Только бомбы и ниЧего кроме бомб

Большая политика
№23 (476)

Вот уж никогда не мечтал побывать в знаменитом Лос-Аламосе - родине первой атомной и американской водородной бомб. А все оказалось совсем просто - как выяснилось, некогда наглухо засекреченный научный городок в горах штата Нью-Мексико уже давно открыт для туристов. И первое, чему большинство из них удивляется в нем, - это то, что Лос-Аламосская национальная научная лаборатория, как она официально называется, кроме участия в “Манхэттенском” и других оборонных проектах, проводила и проводит, причем на высочайшем научном уровне, фундаментальные и прикладные исследования не только по физике, но и в таких областях, как биология, химия, изучение геотермальной энергии, медицина, металлургия, метеорология, генетика, и многих других.
Примеров тому бессчетное множество. Вот лишь некоторые из них. В 1976 году в Лос-Аламосе появился на свет первый суперкомпьютер, в сотни тысяч раз более быстрый, чем все существовавшие ранее. Сейчас вычислительные системы лаборатории входят в первую десятку из 500 самых мощных суперкомпьютеров мира. Эти сверхмощные устройства применяются в автомобильной, авиационной промышленности - от краш-тестов и расчета аэродинамических характеристик автомобиля или самолета до дизайна и климат-контроля, в электронной индустрии, в процессах нефте- и газодобычи, в области телекоммуникаций, научно-образовательной сфере и многих космических проектах, вплоть до таких необычных, как космический лифт.
Уникальные возможности вычислительной базы лаборатории позволили недавно создать компьютерную модель, описывающую процессы рождения и жизни звезд. С помощью этой модели уже сделано несколько открытий в области астрофизики, а также ряд предсказаний неизвестных космических явлений. В частности, была обнаружена звезда-беглянка, улетающая из нашей Галактики. До сих пор астрономы были уверены, что такой побег невозможен - слишком сильна гравитация окружающего ее Млечного Пути. Чтобы улететь “за границу”, звезде нужно набрать поистине сумасшедшую скорость где-нибудь под тысячу километров в секунду. И тем не менее такая звезда нашлась.
Среди исторических исследований можно назвать поиск с помощью так называемых мюонных приборов потайных помещений в древних египетских гробницах и мексиканских пирамидах, а также определение возраста знаменитой Туринской плащаницы, которая, по мнению бывшего сотрудника Лос-Аламосской лаборатории Реймонда Роджерса, гораздо старше, чем предполагалось ранее, и поэтому никак не могла быть свидетельницей распятия Христа.
Активно участвуют ученые Национальной лаборатории и в разработке мер по защите страны и мира от контрабандистов и ядерных террористов. По словам исследователей, мюонная технология обнаружения тайников поможет эффективно контролировать транспортные средства и грузовые контейнеры, причем для их сканирования потребуется не больше минуты. Это очень важно, поскольку имеющиеся в настоящее время приборы не могут обнаружить экранированные тайники с высокообогащенным ураном, веществом, использующимся для создания ядерной бомбы.
Лос-аламосские физики приложили руку даже к такой, казалось бы, далекой от них проблеме, как идентификация обнаруженных под Екатеринбургом останков семьи последнего русского царя. Именно американские ученые скрупулезно изучили ДНК Елизаветы Федоровны, родной сестры императрицы, и подтвердили сомнения в подлинности захороненных в Петропавловской крепости царских останков.
В конце прошлого года ученые Лос-Аламоса разработали технологию, позволяющую в пять раз улучшить эффективность сверхпроводников. Значение этого достижения для электротехнической промышленности и энергетики трудно переоценить. Применение таких материалов в двигателях и генераторах позволит существенно поднять их эффективность при одновременном понижении энергозатрат.
