Спасение Европы

Факты. События. Комментарии
№25 (478)

«Кулаков мы раскулачим, кунаков мы раскуначим, а с коряками тоже что-нибудь придумаем!».
(В. И. Ленин в исполнении И.Угольникова, «Оба-на»)


Примерно год назад, когда волна ажиотажа вокруг только что написанного и сданного «под ключ» текста Конституции Евросоюза лишь набирала силу, Йошка Фишер на вопрос журналиста о том, как поступит новая, объединенная и расширенная Европа с теми народами-европейцами, которые вдруг да не захотят принимать Основной закон, ответил коротко и решительно: «Кто против – тех вон!». Предполагаемым странам-оппозиционерам, таким образом, могло сильно не поздоровиться: большой и могучий вице-канцлер Германии угрожал выставить их из Сообщества... Сегодня, после того как свои «Non!» и «Nee!» выразили на референдумах французы и голландцы, конечно же, ни немецкому правительству, ни кому-либо еще в Европе и в страшном сне не пригрезится идея вышвырнуть из ЕС две страны-основательницы. В конце концов, эти два народа, по сути, всего лишь «оформили» опасения, давно уже беспокоящие умы европейцев – Евросоюз чаще и чаще начинает казаться его гражданам все более бюрократически-отстраненным, все более безграничным (не в смысле «огромный», а в смысле «с размытыми границами») и прежде всего, все более дорогим для отощавшего кармана среднего европейца. Однако далеко не все руководители стран ЕС вняли грозному предупреждению. Тот же Фишер, выступая недавно в берлинской American Academy, на вопрос по поводу возможного проведения референдума о признании Конституции Евросоюза в Германии, заявил: «Европейская идея всегда была движением демократических элит, а не революционным порывом народов». В смысле, идите, граждане, куда вас «зеленая» элита ведет, а всякие революционные идейки насчет референдума выбросьте из головы.
Если ориентироваться на существующий европейский правовой базис, проект «Евроконституция» можно считать сорванным. Однако немецкий канцлер Герхард Шредер вместе с президентом Франции Жаком Шираком, председателем Еврокомиссии Жозе Мануэлем Барросо и спикером Европарламента Хосепом Боррелем в один голос настаивают на продолжении процесса ратификации в 13 еще не проголосовавших странах – может быть, не сразу, а после некоторой паузы, как намерены договориться на саммите ЕС руководители европейских стран и правительств – однако высказаться должны все члены Сообщества. Зачем? В самом ли деле ради «демократического права голоса» для всех, кто не успел проголосовать? Звучит неплохо, однако в тылу этой красиво сформулированной «идеи-погремушки» все четче прорисовывается другая мысль – не мытьем, так катаньем найти способ «обойти» французское и голландское «нет» (а заодно – и возможные «нет» других европейских народов) и силком притащить революционный плебс туда, куда ведет его демократическая элита – к торжеству Конституции, к централизации того, что сегодня пока еще с долей иронии называют «Соединенными Штатами Европы». Ради этой благородной цели канцлер тонущей в долгах Германии даже щедро предлагает испытанную панацею – деньги.
До сих пор возглавляемый Германией и Францией так называемый «европейский клуб шести» (имеются в виду шесть стран, выплачивающих в кассу ЕС наибольшие денежные взносы) настаивал на том, чтобы взносы в бюджет Евросоюза не превышали 1% от бюджетов его членов, однако теперь Шредер не возражает прибавить пару миллиардов «сверху». Опять-таки, социологические опросы в Германии недвусмысленно указывают, что сами немцы совсем не в восторге от подобной щедрости своего канцлера, однако демократическую немецкую элиту такие мелочи не особенно волнуют. Впрочем, на увеличение выплат Шредер, по крайней мере, официально, согласен лишь с одним условием: если Великобритания откажется от выторгованной еще Маргарет Тэтчер «скидки» и станет платить свои взносы в полном объеме. «Никаких проблем! - заявляет британский премьер-министр Тони Блэр. - Мы и так платим вдвое больше, чем Франция, однако мы готовы отказаться от скидки, если французы откажутся от части европейских дотаций в собственный агропромышленный комплекс!». Вся эта торговля выглядит весьма запутанно, так что для простоты понимания ситуации не лишне будет сделать пояснение: скорее на Британские острова вторгнутся полчища татаро-монгол под предводительством воскресшего Чингис-хана, чем французы откажутся от европейских дотаций. Во Франции, подарившей Европе понятия свободы, равенства и братства, глас народа по-прежнему перевешивает мнение демократических элит, что он, народ, и продемонстрировал еще раз своим референдумом. Так что Блэр с тем же успехом мог выдвинуть в качестве условия для увеличения британских платежей хотя бы тот же концерт художественного свиста пресловутого рака на горе.
Что ж, на худой конец, Шредер готов увеличить приток немецких денег в европейский бюджет и в одиночку – не только без поддержки своих коллег из Франции и Великобритании, но и даже вопреки протестам самих немцев. Если, конечно, успеет – в конце концов, он сам предложил провести в своей стране досрочные выборы в Бундестаг, а по их результатам Шредер вряд ли останется во главе демократической элиты. Его же соперница, председатель Христианско-демократического союза Ангела Меркель, уже сейчас заявила, что при ней любая передача немецких полномочий Брюсселю должна будет приниматься двумя третями голосов депутатов обеих палат парламента ФРГ.
Следует особо подчеркнуть еще один важнейший момент: саму идею европейской централизации, идею своего рода «страны Европы» граждане Евросоюза ни в коем случае не отвергают – наоборот, ее поддерживает подавляющее большинство. Однако процесс этого обьединения должен идти, по мнению европейцев, другими путями, и прежде всего – без спешки. В конце концов, идею пан-Европы высказывали политики еще столетие назад (помните бессмертное ильф-и-петровское «Бриан – это голова!»? Вот как раз министр иностранных дел Франции образца 1920-х годов Аристид Бриан и сформулировал «пан-Европу»), так почему бы не дать ей созреть окончательно, не торопиться срывать зеленый еще плод демократии?