ТрагедиЯ тихоокеанского лососЯ

Природа и человек
№24 (477)

В конце прошлого месяца судья Джеймс Редден из федерального окружного суда города Портленд в штате Орегон вынес решение о том, что администрация Буша намеренно исказила в своем отчете данные о том огромном вреде, который наносят диким лососевым и другим видам рыб 14 федеральных плотин и гидроэлектростанций, возведенных на протекающих в северо-западных районах Соединенных Штатов реке Колумбия и ее крупнейшем притоке Снейк. В том же постановлении судья указал, что нынешнее правительство явно уклоняется от выполнения своих обязательств по охране биологических видов, которым грозит полное уничтожение.
Тяжба по этому поводу между властями и населением северо-западных штатов имеет долгую, более чем полуторавековую, историю. Еще в 1848 году граждане Орегона, озабоченные состоянием запасов лосося в своих реках, предложили включить в территориальную конституцию пункт о защите его мест обитания. И уже тогда этот проект предусматривал создание условий для прохода рыбы через все будущие плотины.
К концу XIX века, задолго до строительства первой из них, на реке Колумбии наступает резкий спад в добыче рыбы - количество пойманного лосося уменьшается более чем вдвое. Тем не менее официальный представитель Соединенных Штатов Джорж Браун Гудс, не стараясь хоть как-то обосновать свое заявление, сообщает Всемирному Конгрессу по рыбной промышленности, что лосось в этом регионе находится под полным контролем специалистов. При этом Комиссия США по рыбоводству ссылается на рыбоводные заводы, доказывая, что легче увеличить запасы рыбы посредством искусственного размножения, нежели регулируя ее промысел.
Первый рыбоводный завод на реке Колумбии был построен производителями консервов, чтобы увеличить снижающиеся запасы рыбы. А в 1909 году в Орегоне сооружается Центральный рыбоводный завод (позже названный Бонневильским). Проклюнувшиеся икринки и мальки, которых здесь выпускалось до 60 миллионов в год, распределялись по всему бассейну реки Колумбии и за его пределами.
В 1930-е годы на Колумбии начинают строить гидроэлектростанции. Плотина первой из них Рок Айленд создала немалые трудности для прохождения нерестящейся рыбы. А на второй плотине – Бонневилль, проектировавшейся Армейским инженерным корпусом, пути для прохода рыбы поначалу вообще не предусматривались. Через десять лет завершается строительство плотины Гранд Кули, почти полностью перекрывшей подходы рыбы в Колумбию и уничтожившей более тысячи миль мест обитания чавычи, нерки, лосося в верхнем течении этой реки. Позже плотины на Колумбии и ее притоках возникают одна за одной. Вскоре молоди лосося, чтобы скатиться в океан, приходилось преодолевать только на Колумбии и ее главном притоке Снейк восемь плотин.
Одновременное увеличение в два раза числа рыбоводных заводов по воспроизводству лосося не изменило тенденции снижения его численности, характерной для предыдущих лет. Несмотря на это, управляющие рыбной промышленностью заявили, что программа рыбоводных заводов выполняется успешно.
Но порочную практику выпуска искусственно разведенной рыбы в неродные для неё реки и ручьи биологи заклеймили еще в первой половине прошлого века.
Механически перенося сельскохозяйственные подходы на рыборазведение, люди “засевали речную ниву” родившимся на заводе генетически однородным лососем. Попадая в чужую для них реку, мальки не только имели мало шансов выжить, но и отнимали пищу, занимали нишу обитания своих диких кузенов, уменьшая их численность и уничтожая ту самую популяцию, которую люди пытались спасти. Именно это и происходило на реках тихоокеанского побережья Америки, которые теряли лосося из-за этих непродуманных и научно необоснованных действий.
В результате Национальной службе морского рыболовства пришлось в 1998 году занести популяцию дикого лосося в бассейне реки Колумбии в список видов, находящихся под угрозой исчезновения.
