Нефтяной бум в Северной Дакоте

Америка
№1 (820)

 

Спросите первого встречного, где в Соединенных Штатах добывают нефть, и скорее всего услышите «стандартный набор» - Мексиканский залив, Калифорния, Техас, Аляска. Кто-то еще назовет Нью-Мексико и Оклахому, но таких будет намного меньше. И уж совсем сомнительно, что кто-нибудь вспомнит о Северной Дакоте. 

А между тем именно там, на Земле обетованной (Peace Garden State), как называют еще этот штат на севере центральной части страны, находится большая часть наиболее перспективного месторождения жидких углеводородов с самыми крупными в стране запасами в 11 миллиардов баррелей. Этот последний прогноз был сделан федеральной Геологической службой с учетом новейших технологий бурения и добычи и в 50 (!) раз превысил аналогичный прогноз пятнадцатилетней давности по этому региону.

...Стэнли - маленький городок в графстве Маунтрэйл, население которого еще не так давно в основном состояло из фермеров и владельцев ранчо. Фред Эванс, проживший здесь всю жизнь, так же как половина жителей штата, выращивал пшеницу, овес, кукурузу и занимался скотоводством. И отличался от них только тем, что практически сразу поверил в появившиеся в Северной Дакоте буровые вышки. 

Нефть здесь еще только искали, а он уже уверял всех, что эти места когда-нибудь станут родиной грандиозного топливного бума. Когда же из первых скважин потекло черное золото, стал предлагать соседям продать ему или передать в аренду перспективные земельные участки. Причем часто обращался к людям, когда те находились в нужде. Многие из них вспоминали потом его уговоры, во время которых он, по их словам, использовал в своих интересах их невежество или жизненные неудачи. Рассказывали даже, как его сестры оспаривали потом в суде семейные права на купленные им земли. 
Сейчас многие земляки считают Эванса не только самым богатым человеком, но и самым большим жуликом в графстве. Не задумываясь о том, что широкополая ковбойская шляпа этого 73-летнего человека укрывает голову настоящего бизнесмена. А пока что он с ликованием смотрит на грохочущие на его участках насосные установки, воспринимая  их шум как музыку.  «Я  был уверен, - говорит он, – что меня ждет успех».

Вскоре заурядный, ничем не примечательный Маунтрэйл превратился в процветающий оазис в охватившей страну нефтяной игре. Никакое другое графство в Северной Дакоте не может похвастаться таким быстрым ростом количества семей, зарабатывающих более ста тысяч долларов в год. Согласно данным последней переписи населения, только за прошедшее десятилетие их число в Маунтрэйле подскочило с 6 до 21 процента. 

Однако так же, как нефть под землей, прибыли от ее добычи распределяются неравномерно. В то время как некоторым жителям Стэнли почта ежемесячно доставляет чеки на десятки тысяч долларов за сдачу в аренду нефтеносных участков, многие из их соседей не имеют почти ничего. В том числе и от скважин, пробуренных на проданной ими за бесценок земле. 
Поскольку земля и права на ее использование, независимо от того, что находится в ее недрах, могут продаваться в Северной Дакоте отдельно, только каждый пятый чек с платой за аренду идет владельцу земли, на которой добывается нефть. Покупая свои дома, некоторые местные жители не приобретали права на недра или вскоре продавали их, часто за незначительную часть реальной стоимости.

«Есть только две причины, по которым люди так поступали, - рассказывает Роджер Симбелак, известный брокер по операциям с недвижимостью в Уиллистоне, главном городе соседнего графства. – Одна заключается в том, что они не знали истинной стоимости; и вторая - люди были в безвыходном положении». 

Некоторые использовали права на разработку недр вместо наличных денег, чтобы расчитаться с долгами в трудное время. Они продавали несколько акров банкам, чтобы выплатить рассрочку за дом. Другие продавали их более опытным бизнесменам, что объясняет, почему значительная часть чеков за аренду нефтеносной земли в Северной Дакоте каждый месяц направляется в Техас. 



И все же, несмотря на то, что многие из этих денег уходят из штата, больше половины их остается в Северной Дакоте. Это привело к тому, что число жителей штата, зарабатывающих более  миллиона долларов в год, удвоилось. И процесс обогащения скорее всего продолжится, полагает Линн  Хелмс, директор Управления минеральных ресурсов штата, напоминая, что за три десятилетия  эксплуатация средней скважины дает держателям акций около 10 миллионов долларов. 

