Негромкий смех сквозь будущие слезы

Земля обетованная
№29 (482)

Рассказывают, что один остроумный писатель, посмеиваясь над цитатой из Горького: «Для детей надо писать так же, как для взрослых, только еще лучше», спросил: «А для взрослых надо писать, как для детей, только еще хуже?» По такой же схеме можно переиначить и известную идиому: «Нападение - лучшая форма защиты». Получится: «Защита - худшая форма нападения». Это я к тому, что, бросив иронический взгляд на идущее в Израиле пропагандистское соревнование сторонников и противников плана одностороннего отделения от палестинцев и эвакуации еврейских поселений Гуш-Катифа и Газы, так и хочется сделать заключение: «Оба хуже».
«Оранжевый протест» правых вызвал в Израиле ответную реакцию левых. В противовес украшению машин и столбов оранжевыми лентами и лоскутами на перекрестках появились ребята, раздающие (а то и без спросу привязывающие к антеннам автомобилей) полоски голубой ткани. Выбор цвета ясен - один из гаммы цветов израильского флага. Игнорирование второго - белого - тоже понятно: во-первых, он блеклый и маркий, во-вторых, две ленты привязывать слишком долго - машина может тронуться. Но ничего более неудачного контрпропагандисты, наверное, выдумать не могли. На ивритском сленге «сэрет кахоль» (голубая лента) означает нечто иное, как... порнофильм с участием представителей сексуальных меньшинств.
Особенно неуместно это выглядело, когда сторонники плана размежевания решили усовершенствовать еврейскую традицию просовывать записки с заветными желаниями в щели между камнями Стены плача. От каждой свернутой бумажки потянулся хвост голубого цвета. «Котель» - так израильтяне называют уцелевшую стену Храма - получил свою порцию «сэрет кахоль»...
К курьезам, сопровождающим противостояние сторонников и противников ликвидации изолированных еврейских поселений в рамках программы размежевания, я еще вернусь. А сейчас чуть-чуть об оранжевом цвете в современной политике.
Почему-то считается, что эту окраску израильские ультраправые заимствовали у недавней украинской революции. Мол, насмотрелись репортажей с Майдана Незалежности и подхватили эстафету. Это и так, и не совсем так.
Первым в Израиле «запал» на этот цвет «Гистадрут» - Всеизраильское объединение профсоюзов. Родившаяся в его недрах партия «Ам эхад» (“Единый народ”) еще три с лишним года назад избрала оранжевый своим «фирменным» цветом. Окраска кожуры спелого мандарина или, если быть ближе к целям и задачам политического движения профсоюзов, одного из цветов расплавленного металла или низвергающейся лавы, присутствовала у «Ам эхад» накануне прошлых выборов. Все флаги и транспаранты, футболки и кепки, плакаты и наклейки полыхали оранжевым. Иногда на митингах сторонников этой партии казалось, что ты попал на сходку путейцев-ремонтников или на склад пляжных буйков. Правда, сам председатель «Ам эхад», он же пока глава «Гистадрут ха-хадаша», Амир Перец оставался в неизменной голубой сорочке, которая очень шла его смуглому, усатому лицу. Кто же тогда знал, за что будут соревноваться эти цвета?
Впрочем, Амир Перец еще ни разу не претендовал на право «оранжевого первородства» и не обвинял поселенческих пропагандистов в плагиате. Да ведь и судьба его партии оказалась короткой: «Ам эхад» влилась в партию «Авода» и фактически прекратила свое самостоятельное существование.
И хотя верно, что поселенческих «пиарщиков», среди которых есть и выходцы из Украины, немало вдохновили киевские события, до сих пор, насколько известно, авторских претензий им не предъявляли ни господин Ющенко, ни госпожа Тимошенко. То есть оранжевым цветом правый лагерь израильской политики может пользоваться, как ему вздумается.
И он пользуется. Временно оставляя авторам серьезных аналитических статей политический аспект борьбы противников плана Ариэля Шарона с его сторонниками, расскажу о таком, что даже на фоне драматических событий не может не вызвать улыбку.
Парламентский помощник депутата Кнессета Наоми Блюменталь Давид Хармелин подал иск в иерусалимский суд по трудовым конфликтам в связи с тем, что ему был запрещен вход в здание парламента. Причиной запрета стала оранжевая ленточка, которой Хармелин украсил свою прическу. В поданном заявлении помощник депутата утверждает, что этот инцидент идет вразрез с правами человека и свободой слова. Он подчеркнул, что таким образом выражает политический протест, который, однако, не является призывом к насилию.
Все бы ничего, если бы не два обстоятельства.
Первое: незадолго до этого помощник депутата выкрасил свои волосы в ярко-оранжевый цвет и в таком виде пришел на работу в Кнессет. Ему было сделано строгое замечание и предложено немедленно покинуть здание парламента. Краска, видимо, была легко смываемой, и на следующий день он вернул волосам натуральный цвет. Однако вскоре явился на службу с ленточкой все того же оранжевого цвета на голове. Что и переполнило чашу терпения охраны, проинструктированной пресекать подобный эпатаж.
И второе: заявление Хармелина было подано не куда-нибудь, а в суд по трудовым конфликтам. То есть истец намерен бороться не за «права человека и свободу слова» в общем, а за свою неплохо оплачиваемую должность в частности...
