МузейнаЯ илЯ открывает все двери

Этюды о прекрасном
№23 (476)

7 числа, как и ежегодно
в первый вторник июня,
в 6 часов вечера загремит,
забурлит, всеми красками заиграет
ПРАЗДНИК МУЗЕЙНОЙ МИЛИ, -
единственный,
никем не повторенный,
особенный, нью-йоркский[!]

Я по-хорошему завидую тем, кто на замечательном этом, единственном в мире празднике еще не бывал, хотя полагаю, таких среди наших читателей (имею в виду ньюйоркцев) немного. Праздник этот, или день рождения Музейной Мили, как его частенько называют, уникален, как уникальна сама прославленная эта Миля, 1600 метров, отобранных у знаменитой 5-й авеню и отданных искусству. Где еще, скажите на милость, найдете вы такой вот всего-то полуторокилометровый отрезок улицы (проспекта, дороги, линии – называйте как хотите), где выстроился бы взвод (одиннадцать!) крупных, с богатейшими экспозициями, музеев, каждый из которых сделал бы честь любому немалому просвещенному государству.
Милей этот «кусочек» 5-ой авеню, разделяющей Манхэттен на West и East, эти 22 квартала от 82-й до 104-й улицы, американцы назвали давно. Тут нет ни магазинов, ни кафе, ни ресторанов, ни театров, а народу толпится больше, чем на иной популярной торговой улице. Еще бы! Музеи! Великие! С мировым именем! Всей земле известные. А потому, когда жители Нью-Йорка или гости столицы искусства говорят: «Пойдем на Милю», это означает: «А не посетить ли нам один, а то и парочку музеев?» - Приобщиться к прекрасному, получить несказанное удовольствие и несомненную пользу.
«Ну, не забавно ли? – шутил великий английский писатель Соммерсет Моэм. – Идешь во все эти музеи и галереи и думаешь: ну, и скучища, а потом, когда меньше всего это ждешь, обнаруживаешь, что невероятно заинтересовался, что можешь использовать для своей жизни, для себя то, что там увидел».
И это действительно так. Каждый музей, каждая выставка интересны, познавательны, нужны – всем и каждому, молодому поколению в особенности. Оттого-то атакуют люди всех возрастов «мильные» музеи, оттого и празднуют так дружно фестиваль родной своей уникальной Мили.
Кстати, праздник этот – ровесник самой Мили. Вот это имя – «Музейная» официально дали ей в начале июня 1978 года. Так что запомните на будущее: каждый второй июньский вторник приезжайте в Манхэттен, оседлав 4, 5 или 6 поезд метро (автобусы этим вечером по 5-й авеню не ходят, так же как и любые автомашины) и присоединяйтесь к многочисленным любителям искусства. У каждого музея бушуют оркестры – да не какие-нибудь, а самые знаменитые, выступают артисты, веселят зрителей циркачи. И каждый музей распахнул свои двери: вход повсюду бесплатный. Вот и спешит увлеченная толпа от двери к двери – поспеть охватить как можно больше, времени ведь не так уж много, всего три часа, с 6 до 9 часов вечера.
У Художественного музея Метрополитен, т.е. Главного музея Америки, вдобавок самого крупного и самого богатого музея мира, очереди нет: слишком просторны бессчетные его залы, и толпа рассасывается в считанные минуты. Именно там, на лестнице у торжественного храмового фасада центрального, благородных пропорций корпуса Мет, как ласково называют свой любимый музей ньюйоркцы, и проходит традиционно церемония открытия праздника. Лишь в прошлом году церемония эта проходила на углу 92-й улицы у великолепного здания Еврейского музея – в честь его столетия. Но в этом июне все возвращается на круги своя, и наш мэр Майкл Блумберг даст старт торжеству на ступенях Метрополитен.
Итак, мы с вами у парадного подъезда Главного американского музея и отсюда начнем увлекательнейшую прогулку по Миле и ее музеям. Что же ждет нас?
Начнем, разумеется, с Мет. Читая нашу газету, вы узнали о ретроспективе живописи и фотоколлажей одного из зачинателей сюрреализма Макса Эрнста, о модернистских скульптурных композициях Сола ле Витта, о потрясающих женскую да и мужскую душу моделях одежды великой Коко Шанель. Да и о постоянной богатейшей экспозиции музея рассказывали мы не раз. А это подлинная сокровищница – шедевры старых европейских мастеров, импрессионистов, лучших художников ушедшего ХХ века... А еще огромные, в анфиладах залов разместившиеся собрания лучших образцов азиатского, китайского, японского, африканского искусства, уникальнейшие коллекции древностей – Египет, Греция, Иудея (золотой трон царя Соломона и его багряная плащаница – неужели не видели?)... Раннее Средневековье, Византия, Ренессанс и, разумеется, искусство американское во всех его ипостасях – ему отдано многоэтажное правое крыло музейного дворца. И – новинка! – Мет стал не в виде исключения выставлять представителей модерна, создается целый раздел новейшего искусства. Вот и одна из первых ласточек: Тони Ойрслер со своими «Преступившими черту климакса».