Понятно, что далеко не все в Маунтрэйле могут стать миллионерами. Однако, средний доход в графстве тоже повысился. За последнее десятилетие он вырос более чем на 50 процентов, а депозиты в одном из местных банков в Стэнли увеличились более чем в три раза.
 
Фермер на пенсии и владелец ранчо Лени Диббл получает за аренду его земли по 80 тысяч долларов каждый месяц. И при этом живет в простом трейлере, объясняя такую неприхотливость тем, что помогает своим взрослым детям. Сам же довольствуется социальным обеспечением, которого ему, по его словам, вполне хватает. Единственное, чем недоволен старик, это тем, что нефтяные деньги нарушили спокойствие прежней жизни, наводнив городок и окрестности «суетливыми незнакомцами».

Стэн Райт, который продавал в Стэнли сельскохозяйственное оборудование, вспоминает, как разозлил жену, позволив двум фермерам расплатиться с ним нефтеносными акрами. «Полезные ископаемые в те дни ничего не стоили», - говорит он.
В последнее время люди поумнели и отказываются продавать, хотя предложения продолжают поступать. Для тех же землевладельцев, которым права на их недра уже не принадлежат, компенсация за отошедшие под нефтяные скважины участки составила лишь несколько тысяч долларов. И теперь они могут только смотреть, как кто-то выкачивает из их земли по-настоящему большие деньги.

Хотя многие удачливые жители Маунтрэйла, так же как бывший фермер Диббл, стараются не афишировать источник своего неожиданного богатства, все знают, что почти всегда это плата за аренду нефтеносных участков. Это подтверждает не только исследование Университета Северной Дакоты, показывающее, что арендная плата плюс деньги, полученные при подписании контрактов, составляют в штате солидную сумму в миллиард долларов, но также многие, пусть и не так бросающиеся в глаза, но тем не менее, весьма заметные признаки.

«Нередко я вижу людей, у которых никогда в жизни не было собственных колес, за рулем новой машины, - говорит местный адвокат Уэйд Энджет, который считает, что приблизительно половина жителей города получает нефтяные деньги. - Люди, которые раньше никогда не брали на работе отгул или внеочередной выходной, позволяют себе отправиться куда-то на острова отдыхать».

Об улучшении экономического положения в графстве свидетельствуют и другие приметы. Скажем, такая как рост населения. По переписи 2010-го года оно составляло около восьми тысяч человек, а в настоящее время местные власти считают, что оно увеличилось еще на несколько тысяч. Впрочем, это понятно: после того как в связи с нефтяным бумом уровень безработицы упал здесь до 1,3 процента, взрослые сыновья и дочери горожан перестали искать работу на стороне.

Да и зачем ехать куда-то, если запасы нефти здесь периодически пересматриваются в сторону увеличения и ожидается, что ее добыча в прериях Северной Дакоты уже лет через пять превысит объемы, добываемые на Аляске. Уже сейчас в штате выкачивают из недр по 400 тысяч баррелей каждый день, а к 2020-му году обещают увеличить эту цифру в пять раз. А это означает, что работы здесь еще долго  будет хоть отбавляй. 

Как говорит американский историк нефти (оказывается, есть и такие специалисты), «со временем ситуация может вернуться к положению, существовавшему перед Второй мировой войной, когда Соединенные Штаты с соседями по полушарию являлись главными в мире производителями нефти». 

Видимо, это не просто слова, в противном случае опытные по этой части норвежцы не стали бы тратить почти пять миллиардов долларов на покупку американской компании Brigham Exploration, занимающейся нефтедобычей в Северной Дакоте и соседней Монтане. По словам президента компании-покупателя, это позволит ей стать ведущим игроком в нефтяной отрасли на Североамериканском континенте.

Хорошо это или плохо? Чтобы ответить на этот вопрос, следует знать, что норвежская  Statoil уже зарекомендовала себя в 11 странах мира как одна из надежных и крупнейших по доходам и объему добычи компания в Европе. Если же ей удастся обеспечить населению Северной Дакоты и Монтаны более высокие доходы (напомним, что во многом благодаря нефти Норвегия уже не первый год возглавляет список стран с очень высоким качеством жизни), вряд ли кто-нибудь будет возражать.

Северная Дакота: нефтяная скважина на фермерском поле.

Комментарии (Всего: 1)

Тогда почему у нас бензин больше 3 долл за галлон?

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *