ОПАСНАЯ НАЖИВКА

Литературная гостиная
№52 (818)

 

Мужчина сидел на берегу реки и наблюдал за двумя поплавками, бесшумно качавшимися на поверхности воды. Ничто не нарушало его покоя, кроме легкого ветерка, доносившегося со стороны леса. Тишина и покой - вот чего ему хотелось, и он наслаждался ими в полной мере.

“Ну вот, - подумал рыболов, - я опять начинаю мыслить, как физик. Никуда не годится - следует внушить себе, хотя бы на один день, что я - простой отдыхающий, человек, которого ничего не беспокоит, и не волнует”.
Сзади раздался звук шагов: кто-то шел со стороны леса. Рыболов оглянулся.

К нему приближался широкоплечий шатен примерно одного с ним возраста, с удочкой в одной руке и полной сеткой в другой. Уловив взгляд “старожила” он приветливо кивнул и осторожно приблизился к ловцу.

- Вам не помешает, если я расположусь поблизости? - осведомился он, подойдя вплотную.
- Пожалуйста, - кивнул тот. - Места тут предостаточно, в отличие от рыбы. Ее - явный дефицит.
- Ничего, приманим, - пообещал пришедший и, расстелив газету, уселся на нее.

Он долго колдовал над своим рыбацким снаряжением, прежде чем закинуть крючок с наживкой.
- А вот теперь посмотрим... Вы не возражаете, если я разбросаю вокруг немного хлебных крошек?
- Считаете, привлекает?
- Еще как! Крупные, конечно, не пойдут, но мелочь всякая будет счастлива, а начинать, как известно, надо с мелочи...
- Я не особенно хорошо разбираюсь в рыбалке, - признался “старожил”, - знакомые посоветовали отдохнуть на лоне природы. А чтобы совершенно не заскучать - посидеть с удочками. Яков!
- Борис! - протянул руку второй. - У нас как в том анекдоте: “И вы тоже? И я, конечно!”

Оба посмеялись над нехитрой шуткой. Затем второго привлек внимание его зашатавшийся на мгновение поплавок, и он начисто позабыл о существовании соседа.

Но это был ложный сигнал. На крючке сидел жирный червяк и никто на него не покушался.
- Вот ведь не везет, - сказал он то ли соседу, то ли самому себе. - Надо было заранее прикормить место, а потом уже ловить. Я обычно так всегда делаю, но тут оказался в гостях у знакомых, они сказали об этой речке... А вы, наверное, живете неподалеку?
- Да. Довольно близко.

Второй посмотрел на газету под собой.
- Читали о новых испытаниях американцев? Все норовят вояки превзойти нас по своим бомбам в несколько раз...
- Я стараюсь не интересоваться политикой, - ответил Яков. - У меня достаточно собственных забот.
- Напрасно, политика - очень интересное занятие, - заметил Борис. - Раньше, во времена Сталина, все было закрыто и замуровано от народа, а сегодня, в середине пятидесятых, какую газету не возьмешь - все привлекает внимание. Те же американцы тоже по-разному воспринимаются. Вот я читал, кажется, в “Известиях” недавно очерк о США - и очень, знаете ли, толково написано. И что плохого у них, и что хорошего. Пропаганды, как таковой, почти нет.

Яков только покачивал головой, слушая соседа. Рыбалка, в качестве способа отдыха, начинала ему надоедать.
Он посидел еще минут десять и стал собираться.
- Уже уходите? - удивился Борис, наблюдая за ним. - Зря! Самый клев вот-вот начнется...
- Просто мне пора, - ответил Яков и встал со своего места. - Приятно было познакомиться! Всего доброго!
- И вам - наилучшего! - кивнул сосед, полностью сосредоточившись на своем поплавке.
 
* * *
Вернувшись в институт, расположенный в нескольких одноэтажных строениях, раскинутых на довольно большой площади, Яков направился не в свой кабинет, а в другую сторону.

И, прежде чем войти, постучал два раза по табличке с номером.
- Добрый день, Яков Борисович! - сказал человек в форме офицера госбезопасности и привстал со своего стула.
- Здравствуйте, Петр Иванович, - улыбнулся вошедший. - У меня к вам одна маленькая просьба.
- Все, что угодно, товарищ академик, - ответил хозяин кабинета. - Садитесь, прошу вас.
- Дело в том, что я решил сегодня порыбачить, поддавшись уговору коллег, видящих в этом занятии чуть ли не смысл жизни.

И, представьте себе, ко мне подошел ваш сотрудник. Тоже, между прочим, рыбак. Затеял какой-то странный разговор проверочного свойства: об Америке, бомбах, и всем прочем, рассказал анекдот сомнительного содержания... Если эта инициатива исходила от вас...

- Как можно, товарищ академик! - вскочил офицер. - Сотрудник действовал исключительно по собственному желанию. Да кто бы ему позволил подобное! Просто я тут человек новый, он - тоже, мы еще по настоящему не вошли в работу, отсюда и всякие ляпы, за которые краснеть приходиться и слушать от вас нотации. А еще, не поймите меня неправильно, если вы доложите наверх, то... сами понимаете... Смилуйтесь, Яков Борисович, а я этому наглецу рыло начищу!

- Ну, зачем же, - сказал Яков. - Может, человек хотел сделать что-то полезное, а вы его сразу и...
- Очень было заметно? - поинтересовался хозяин кабинета. - Сразу вычислили?

Академик кивнул.
- Извините, - развел руками офицер. - Не умеют еще люди работать в новых условиях. Сами знаете, какие нынче времена - перестраиваться на ходу приходится.
- На ходу, - вздохнул ученый. - И не только вам, заметьте. Всего доброго!
- Яков Борисович, - приоткрыл ему дверь чекист, - а как же все-таки с Америкой? Не упустим в скорости, сравняемся? 
- Если вперед не выйдем, то обязательно догоним, - улыбнулся Яков. - А вы сами рыболов, Петр Иванович?
 
- Терпеть не могу, - признался тот.
- Значит, мы найдем общий язык, - улыбнулся академик Зельдович.
 
* * *
Деятельность Якова Борисовича Зельдовича, работавшего под руководством Курчатова и Харитона, стала неоценимым вкладом в достигнутый в конце 1958 года Международный мораторий на ядерные испытания. 
Первый в истории человечества...

Ян ЗАРЕЦКИЙ