"Самые счастливые женщины" из хвостовой части вагона

В мире
№52 (818)

 

Арье Дери, бывший министр внутренних дел Израиля и экс-лидер ШАС, партии религиозных сефрадов, выходцев из стран Северной Африки и Азии, в своем недавнем интервью одному из телеканалов попросил прессу не жалеть женщин из ультраортодоксальных семей: «Я хотел бы успокоить всех, кто так тревожится в связи с якобы ужасным положением женщин в религиозном секторе и рвется их защищать. Могу утверждать с полной ответственностью: религиозные еврейки – самые счастливые женщины на земле».

Эти слова о счастье из уст политика, раввина и бывшего обитателя "министерской" камеры в тюрьме "Маасиягу", где он отбыл четыре года заключения за коррупцию, прозвучали не случайно. В последнее время в стране ширится движение протеста против сегрегации женщин в религиозном секторе. "Самые счастливые женщин на земле" выглядят в Израиле самыми бесправными, у чего есть масса проявлений. Были они и раньше, но ультраортодоксы не выпячивали отношение к женщинам, оставляя все это внутри общины. Сегодня же они демонстративно предъявляют израильскому обществу свои требования: "Прекратите нам указывать, примите наши правила, иначе мы устоим вам такое, что мало не покажется!"
Самый свежий пример. На местных выборах в Иерусалиме в середине декабря 2011 года ультраортодоксы выдвинули улитиматум: либо голосование пройдет так, как считают нужным раввины, либо выборы будут сорваны. Главным требованием было раздельное голосование: женщины должны входить на избирательные участки тогда, когда там не будет мужчин, и опускать бюллетени в отдельные урны. Разве что на кабинках и не будет букв "М" и "Ж". Причем, за соблюдением такого порядка будут следит не какие-то там независимые наблюдатели, но "стражи скромности" - строгая религиозная "полиция нравов". И мэру города Ниру Баркату, запретившему было раздельное голосование, пришлось смириться с этим вопиющим нарушением Закона о выборах. В противном случае, бойкот кампании в кварталах Геула, Ха-Бухарим и Меа-Шеарим сделал бы недействительными выборы по всему городу и на пять лет оставил ряд районов столицы Израиля без органов общественного самоуправления.

Правда, уже назавтра после выборов начальник Иерусалимского округа полиции, генерал-майор Нисо Шахам распорядился расследовать факты половой сегрегации в ходе выборов в ультраортодоксальных кварталах столицы. Но это скорее жест, чем реальный шаг власти. Можно не сомневаться, что ни один из раввинов – нарушителей закона наказан не будет, ибо никому не хочется повторения безобразного шабаша прошлого года, когда ультраортодоксы в ходе массовых беспорядков  в Иерусалиме били и крушили все подряд, жгли машины и магазины, избивали солдат и полицейских. И еще в одном можно не сомневаться: порядок выборов в стране изменен отныне и навсегда. Теперь в религиозных кварталах женщины не будут допускаться на избирательные участки, пока там голосуют мужчины. Эта, с позволения сказать, "победа на выборах" пополнила длинный список поражений, которые терпит израильская демократия от религиозных фанатиков.
 
Еще не стихли окончательно отголоски скандала, разразившегося на церемонии поминовения павших воинов ЦАХАЛа. Это, напомним, когда религиозные солдаты и офицеры встали и покинули место проведения мероприятия в знак протеста против того, что на сцену вышел военный хор, в составе которого были девушки. Они заявили, что иудейская традиция строжайше воспрещает верующему еврею слушать женское пение, и нарушать предписания Торы их не может заставить никто и ничто. За этот демарш, фактически сорвавший торжественную церемонию, командование решило примерно наказать виновников скандала, что вызвало резкую реакцию религиозного истеблишмента. Короче, и тут тоже ничего у власти не получилось, как и в случае с выборами. 

Религиозные круги упорно навязывают израильскому обществу свои понятия о чести и достоинстве, о морали и нравственности. В Иерусалиме есть улицы, по которым мужчины и женщины должны идти исключительно по разным сторонам. Причем, перебегать на другую сторону, едва завидев идущего мужчину, обязана именно женщина. А в квартале Керен Авраам пошли еще дальше, отведя мужчинам один из двух параллельных переулков, а женщинам – другой.  По городу курсируют рейсовые автобусы, в передние двери которых можно заходить только мужчинам, а женщины должны попадать в салон через заднюю дверь и сидеть на последних сиденьях. Светская израильтянка или несведущая туристка, случайно севшая в такой автобус и занявшая место рядом с мужчинами, рискует быть оплеванной и даже избитой. При этом водитель вряд ли вмешается в конфликт. Как не вмешивается и государство, в общественном транспорте которого происходят эти возмутительные вещи. Предпринимаемые правозащитными и феминистскими организациями акции протеста, вроде той, что прошла недавно в столице под девизом "Автобус – не синагога!", большого толка не дают. Ну, договорились в социальных сетях несколько сот женщин, вышли группами на автобусные остановки, "взяли штурмом" передние двери автобусов "кошерных" маршрутов. Получили свою порцию оскорблений и засветились на газетных полосах и в телерепортажах. А "дискриминация на колесах" как уверенно двигалась вперед, так и движется. 