...У депутата Кнессета Михаила Горловского импозантная седина, и красить волосы он не стал. Он лишь надел на голову ярко-оранжевую бейсболку. А так как произошло это прямо на заседании израильского парламента, председательствовавший спикер Реувен Ривлин призвал депутата к порядку. На что Горловский никак не отреагировал. Тогда пришлось вызвать охранников, которые с большим трудом подняли этого крепкого телосложения мужчину (когда-то Михаил сам служил помощником-телохранителем у депутата Авигдора Либермана) с места. Вывести себя из себя и из зала Горловский не позволил и сам покинул помещение. Впрочем, в выборе нарядов для участия в заседании Кнессета «русский» депутат «Ликуда» был не слишком оригинален: незадолго до этого в оранжевую футболку облачился представитель партии МАФДАЛ Гила Финкельштейн.
Да что там ленты, майки и головные уборы! Вообще без одежд какого бы то ни было цвета выражал свой протест житель израильского городка Бейтар-Илит Барри Мальци. Он просто уселся на траве перед зданием Кнессета в чем мать родила. На вопросы охраны, обнаружившей его там, Барри заявил, что это - не стриптиз и не эксгибиционизм, а акция протеста против эвакуации Гуш-Катифа.
Это произошло на исходе субботы, а в понедельник Мальци предстал перед судом за нарушение порядка и вызов общественной нравственности. Судья вынес решение освободить «голыша» из-под стражи, однако запретил ему появляться на площади возле Кнессета в течение ближайшего месяца, а также велел внести залог в размере пяти тысяч шекелей (около тысячи долларов).
Ну так в Израиле это же не единственная площадь - можно выбирать. В одну из июльских ночей в оранжевый цвет окрасился фонтан на площади Рабина в Тель-Авиве. Неизвестные принесли туда баллон с краской и вылили ее в чашу циркуляции воды. А утром прохожие увидели, как фонтан, расположенный на том месте, где от руки правого экстремиста погиб премьер-министр Ицхак Рабин, бьет оранжевыми струями.
Другим утром жители самого богатого района Тель-Авива - Рамат-Авива, граждане в основном леволиберальной политической ориентации, увидели, что все бордюры с запрещающей стоянку красно-белой разметкой, стали оранжево-белыми. А под «дворниками» своих машин и в почтовых ящиках они нашли пояснения следующего содержания: “Мы верим, что как ярые сторонники плана размежевания и как настоящие гуманисты Вы будете рады принять в своем доме сограждан, выселенных из Гуш-Катифа и Северной Самарии. Чтобы подготовить Вас к этому, мы отметили им места для парковки машин”.
Кроме достаточно безобидных выходок, вроде того же фонтана или перекрашенных «поребриков», проводятся акции и весьма зловещего толка.
Студенты, члены группы «Оранжевая ячейка», развешали на 50 мостах основных транспортных развязок страны 100 картонных муляжей, изображавших повесившегося человека. «Речь идет о кукле, символизирующей самоубийство демократии, безопасности и сионизма, - пояснил корреспондентам один из организаторов акции. - Мы хотим показать, к чему приведет план размежевания израильское общество».
От самоубийства игрушечного до настоящего - один шаг. Правые «оракулы» предрекают целую серию суицидов среди жителей ликвидируемых еврейских поселений. Правда, сами поселенцы (а не их добровольные защитники) пока таких намерений не высказывали. Если не считать 19-летнего Лиора Кохави, бросившегося под колеса автомобильного конвоя премьер-министра Израиля, двигавшегося по бульвару Герцля в Иерусалиме. Так ведь и тот оказался не поселенцем, а жителем благополучной Петах-Тиквы.
Инцидент завершился без «потерь среди личного состава и техники». Опытный водитель вовремя затормозил, и Лиор под колеса не угодил, а лишь немного ушибся при падении. Что не помешало ему тут же пуститься наутек. Однако телохранители Шарона и полицейские догнали парня и препроводили в участок, где он провел вечер и ночь, объясняя своей поступок.
Я намеренно упустил те акции «оранжевых», которые могли наделать больших бед. Не упомянул разлитое масло и загнутые гвозди-«сотки», разбросанные по самой оживленной трассе Иерусалим - Тель-Авив. Не привел подробности акции «Остановиться, чтобы подумать», которая едва не парализовала транспортные артерии страны и не привела к многокилометровым пробкам. Не акцентировал внимание на многочисленных травмах, полученных солдатами погранохраны и полицейскими, занимавшимися усмирением мятежных постояльцев гостиницы «Масоф ха-ям» и самовольных захватчиков пустого арабского дома в Газе.
Пересказав истории довольно-таки забавные, я не могу избавиться от мысли, какие еще трагические эпизоды ожидают Израиль. Масло и металлические шипы на дорогах могут привести к автомобильным авариям с человеческими жертвами. Застрявшая в «оранжевом» заторе «неотложка» рискует не довезти до клиники больного, раненого, роженицу. Активная пропаганда самоубийств способна, не дай бог, возбудить каких-нибудь экзальтированных мальчиков и девочек. Крики о гражданской войне могут отозваться эхом выстрелов. Только этого еврейской стране не хватало...
А может, и вправду пришло время остановиться и задуматься?