Не остаются сотрудники Национальной лаборатории в стороне и от такого перспективного научного направления, как нанотехнология. Недавно они сообщили, например, что в рамках общей программы по развитию нанотехнологий им удалось разработать полностью неорганические многоцветные светодиоды, которые характеризуются меньшими эксплуатационными расходами, пониженным потреблением энергии и более надежной работой.
И наконец, медицина и биология. Интенсивные исследования в этих областях также приносят замечательные результаты. В частности, специалисты Лос-Аламосской лаборатории составляют сейчас исчерпывающую базу данных о разновидностях вируса гриппа. В нее вносится информация о генетическом коде тысяч известных штаммов этого микроорганизма. Обработка этих данных с помощью суперкомпьютера поможет выявить тенденции мутации вируса. Таким образом, в перспективе ученые смогут разобраться в механизме действия возбудителя гриппа и разработать новые способы борьбы с ним. Пока же вирусологи смогут гораздо быстрее определять уже известных носителей инфекции при начале очередной эпидемии гриппа и разрабатывать наиболее эффективные противогриппозные вакцины.
Всеми этими разнообразными исследованиями, которыми занимаются в Лос-Аламосе 14 тысяч человек, руководит Калифорнийский университет, а финансирует их Министерство энергетики, ежегодно выделяющее лаборатории 2,2 миллиарда долларов. Это сочетание всегда обеспечивало элитным научным кадрам подкрепленную правительственными деньгами академическую свободу, что, впрочем, имело как положительную, так и отрицательную сторону.
Только в такой атмосфере могли по-настоящему плодотворно работать собранные вместе столь неординарные и яркие личности, как Роберт Оппенгеймер и Эдвард Теллер, Ричард Фейнман и Энрико Ферми. И только в таком общественном климате тот же Фейнман мог позволить себе развлекаться вскрытием сейфов, чем вводил в настоящую панику местных “секретчиков”.
В то же время, по мнению руководства Министерства энергетики, основанный на невмешательстве стиль управления университета, благотворный для повышения эффективности научных исследований, стал причиной и ряда серьезных промашек в области национальной безопасности. В частности, в 1999 году все американские средства массовой информации сообщали о случае с сотрудником лаборатории доктором Вен Хо Ли, арестованным по подозрению в вольном обращении с секретными сведениями.
Правда, вскоре практически все обвинения были с ученого сняты, но уже на следующий год служба, занимающаяся в лаборатории охраной государственных тайн, снова “прокололась”. На этот раз в Лос-Аламосе исчезли из сейфа и были найдены недели спустя валяющимися за копировальной машиной два компьютерных жестких диска с записанными на них секретными данными.
Постоянный менеджер лаборатории, университет Калифорнии, допускал в своей управленческой деятельности и другие ошибки, в том числе и в области финансов, которые не раз приводили к скандалам, последний из которых закончился недавней отставкой его ректора доктора Питера Наноса.
Сочтя последние неурядицы очередным проявлением “систематических недостатков управления”, Министерство энергетики объявило о своих планах прекратить практику автоматических возобновлений контракта с университетом Калифорнии и перевести ее на конкурсную основу. При этом, вместо 8 миллионов долларов, которые ежегодно получал университет за свою работу в Лос-Аламосе, победитель объявленного соревнования получит сто миллионов, что позволит существенно повысить требования к качеству управления Национальной лабораторией.
Сказать, что намерение министерства вызвало в Лос-Аламосе переполох, - значит ничего не сказать. Больше всего ведущих ученых испугала перспектива превращения лаборатории, традиционно выполнявшей роль уникального научного центра широкого профиля, в учреждение с более узкими задачами, сосредоточенными, главным образом, на разработке и производстве новых видов вооружений.
На эту мысль их натолкнули поддерживаемые федеральным правительством кандидатуры потенциальных менеджеров Лос-Аламоса - двух крупнейших представителей всемогущего военно-промышленного комплекса - авиастроительных и аэрокосмических корпораций Lockheed Martin и Northrop Grumman. Даже рекламный девиз одной из них: «Мы создаем технологии будущего» ясно говорит о том, что в случае выигрыша конкурса этим гигантом науке в Национальной научной лаборатории придется основательно потесниться.
