Преступления высокие и низкие

Кинозал
№16 (312)

Одной из главных своих задач мы, журналисты «Русского базара», считаем разоблачение мифа о нашей иммиграции как о якобы состоящей из одних жуликов, рэкетиров и девушек легкого поведения. Немало статей в нашей газете посвящается тем высотам, на которые удалось подняться выходцам из республик бывшего СССР, о тех успехах, которых добиваются наши люди в самых разных областях американской науки, медицины, техники, искусства. К сожалению, рубрика «Кинозал» таких возможностей до сих пор предоставляла мало, так как сделать полноценную карьеру в Голливуде из всех наших удалось, пожалуй, только Андрею Кончаловскому. И вот на этой неделе в широкий прокат вышел фильм, снятый одной из крупнейших киностудий «ХХ век Фокс» по сценарию бывшего москвича, а ныне жителя Лос-Анджелеса Юрия Зельцера. Мы связались с ним по телефону, и наш разговор стал не простым интервью, а уникальным рассказом о «кухне» современного американского кино, о закулисной, так сказать, стороне Голливуда, увидеть которую простым смертным почти никогда не удается.
Фильм называется «High Crimes», что перевести на русский не так-то просто. Под «высокими» в США подразумеваются преступления против государства - измена, попытка государственного переворота, заговор. Хочу предупредить заранее, что, поскольку речь пойдет о закрученном детективе, а мне придется раскрыть немало ожидающих зрителя неожиданных поворотов сюжета, прежде чем читать эту статью, надо обязательно посмотреть сам фильм - иначе все впечатление может оказаться испорченным.
Но сначала несколько о Юрии. Он родился в 1962 году в Москве, в 1981 году приехал в США с мечтой о работе в кино (режиссером, по его собственному признанию, он хотел стать с тех пор, как в возрасте 4 лет увидел свой первый в жизни фильм). Закончил Киношколу Нью-Йоркского университета (где учился у Бориса Фрумина), потом - суперпрестижный Американский институт кино в Лос-Анджелесе. По своим собственным сценариям поставил три фильма - «Eye of the Storm», «Playmaker» и «Black and White», что уже само по себе можно считать колоссальным достижением. Но все же то были фильмы независимые, с соответствующими бюджетными и техническими ограничениями, а «High Crimes» - это уже полномасштабный студийный проект, в котором заняты настоящие суперзвезды, - Эшли Джадд и Морган Фримен.
Джадд играет идеал современной американской женщины. Клер Кьюбик - блистательный адвокат, живет в роскошном доме под Сан-Франциско, замужем за красивым и любящим ее человеком. Правда, счастье это длится всего несколько экранных минут, а собственно говоря сюжет начинается с того, что ФБР арестовывает ее мужа Тома. Его обвиняют в том, что более 10 лет тому назад, он в составе взвода морских пехотинцев принимал участие в карательной операции в одной сальвадорской деревушке, где ни за что, ни про что расстрелял 10 мирных жителей - в основном женщин и детей. После этого, утверждают его обвинители, опасаясь возмездия, Том дезертировал из армии, вернулся в США, сменил имя и ни словом не обмолвился о своем бурном военном прошлом своей молодой жене. Она принимала его просто за успешного строительного подрядчика.
Таковы официальные обвинения, но Том настаивает на своей невиновности. По его словам, убил сальвадорцев совершенно другой морпех, а покровительствовавший ему высокопоставленный генерал приказал свалить все на него. Попутно выясняется, что военным действительно было что скрывать: охотясь за сальвадорскими повстанцами, они убили трех американских студентов, да и вообще им нужен был «козел отпущения» за совершенное в деревушке преступление. Клер понимает, что, кроме нее, никто не поможет Тому выпутаться из этой переделки, и решает сама вести его судебный процесс. Проблема тут только в том, что она слабо разбирается в работе военных трибуналов и ей нужен помощник. Его она находит в лице некогда служившего в морской пехоте адвоката Чарли Граймза (знаменитый актер Морган Фримен), который как раз прекрасно осведомлен о всем, на что способны военные, когда им нужно скрыть следы своих преступлений. «Военное правосудие имеет такое же отношение к правосудию, какое военная музыка имеет к музыке», - говорит он.
Весь фильм построен на упорных попытках Клер и Чарли преодолеть множество возникающих на их пути преград и опасностей и распутать этот клубок противоречий. Писать сценарии такого типа невероятно сложно, потому что каждый зритель считает своим прямым долгом разгадать загадку до того, как это удастся сделать главным героям. А зрители сегодня пошли опытные и искушенные, все приемы им хорошо известны и провести их с каждым фильмом становится все труднее и труднее. Тем не менее я, должен признаться честно, отгадать, чем кончатся «Высокие преступления», так и не смог. Поэтому и наш разговор с Юрием Зельцером начался как раз с того, как создавалась основная структура сюжета, кто придумывал все неожиданные повороты.
- Сценарий мы писали вдвоем с моей женой Кэри Бикли по роману Джозефа Финдера. Основа интриги, конечно, принадлежит ему, но изменения были сделаны огромные, потому что фильм - это все-таки не книга, автор которой не ограничен жесткими двухчасовыми рамками, в которые надо вместить всю историю, всех героев, все их взаимоотношения и всю интригу. Во-первых надо сказать, что для нас главным преступлением, которое совершает Том, было вовсе не то, что случилось с ним в Сальвадоре, а то, что он обманывал Клер. Главный вопрос для нас состоял в том, что теоретически любой человек может в один прекрасный день узнать, что кто-то из самых близких людей - вовсе не тот, за кого он или она выдавали себя долгие годы.