Когда познакомилась я с этой экспозицией (не для слабонервных), то сразу подумала – климакс переживался тяжко. Мироощущение художника действительно климактерическое, стилистика – деконструктивизм, поэтика разрушения, страх смерти, все ширящаяся в мире истерия. В лоб такое не покажешь, а потому сплошные аллегории: земной шар под прицелом автомата Калашникова, он же, шарик наш, уже полуразрушенный, из каких-то обломков и смятых листов жести составленный (кстати, нечто похожее, честное пионерское, я уже видела у совсем другого «ваятеля»), груда нечитанных книг, черное, почти пиратское знамя, а на нем опять старушка Земля, обвитая ядовитой змеей. И огромный икс, загадка, значит. Ну, не очень. Портрет злокозненного нашего времени. Но вот совсем неожиданно снова шар из сплетенных тел – пластика поразительная. Талант?
А еще в Мет сейчас замечательная разновековая графика, шедевры американских краснодеревщиков Таунсенда и Годдарда, работы опять же американских фотохудожников Фентона и Арбюс. Словом, есть из чего выбрать, на что взглянуть в этот праздничный вечер.
Но вот вы вышли из Метрополитен. Сразу же переходите на другую сторону 5-й авеню. Вам предстоит дальше двигаться только по ней, потому что, кроме Мет и Музея паркового искусства (десятью кварталами раньше начала Музейной Мили), все остальные храмы прекрасного бегут по стороне, противоположной Центральному парку, чья зеленая громада, сдерживаемая изящной чугунной оградой, придает Музейной Миле неповторимый колорит.
Прямо напротив Мет небольшой, но очень значимый Институт Гёте, а по сути, музей немецкой культуры. Еще в тридцатых годах прошлого века основан он был бежавшими из нацистской Германии еврейскими иммигрантами, успевшими спасти немногие книги, рукописи, рисунки, картины и отдавшими их музею: ведь были они взращены немецкой культурой и оставались ей верны. Сейчас здесь более чем любопытная выставка «Открытие Германии» – реализм и модерн, не перешедший границу абсурда.
Движемся дальше Uptown, т.е. в сторону увеличения номеров зданий, и на углу 86-й улицы снова встречаем большой музей немецкого, но на этот раз и австрийского искусства. «Новые галереи» – название повторяет имя одного из популярнейших венских музеев, и оба они посвящены изобразительному и прикладному искусству Германии и Австрии. Нам кажется, что искусство этих германоязычных стран едино. Но это не так. Их направленность, характер, духовная окраска не просто отличны, но порой различаются в абсолюте. Что очень хорошо, с большим знанием и тактом показывает нам музей, кстати, один из самых молодых в Нью-Йорке. Сейчас в «Новых галереях»» вы встретите работы таких замечательных живописцев, фотохудожников, дизайнеров, как Климт, Шиле, Кокошка, Лоос, Гофман, Брандт, великого немецкого художника-антифашиста Макса Бекмана. К тому же именно в день праздника все, кто увлекается искусством вообще и фотографией в частности, смогут увидеть поразительную коллекцию «Портреты века», фотошедевры из музея Альбертина в столице Австрии. Мастерство, экспрессия - на высочайшем уровне. Это фото с техникой 20-х – 30-х !
Всемирно знаменитый музей Гуггенхейма старше «Галерей» эдак на семь десятков лет, он один из трех первых музеев (приоритетно американских) современного искусства. Европа была посрамлена. Финансировал строительство невиданной спроектированной великим Фрэнком Ллойдом Райтом спиральной, ввинчивающейся в небо башни один из богатейших людей Америки талантливый экономист Соломон Гуггенхейм, а вот статус цитадели новейшего искусства подарила музею племянница Соломона Пэгги, это искусство для себя и публики открывшая, всячески поощрявшая и бывшая по сути одним из первых серьезных коллекционеров модерна. Ее коллекция и легла в основу экспозиции музея. За прошедшие годы разрослась она необычайно, вот только совсем недавно к сокровищам добавилось и завещанное музею великолепное собрание Теннхаусера, тоже одного из первых собирателей лучших произведений новейшего искусства, которые вы сможете увидеть сейчас в залах, ответвляющихся от витков спирали, так же, как и целую галерею гениальных философских абстракций Василия Кандинского. Народ валом валит, чтобы увидеть произвольные композиции разнополосатых панно Дэниэла Бурена, объединенных общим именем «Глаз бури». Где сие окно, где ураган - я не углядела, хоть и была предельно внимательна: полоски алые, оранжевые, зеленые, черные – страсть, покой, надежда, горе? А, может, просто обои? Но ведь музей переполнен, и восторги взвиваются к куполу башни вместе с полосками. Боюсь, я что-то недопоняла. Проверьте.