Администрация Буша недвусмысленно заявляет, что Лос-Аламос должен заниматься производством атомных спусковых механизмов для водородных бомб, а также новым поколением надежных, долговечных боеголовок и ничем больше.
Представители компаний-претендентов в своих высказываниях более осторожны. Так, доктор Пол Робинсон, который недавно ушел в отставку с поста директора другой Национальной лаборатории Sandia, чтобы пробивать выдвижение Lockheed Martin на роль управляющего Лос-Аламосом, утверждает, что его протеже знает не только как превзойти соперников в индустриальном производстве, но как при этом не подвергать опасности научную миссию лаборатории.
Руководители Northrop Grumman называют среди своих сильных сторон экспертизу в развитии передовых технологий и управление крупномасштабными военными программами. “Сила Northrop Grumman в ее людях - ученых и инженерах, подобных тем, кто работает в Лос-Аламосе”, - сказал в своем заявлении президент компании доктор Рональд Шугар.
К сожалению, подобные высказывания не кажутся сотрудникам лаборатории достаточно убедительными. Ее нынешнее руководство очень опасается, что передача управления Лос-Аламосом в другие руки может повлечь за собой как массовое бегство основного персонала, так и резкое снижение возможностей делать здесь науку мирового класса.
“Я совсем не уверен, что превращение Лос-Аламоса в рядовую лабораторию, более сосредоточенную на производстве, будет хорошо для страны, - сокрушается доктор Хью Гастерсон, аналитик Массачусетского технологического института (MIT), который изучает национальные лаборатории ядерного оружия. - Поймите, если вы приглашаете на работу талантливого молодого доктора философии от Принстона, его скорее привлечет то, что вы работаете для университета Калифорнии, чем занимаетесь производством бомб”.
Доктор Гастерсон, который недавно посетил Лос-Аламос, рассказал, что еще никогда не видел, чтобы моральное состояние коллектива было таким плохим. “Люди очень расстроены, - сказал он. - Они волнуются, что Лос-Аламос постепенно превращается в производственную, а не научную организацию. Многие даже поговаривают о досрочном выходе на пенсию”.
“Будущее лаборатории повисло в воздухе, - говорит Грэг Мелло, директор Лос-Аламосской исследовательской группы, частной организации по контролю над вооружениями, которая осуществляет надзор над оружейными лабораториями. - Весь вопрос в том, каким будет Лос-Аламос, в каком соотношении будут развиваться в нем наука и производство”.
Если конкурс выиграет Lockheed Martin, новым директором Лос-Аламоса станет бывший директор лаборатории Sandia доктор Робинсон. К чести поддерживающей его компании нужно сказать, что она уже сейчас ведет переговоры с университетом Техаса - второй по масштабам национальной университетской системой, пытаясь привлечь его к сотрудничеству в качестве академического партнера. Если такой союз удастся наладить,Техасский университет может стать неплохой заменой университету Калифорнии.
Кто окажется победителем и под чьим управлением будет двигаться дальше Лос-Аламосская национальная научная лаборатория, станет ясно через несколько месяцев. Но чем бы дело ни кончилось, правительство должно действовать осторожно. Слишком велика цена, которую потом придется платить за ошибки.
“Конечно, хорошо иметь надежно управляемое судно, - говорит доктор Гастерсон из MIT. - Но при этом нужно точно знать курс, куда этот корабль направлять”.


Комментарии (Всего: 2)

Как всегда отлично. Юра Колесников - единственный журналист в нашей общине, которому я завидую за умение найти интересную тему и интересно ее описать. Хотел бы познакомиться.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Как всегда отлично. Юра Колесников - единственный журналист в нашей общине, которому я завидую за умение найти интересную тему и интересно ее описать. Хотел бы познакомиться.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *