САНТА САБА. Новогодняя быль

Литературная гостиная
№1 (820)

 

Проводив последнего посетителя до приемной, Майя остановилась возле стола Симы.
- Я тебе послала список документов, необходимых для завтрашнего приема. Постарайся подготовить сегодня же.

В лукавых раскосых глазах на мгновение вспыхнул испуг и тут же погас в бездонной темноте черных зрачков. Из шести девчонок - секретарш их большой аудиторской конторы, Майя предпочитала работать с Симой. Бойкая на язычок и на работу, она делала ошибок не меньше других, но как красиво из них выходила! Вот и сейчас плутовка явно даже не открывала почту, но виду не подала.

- Не волнуйся, - улыбнулась она, сверкнув рядом мелких, но ровных зубов меж малиновых губ.

Она зашла через четверть часа с ворохом бумаг. Майя как раз заканчивала писать отчет генеральному.
- Майя, а вы Новый год где справляете? - они почему-то всегда переходили на “великий и могучий”, когда речь шла не о работе. Несмотря на то, что Сима приехала в Израиль из Ташкента годовалым несмышленышем, по-русски болтала довольно легко и складно.
- Да какой Новый год? - отмахнулась Майя, - закрывая рабочую электронную почту и открывая личную. - На улице теплынь. Солнце днем так напекает, что легкий жакет сам с плеч сползает. Хоть бы дождь пошел для приличия. Да и настроение не то.
- Ай, ерунда это, - Сима тряхнула кудряшками. - Новый год он и в Африке Новый год и в Антарктиде. Все от человека зависит.

Хотите вместе в наш клуб? У нас здорово! И елка будет и даже дед Мороз, но без Снегурочки. Ивритяне не догоняют, для чего старику Санте блондинка с косой.
- Вот вы, молодежь, и скачите по клубам! А я уже стародежь. И первого мне, в отличие от тебя, в восемь надо в конторе быть. Все, иди, работай.

Последняя фраза прозвучала слишком резко. Майя мягко улыбнулась, пытаясь смягчить повисшую неловкость. Она, конечно, аудитор, а девочка всего лишь секретарша, но их связывали неформальные дружеские отношения.

“Какой там Новый год? - повторила она про себя, стараясь найти оправдание дурного настроения - в этом году Ронен даже ресторан не заказал. У него деловая поездка, видите ли. Какая командировка, если вся Европа на каникулах? Может, разлюбил? Она вспомнила ночь перед его отъездом и невольно улыбнулась. Да нет, не похоже. Через три года совместной жизни провести новый год раздельно... И к маме не пойду. Заедать шампанское салатом “оливье” и селедкой под шубой; смотреть “Огонек” и слушать бабушкины вздохи, что в мои годы у нее уже было двое детей; стараться не замечать слез в маминых глазах и улыбаться на доставшие печенок папины тосты о следующем новогоднем застолье рядом с супругом. Не пойду! Сошлюсь на загруженность на работе.

А это что за послание? Она с удивление взглянула на отправителя: Санта Саба (саба на иврите - дед). Что за помесь бульдога с носорогом? Обычно осторожная с незнакомыми адресами, Майя открыла сообщение.
“В этом году Дев, рожденных в год Обезьяны, ожидают сюрпризы!”
Сам дурак! Щелчок мышки стер эту гадость в долю секунды.
 
* * *
Бирюзовая “мицубиши” присоединилась к веренице машин, стоящих в затяжной пробке при выезде на скоростное шоссе Аялон. Большинство горячих израильских автолюбителей в бессилии сигналили, выпуская пар, но находились такие, кто болтал с товарищами по несчастью через открытое окно, а иные, не теряя времени, пытались познакомиться с девушками за рулем.

Эффектная шатенка, строго поджав губы, напряженно смотрела на дорогу, холодом серых глаз замораживая вольные мысли и легкомысленные шутки, так и не вырвавшиеся у любителей дорожных знакомств.

Череда разноцветных машин, подсвеченных светом фар, словно гигантская гирлянда спускалась вниз и уходила вдаль. Майя думала о своем. Новый год. Как она любила его в детстве, даже писала Дедушке Морозу.
А если? Шальная мысль легкой искрой зажгла неожиданный костер фантазии...
 
* * *
Тридцатого неожиданно позвонила Ривка, сестра Ронена.
- Майя, мотек, сделай доброе дело. Завтра родители улетают в Париж. Я должна была их проводить и посадить на самолет, но слегла с воспалением легких.
- Честно говоря, у меня на завтра запланированы кое-какие дела. А во сколько самолет?
- Где-то в семь вечера. Ты же не работаешь в субботу. Сможешь? Или справляешь Новый год?
- Новый год я справляю с Бонни и Шуки - моими попугаями. Ладно, говори номер рейса.
 