Не выдерживают критики возражения типа: "Не надо преувеличивать, ведь все это происходит только в районах компактного проживания ультрарелигиозных иерусалимцев!" Во-первых, разделенные автобусы ездят по всему городу, во-вторых, районы "харедим" - это пока не закрытые от любого постороннего глаза гетто, а в-третьих, мракобесие сегодня воцаряется не только там, но успешно проникает и в сферы, которые всегда считались оплотом либерализма и демократии.

Университеты везде называют "островами свободы". Но только не в Израиле. В спортивном комплексе Еврейского университета в Гиват-Раме вход женщинам в бассейн закрыт, если в нем купаются мужчины. Мужчины же могут посещать бассейн и в "женские часы". То же самое происходит в Технионе - техническом университете  в Хайфе. В этом вузе тренажерный зал также работает по принципу: "Девочки налево, мальчики - направо".

Да что университеты! В самом Кнессете есть тренажерный зал, где набираются сил и снимают напряжение уставшие от борьбы за торжество демократии "слуги народа". Так вот, из 60 часов в неделю, когда этот зал открыт, 30 закреплено только за депутатами-мужчинами и 30 – только за их коллегами женщинами. И попасть туда не в свое время ни те, ни другие не могут. 

Апофеозом капитуляции власти стало на прошлой неделе заседание межминистерской комиссии по статусу женщины. На нем как раз должны были обсуждаться меры по борьбе с сегрегацией женщин в израильском обществе. Поднявшая эту тему председатель комиссии, министр культуры и спорта Лимор Ливнат оказалась единственным членом правительства, явившимся на заседание в назначенный час. Позже подошел министр образования Гидеон Сар. И они остались в зале заседаний вдвоем: более ни один из министров – членов комиссии на заседание не явился. Бени Бегин, министр без портфеля, глава министерства по делам иммиграции и интеграции Софа Ландвер, министр экологии Гилад Эрдан объяснили свое отсутствие неотложными делами, личными обстоятельствами и прочими "уважительными причинами". И уж совершенно понятно, почему проигнорировал заседание министр по делам религий  Яаков Марги. Кому же захочется портить отношения с могущественными религиозными партиями, считающими недопустимым обсуждение вопросов систематического и углубляющегося нарушения гражданских прав женщин! 

Именно тут и зарыта собака! Дискриминация по гендерному признаку, прикрываемая верой, это - принципиальная позиция ультрарелигиозных партий, входящих в нынешнюю правящую коалицию. Без них, как бы малочисленна ни была каждая из фракций, не может существовать ни одно правительство Израиля. Любой их "взбрык" неминуемо ведет к падению кабинета и новым выборам. А расставаться с властью из-за каких-то там поющих солдаток, из-за поделенных надвое автобусов и улиц, из-за купающихся раздельно студентов и студенток и даже из-за своих собственных занятий в тренажерном зале, работающем по расписанию поселковой бани, израильские парламентарии не хотят. Вот и приходится светочам "единственной демократии на Ближнем Востоке" терпеть и притворяться. 

Впрочем, можно и, не делая ничего, выглядеть горячими и решительными "борцами с мрачным средневековьем". За день до сорванного заседания комиссии президент страны Шимон Перес провозгласил: "Ни один мужчина не имеет права указывать женщине, где ей сидеть!" А глава правительства Биньямин Нетаниягу заявил: "Я категорически осуждаю это явление, за сегрегацию выступает лишь малая часть общества". И что, послушались их те, кто успешно проводит идеи сегрегации женщин в жизнь? Но вот если бы автобусные кооперативы, в значительной мере содержащиеся за счет налогоплательщиков, не разрешили "кошерные" маршруты, если бы мэрии наложили крупные штрафы на местные советы, делящие улицы на "мужские" и "женские", если бы хозяева "раздельных" бассейнов и тренажерных залов оказались под судом? И если бы всей этой "воспитательно-разъяснительной" работой руководили те, кому это положено – законодательная, исполнительная и судебная власти, тогда бы разгул современного мракобесия вряд ли захлестнул Израиль. Но ничего такого не происходит: все боятся поссориться  с ульрарелигиозными партнерами.

А израильские женщины? Что женщины? Они стерпят, они же терпеливые! Терпит и власть, если конечно, она до сих пор не поняла, что наступление религиозного фанатизма на израильскую демократию и исламские революции в соседних арабских странах – явления близко родственные. Но это – отдельная тревожная тема…