран Азии, живут очень обособленно и пока не принимают активного, непосредственного участия в административном управлении. Напротив, в США испаноязычные иммигранты – во всяком случае, заметная их часть – довольно быстро осваиваются в новых условиях, интенсивно и успешно занимаются бизнесом, с завидной энергией вступают в соревнование с черным и белым населением на местных и федеральных выборах.
Вот еще несколько красноречивых цифр. По подсчетам эрудированных экспертов, латиноамериканцы неплохо зарабатывают, и их «взнос» в суммарную емкость внутреннего рынка страны превышает 630 миллиардов долларов. Более 6 тысяч «хиспаник» избраны в органы местного самоуправления, в том числе и мэрами городов. Их представители появились в Палате представителей и Сенате США, в президентской администрации. Вполне вероятно, что интерес прессы к демографии Америки с новой силой вспыхнул только из-за того, что мэром Лос-Анджелеса впервые за 133 года стал латиноамериканец с труднопроизносимой фамилией – Антонио Вилларайгоса. Все-таки это произошло в одном из самых крупных и многонаселенных американских городов, в центре самого богатого штата страны – Калифорнии. Событие значительное, а возможно, и судьбоносное.
Демографический сдвиг, конечно же, привлек внимание политиков. Столь высокую долю электората не могут игнорировать ни республиканцы, ни демократы. Обе ведущие партии имеют свои виды на испаноязычных избирателей. Ими заселены, главным образом, десять штатов на юге и юго-западе страны. В Калифорнии, Нью-Мексико, Техасе, Аризоне, Флориде и некоторых других штатах проживает более 80 процентов всего испаноязычного населения. На них и сосредоточено внимание претендентов на высшие выборные посты.
Итоги президентских выборов за период с 1988 по 2004 год свидетельствуют, что большинство «хиспаник» постоянно отдавали предпочтение кандидатам от Демократической партии: Дукакису, Клинтону, Гору, Керри. Правда, в последнем случае республиканец Джордж Буш не намного отстал от демократического кандидата. Замечено к тому же, что иммигранты с Кубы, в отличие от собратьев из Мексики, Пуэрто-Рико, Доминиканской республики, с большей симпатией относятся к Республиканской партии. В особых разъяснениях этот факт, по-видимому, не нуждается, для тех и других Фидель Кастро – самый ненавистный враг.
Готовясь к будущим сражениям за высокие выборные должности, демократы уже разворачивают кампанию по набору сторонников в испаноязычной среде. Победа Антонио Вилларайгосы вдохновляет. Нового мэра Лос-Анджелеса поспешили поздравить Джон Керри, Джон Эдвардс, Ховард Дин и Ал Гор, а также многие сенаторы - члены Демократической партии. По мнению ряда обозревателей, если на предстоящих выборах латиноамериканцы шести-семи штатов из тех десяти, где сосредоточен этот слой населения, проголосуют «как надо», победа демократов гарантирована. Как отзовутся демографические сдвиги на судьбе всей Америки, никто предсказывать не решается.