* * *
Бирюзовая машина подъехала к небольшому дому в городке Ор-Иегуда.
- Вроде все прошло нормально, - Майя повернулась к Симе.
- Класс! - девушка вскинула длинные смуглые руки. - Как радовались малыши из многодетной семьи, когда мы подарили им билеты в Луна-парк. А тот мальчик с велосипедом? Ты здорово придумала подписаться “Санта Саба”.
- Я потом расскажу Ронену о стариках из хостеля, которым мы поставили компьютер со скайпом. Надо будет периодически проверять комп. Кстати, возьми-ка твой подарок, - она повернулась назад и взяла с сиденья кейс с лэптопом.
- Я не возьму, что вы.
- Перестань. Ты ведь знаешь, Ронен на работе получает каждые два года новый. Теперь не будешь жаловаться, что приходится делить компьютер с младшими братьями. А теперь беги. У тебя сегодня еще вечеринка в клубе, да и мне пора.
“Что это старички так легко оделись?” - удивилась про себя Майя, выкатывая красный новенький чемодан.
- Жанет, вы случайно не забыли, что в Париже погода совсем другая?
- Не волнуйся, детка, - мама Ронена говорила на иврите с французским прононсом, - теплые куртки я положила в ручную кладь.

“Вот смысл был приезжать на час раньше, чтобы выпить кофе в аэропорту? Ох уж эти французские евреи! Мои бы наоборот - чаю бы дома напились, а в аэропорту рыскали бы по магазинам “Дьюти фри”, благо у нас в НатБаГе (аэропорт Бен-Гурион) их больше чем в других столицах.

Невысокий смуглый мужчина в синем костюме Санта Клауса с наклеенной длинной до пояса бородой, скорее как у русского деда Мороза, подошел к ней и сказал, гнусавя:
- Госпожа Майя, вам подарок.
Она машинально протянула руку, соображая, почему он кажется ей знакомым.
- Ами! - вскрикнула она, срывая шапку Санты. 
Ежик коротких черных кудрей дополнил узнанный ею голос лучшего друга Ронена.
- Ай-я-яй! Кто же так поступает с “Санта Сабой?” - из-за соседнего столика поднялся во весь свой рост Ронен, - ты бы хоть подарок открыла.

Бантики голубой ленточки вспорхнули бабочкой и разлетелись. На синем бархате искрилось бриллиантом золотое кольцо. Он взял его, и оно потерялось в огромной ладони. Другой рукой он взял ее ладошку и произнес слова, которые она уже не надеялась услышать:

“Я люблю тебя, будь моей женой!”
Взрыв аплодисментов заставил сердце колотиться и вогнал в краску.
- А теперь бежим, - Ронен потянул ее за собой, - через полчаса самолет на Париж.
- Ты сошел с ума? А документы?

Он молча вынул из кармана куртки ее загранпаспорт.
- Как же быть с одеждой? У меня же нет ничего с собой!

Жанет, улыбаясь, показала на красный чемодан.
- Это твои вещи, милая.
- Я все собрал сам, - Ронен гордо поднял голову, но тут же чуточку сник под ее насмешливым взглядом, - если что и забыл, купим. Все-таки в Париж едем, а не на необитаемый остров. Кстати я не понял, где ты сегодня весь день болталась?
- Так просто, - она пожала плечами.

Вдруг из-за колонны показалась сияющая Ривка.
- А это от нас, - она накинула на плечи будущей невестки легкую серую шубку.
- Ты же болеешь? - засмеялась Майя.
- Пусть мои враги болеют!
- Подождите, - вдруг опомнилась она, всплеснув руками, - мне же завтра на работу! Наш генеральный - человек верующий, и слышать не хочет о Новом годе! 
- Не волнуйся, дорогая. Старик с добрыми пожеланиями отпустил нас на неделю отметить обручение в праздничном

Париже и просил не затягивать со свадьбой. Все, отдай ключи от машины Ривке, чтобы она отогнала ее к нам.
Он потянул за ручку красный чемодан.

- Скажи, кто мне сообщение по-русски написал?
- От Санты Сабы? Я сам! Ну, Алекс чуточку помог. Ты так и не объяснила, куда ездила с этой бухарской девочкой?
Они подошли к стойке и протянули документы.
- Просто мне было грустно в канун Нового года и захотелось своими руками создать праздник другим. Веришь, это оказалось совсем нетрудно. Надо было только понять: борода и шапка - это всего лишь антураж, а Санта Клаусом, прости, Санта Сабой, может стать каждый, нужно только желание принести радость и исполнить чью-то мечту.

Мирьям ХЕЙЛИ