Музей Национальной академии художеств – старейшина Мили, в этом году ему 180 лет. Конечно, начинал он свою боевую деятельность не на 5-й авеню, которой тогда еще в помине не было, в свое нынешнее здание переехал лишь в конце XIX века. В академическом музее выставляются неординарные работы талантливых питомцев этой очень престижной высшей художественной школы. Известна и популярна академическая школа для одаренных детей, среди которых немало и наших иммигрантских ребятишек. Точно так же много нашей молодежи в рядах студентов и выпускников академии. А экспозиция нынешняя – это очень интересные фотопортреты талантливого чернокожего мастера, подписывающего свои работы коротко: Дайсегано.
Музей, или, как часто его называют, Институт дизайна, на углу 91-й улицы свое название оправдывает полностью – он выставляет лучшие работы, находки мастеров прикладного искусства. Утилитарность, удобство, красота, соответствие требованиям времени – вот лозунг этого музея, который мы с вами посещали неоднократно. Вы встретите в роскошных комнатах дворца Карнеги, который тот подарил музею, выставку экстравагантных, оригинальнейшего, дерзкого дизайна тканей – «Высший класс». Это не преувеличение.
Еще квартальчик, и мы у Еврейского музея, который порадует вас прежде всего своей богатейшей постоянной экспозицией, расположившейся в обновленном интерьере двух верхних этажей. Здесь поразят вас виртуознейшим, боговдохновенным исполнением предметы из коллекции иудейских древностей, среди которых есть и раритеты, чей возраст восходит к IV тысячелетию до нашей эры; и талантливейшие серебряные изделия средневековых ювелиров, священные канделябры, короны, венчавшие свитки Торы, чеканные оклады книг... А дальше - шедевры иудаики: Оппенгейм, Пэн, Шагал, Юдовин, Альтман, Каплан; искусство, отражающее трагедию Холокоста. Вы знаете, что благодаря выставкам Еврейского музея мы сумели еще ближе подойти, еще глубже осознать творчество Писсарро, Либермана, Антокольского, Рейнхардта, Кафки, Пастернака, Шагала, Сутина, Кандинского, Готлиба... А сейчас вы можете познакомиться с деятельностью многоталантливого Мориса Сендака, детского писателя, художника-иллюстратора и композитора, и побывать в музыкальных, литературных и политических салонах известных европейских и американских культурных и общественных деятельниц. Захватывающе интересно.
Проскочив мимо двух важных, но в празднестве вот уже который год не участвующих Международного центра фотографии и уникального музея хирургических инструментов и отшагав еще несколько кварталов, окажетесь у замыкающего Милю славного Эль Музео дель Барио, музея латинской культуры, возле которого наверняка услышите зажигательные, страстью заряженные мотивы Южной Америки в исполнении одного из лучших профессиональных ансамблей латинос, а пройдя в залы музея, увидите творение Риверы, Кало, Каварубаса, Портинари... Все они участвовали в ни на одну другую не похожей, но и, как все остальные, кровавой мексиканской революции. О ней и о художниках, ею руководивших, сегодняшняя выставка. А еще: «История Эль Музео».
Наконец-то мы у финишной черты – Музей города Нью-Йорка. Его название сразу определяет и его задачи: как можно полнее рассказать о гремучем нашем мегаполисе, его короткой, но бурной истории, сотрясаемой не волнами, скорее, цунами разнонациональных иммигрантов, которые очень быстро начинают жить «В нью-йоркском стиле». Это и есть название нынешней, очень любопытной выставки, для нашей общины более чем актуальной. Потому что мы теперь ньюйоркцы.
И этот праздник, Фестиваль Музейной Мили, одно из чудес света, воплощает энергию, умение и желание трудиться, целеустремленность и здоровый оптимизм, культурный строй ньюйоркцев, их общность, их духовное начало. Дух Нью-Йорка, столицы искусства и столицы мира, в которой мы заняли достойное место, - в этом «буйстве духа», как называют этот праздник, на который съезжаются люди со всего мира.
Не забудьте, 7 июня, вторник, с 6
до 9.