К тому моменту, как книга Финдера попала к нам в руки (а произошло это через продюсера Дженет Янг, с которой я познакомился во время работы над одним проектом в компании Оливера Стоуна), одну попытку дословно экранизировать роман студия уже предприняла, и закончилась эта попытка полным провалом. Мы должны были придумать какой-то совершенно новый подход, иначе наши услуги были бы никому не нужны. Так что начали мы с того, что внесли значительные изменения в сюжет, убрали нескольких героев, придумали своих, разработали совершенно новые взаимоотношения между ними. Например, полностью изменили внешность главной героини, сделали ее не профессором Гарвардского университета, а адвокатом, выкинули дочку Клер и Тома.
- А еще какие-нибудь примеры ты можешь привести?
- Достаточно сказать, что в романе Чарли Граймз был второстепенным героем. Помогал Клер другой следователь, а Чарли появлялся буквально в нескольких сценах. Мы же сделали его одним из двух главных действующих лиц, причем писали его образ, представляя в этой роли именно Моргана Фримена. К тому же в первой версии сценария Граймз в конце погибал, и Клер оставалась одна. Ну и потом была переделана вся структура интриги - ее надо было сделать не литературной, а кинематографичной. Например, вся история с убийством американских студентов, которая является ключевой для сюжета, была придумана нами. Также нам надо было найти «занятие» для Тома - ведь почти весь фильм он проводит в тюрьме. Таких примеров множество, хотя первый вариант надо было написать всего за три месяца.
- Как сценарий превращается в фильм? Ведь речь идет об огромном капиталовложении - кто решает, что вот этот сценарий мы будем снимать, а этот - нет?
- Решает студия. Многое зависит, конечно, от качества сценария, но не меньшее значение имеет и то, удается ли заинтересовать им кого-то из знаменитых актеров и режиссеров. Дженет Янг хорошо знакома с Карлом Франклином (постановщик таких фильмов, как «One False Move» и «Devil in a Blue Dress.» - А.К.). Она показала ему сценарий, и он ему очень понравился
- Он вносил какие-нибудь изменения?
- Довольно незначительные. Он хотел поменять профессию Тома, перенести действие в Калифорнию и вернуть героям дочку. Все это мы сделали во втором варианте. Сценарий разослали по студиям, в двух местах он понравился. Чтобы повысить ставки, продюсеры показали сценарий Эшли Джадд. Оказалось, что она уже давно хотела поработать с Франклином, а ее участие автоматически гарантировало договор с крупной компанией - ведь ее гонорары исчисляются миллионами.
Потом оказалось, что Джадд дружит с Фрименом, с ним она играла в фильме «Kiss the Girls». Когда было получено его согласие, дирекция студии тут же заявила, что Граймз погибнуть не может. Сценарий надо было снова переписывать, причем серьезнейшие изменения надо было вносить в финал. Студия также потребовала опять убрать дочку. Вообще надо сказать, что конец меняли несколько раз, но в конечном итоге все вернулось именно к тому варианту, который предлагали мы. В общей сложности на всю эту работу ушло полтора года.
- Фильм идет с огромным успехом. За первый уик-энд проката он собрал в кинотеатрах уже 15 миллионов. Самый знаменитый кинокритик США Роджер Иберт сравнил его с шедевром Куросавы «Расемон», где одна и та же история тоже излагается с совершенно противоположных точек зрения. При этом многие отмечают некоторую антимилитаристскую направленность картины, что в царящем сегодня климате может показаться, мягко говоря, странным.
- Нельзя забывать, что сценарий был написан и снят задолго до событий 11 сентября. Естественно, если бы он попал на студии сегодня, никто и ни за что не согласился бы его делать. Когда по телевидению только начали показывать рекламные ролики, сначала в них были военные сцены, но очень скоро ролики переделали, убрав все упоминания об армии. В любом случае, для нас, как я уже говорил, главным было не военное преступление, а преступление против любви. Мы писали сценарий именно об этом.
- Участие в проекте такого масштаба, с такими звездами, с таким бюджетом - это, естественно, огромный шаг в профессиональном развитии. Какие теперь планы?
- В самом ближайшем будущем начнутся съемки фильма «Проект Ельцина» по моему сценарию. Это - история президентских выборов 1996 года и группы американских политтехнологов, которые внесли в победу Ельцина очень весомый, если не решающий, вклад.
- А сам что ты собираешься снимать?
- На очереди фильм «Неизвестный», действие которого разворачивается в Нью-Йорке и отчасти связано с «русской» общиной. Много и других планов, но о них пока рановато рассказывать.

* * *
От себя мне остается только добавить, что любителей детективов «Высокие преступления» вряд ли разочаруют. Сделанный в лучших традициях жанра (на память приходят «Музыкальная шкатулка», «Море любви» и лучшие экранизации романов Джона Гришэма), фильм захватывает с первых минут и не отпускает уже до самой развязки. Особо следует отметить замечательную игру Эшли Джадд и Моргана Фримена, в очередной раз доказавших, что они по праву входят в число ведущих американских актеров.
Впрочем, детективной линией фильм не ограничивается. Как было совершенно справедливо отмечено выше, в конечном итоге он о любви, о доверии и о предательстве, то есть не о высоких преступлениях, а о самых что ни на есть низких.