...Постановление, вынесенное федеральным судьей Джеймсом Редденом в ответ на иск защитников окружающей среды, рыболовецких групп и местных индейских племен, требует от администрации Буша в течение следующих десяти лет выделить 6 миллиардов долларов на строительство специальных каналов и гидросливов для беспрепятственного прохода рыбы через плотины. “Мы приветствуем это решение, - сказал один из руководителей Национальной федерации охраны дикой фауны Джон Кобер. - То, что собиралась сделать администрация Буша, было, по существу, попыткой переписать действующий “Закон о вымирающих видах”, игнорируя при этом самые вопиющие его нарушения”.
К мнению Кобера присоединился и Чарльз Хадсон из Межплеменной рыболовецкой комиссии, представляющей четыре индейских племени, обладающие правами на ловлю рыбы в реке Колумбия: “Он (Буш), не скрывая своих намерений, атакует федеральную политику восстановления популяции лосося в наших водоемах”.
Против “неудобных” положений “Закона о вымирающих видах” выступают сейчас в северо-западных штатах страны и многие видные однопартийцы президента - республиканские губернаторы и члены Конгресса, представляющие интересы горнодобывающей и лесозаготовительной промышленности.
К сожалению, принятым судебным постановлением решаются далеко не все проблемы этого региона. Те же самые истцы жалуются на неправильное распределение в граничащих друг с другом штатах Орегон, Вашингтон и Айдахо водных ресурсов, особенно тогда, когда нормы потоков во время ежегодной миграции годовалой рыбы определяет Армейский инженерный корпус.
Справедливое судебное решение этого вопроса могло бы изменить баланс власти на реках и положить конец постоянному столкновению интересов компаний-производителей гидроэлектроэнергии, фермеров и владельцев ранчо, индейских племен и представителей коммерческого рыболовства, каждый из которых хочет иметь свою долю местных водных запасов.
В ноябре прошлого года Национальная служба по определению морских рыбных ресурсов, подчиненная Национальной администрации по океану и атмосфере (NOAA), утверждала в своем отчете, что плотины на северо-западе страны являются “неизменной частью пейзажа” и что обязательства этого агентства по отношению к рыбе распространяются только на те мероприятия, которые оно может контролировать.
Судья Редден увидел в таком подходе лазейку, с помощью которой администрация пытается успокоить общественное мнение, сняв с себя ответственность, возлагаемую на нее “Законом о вымирающих видах”. “Как интерпретирует NOAA, - записал он в решении суда, - агентство сможет освободить себя от ответственности, сославшись на то, что даже те действия, которые несут рыбе смертельную угрозу, будут рассматриваться им как “неконтролируемые”.
Постановление суда было вынесено тогда, когда количество лосося, возвращающегося весной к его нерестилищам, оказалось неожиданно низким, что вызвало большое беспокойство в рыболовецких кругах. Специалисты по экологии и рыболовству считают, что это поколение рыбы пострадало от снижения зарегулированных плотинами речных стоков, что чрезвычайно затруднило проход рыбы к морю.
В ответ на это обвинение чиновники регионального офиса NOAA и Администрация гидроэлектростанции Бонневиль на реке Колумбии в штате Орегон возлагают вину за рост численности “невозвращенцев” на такие “объективные” причины, как изменение температуры воды в океане и разрушение морской пищевой цепи, которая поддерживает жизнь этих видов рыб.
Понятно, что такие правительственные организации, как Национальная служба по определению морских рыбных ресурсов, Бюро мелиорации и Армейский инженерный корпус, “выразили разочарование” решением орегонского судьи и заявили, что будут консультироваться с адвокатами с целью его нейтрализации. А представители Администрации гидроэлектростанции Бонневиль на реке Колумбии, как и следовало ожидать, предупредили население штата о том, что в случае окончательной победы экологических и рыболовецких групп цены на электроэнергию могут взлететь здесь “до небес”.